Святая грешница: интервью со звездой сериала «Это грех» Лидией Уэст | Кино | Time Out
Кино

Святая грешница: интервью со звездой сериала «Это грех» Лидией Уэст

Михаэль Агафонов 19 февраля 2021
11 мин
Святая грешница: интервью со звездой сериала «Это грех» Лидией Уэст
Фото: пресс-служба «Амедиатеки»
Британское шоу «Это грех» (It’s a Sin) заслуженно стало одним из самых обсуждаемых сериалов 2021-го. В эксклюзивном интервью московской редакции Time Out Лидия Уэст, исполнительница одной из главных ролей, рассказала о том, как сериал подготовил ее к пандемии, и объяснила, почему точно не будет петь дуэтом с Селин Дион.

Очередной проект прославленного шоураннера Рассела Т. Дэвиса («Близкие друзья», «Годы и годы»), в России доступный на «Амедиатеке», сначала перемещает зрителей в красочный Лондон образца 1981-го, а затем начинает планомерно разбивать их сердца. В центре повествования – харизматичные обитатели «Розового дворца» (так молодежь прозвала свою квартиру). Они ищут себя, влюбляются, танцуют до рассвета и движутся навстречу своим мечтам, не подозревая, что разгоревшаяся в США эпидемия ВИЧ уже перебралась через океан.

Актрисе Лидии Уэст, которую мы видели в прошлогоднем «Дракуле», досталась особенно важная роль Джилл – негласного матриарха и голоса разума для своих отчаянных друзей. Она одной из первых понимает, что новый вирус – не мистификация, а реальная угроза.

Джилл, списанная с подруги создателя сериала и множества безымянных героинь того времени, ожидаемо становится сердцем и душой шоу.


Во-первых, «Ла!».

Ла!

Я так понимаю, что это «Ла» к вам уже намертво приклеилось?

Да, мы частенько так общаемся с другими актерами. Но у нас есть еще много понятных только нам фраз. Мы с парнями настолько сблизились, что успели придумать тонну таких личных шуток. Теперь кажется, что у нас вообще особый язык. Даже я уже не всегда понимаю, что мы несем. В общем, одним «Ла» дело не ограничилось.

Я посмотрел все пять эпизодов сериала вчера ночью. В какой-то момент даже голова разболелась от того, сколько я плакал. Кажется, «Это грех» все-таки не стоит «марафонить», да? Как вы советуете смотреть шоу?

Я посмотрел все пять эпизодов сериала вчера ночью.

В какой-то момент даже голова разболелась от того, сколько я плакал. Кажется, «Это грех» все-таки не стоит «марафонить», да? Как вы советуете смотреть шоу?

Ой, да, смотреть нас залпом – идея не очень хорошая. В Англии выходит одна серия в неделю — мои родители так и смотрят. Думаю, это самый оптимальный вариант. У зрителя остается достаточно времени, чтобы все обдумать, переварить и сохранить нервы в порядке. Или «проглотить» сначала первую и вторую серии, а потом третью и четвертую. Но пятую серию точно стоит смотреть отдельно.

Фото: пресс-служба «Амедиатеки»

К слову о родителях. В сериале вашу мать играет Джилл Налдер – прототип вашего персонажа и давняя подруга создателя шоу, Расселла Т. Дэвиса. Она наверняка помогала с подготовкой к роли? И что еще вы изучали, чтобы подготовиться как интеллектуально, так и эмоционально?

Действие сериала охватывает целое десятилетие. И в самом начале моя героиня практически ничего не знает о ВИЧ. Получать информацию тогда, в начале восьмидесятых, было очень сложно. А в наше время, наоборот, информации слишком много. Поэтому я больше всего боялась, что буду слишком много знать. Ведь моя героиня двигалась словно в темноте. Чтобы помогать друзьям, ей приходилось сражаться не только с самой эпидемией, но и со слухами, предрассудками и катастрофической нехваткой достоверной информации. У людей не было интернета, где все можно было бы легко нагуглить. И в журналах об этом не рассказывали. А если что-то и сообщали по ТВ, то тут же подвергали стигматизации: «Гей-чума!», «Невежество вас погубит!» и прочие вредоносные сообщения звучали повсюду.

Поэтому я изучала все порционно. Читала много материалов портала HIV.gov: там прекрасно рассказана хронология эпидемии и того, как человечество постепенно научилось грамотно противостоять ВИЧ.

Потом я посмотрела, кажется, все драмы и передачи на тему. И вдруг осознала, что еще никто не показывал эпидемию с точки зрения британцев: все фильмы были американскими. В этом особая ценность нашего сериала.

Фото: пресс-служба «Амедиатеки»

«Чтобы помогать друзьям, моей героине приходилось сражаться не только с самой эпидемией, но и со слухами, предрассудками и катастрофической нехваткой достоверной информации».

«Чтобы помогать друзьям, моей героине приходилось сражаться не только с самой эпидемией, но и со слухами, предрассудками и катастрофической нехваткой достоверной информации».

Фото: пресс-служба «Амедиатеки»

Разумеется, общение с реальной Джилл было особенно важно. Она с друзьями-геями действительно называла свою квартиру «Розовый дворец», она правда работала в театре на Вест-Энде, а в свободное время участвовала в маршах, благотворительных акциях и многом другом. Джилл – бесконечный источник вдохновения и знаний. Особенно хорошо, что она рассказывала не только об ужасах, но и о радостях того времени: они с друзьями еще как умели повеселиться! Музыка, яркие краски, любовь – восьмидесятые были временем полной свободы. И Джилл помогла мне все это понять. В то же время мне не нужно было во всем опираться на ее образ: мой персонаж – не она.

В сериале под названием «Это грех» обязательно должна быть святая. И это – как раз ваша Джилл. Вы ощущали ответственность во время съемок? Чему вы сами у нее научились?

Рассказывать любую историю о важном историческом периоде – большая ответственность. Поэтому я подошла к своей роли с большим уважением, сочувствием и заботой. В то же время я не загружала себя излишним анализом моей актерской игры. Мне было важнее попытаться прочувствовать то, что испытывала бы сама Джилл. В первую очередь разделить ее безграничную любовь к этим парням.

И поэтому мы все быстро сдружились в реальной жизни: не только с актерами, но и со всей командой. Все понимали, что мы – часть чего-то особенного. И ответственнее всего мы подошли к воссозданию духа восьмидесятых.

Съемки сериала завершились буквально накануне пандемии. И COVID-19 неожиданно добавил вашему шоу новых смыслов и ассоциаций. Лично вы почувствовали, что полученный на площадке опыт лучше подготовил вас к 2020-му? Все-таки в «Это грех» есть целая сцена про резиновые перчатки…

Да, все это было очень чудно́. Мы закончили в январе 2020-го, и тут же началась массовая истерия по поводу коронавируса. То Дональд Трамп призывал пить отбеливатель, то люди спорили о том, что вирус распыляют в воздухе. Слушая все это, я поняла: именно так ощущали себя ребята восьмидесятых, жившие в страхе и неведении. Ситуация, когда даже власти не могут сформулировать официальную позицию, очень пугает. Поэтому между восьмидесятыми и 2020-м определенно есть много общего.

Но есть и существенные различия. Например, люди быстро поняли, что коронавирус опасен для всех, заразиться может любой. А ВИЧ в то время называли исключительно «гей-болезнью», потому что это очень хорошо вписывалось в общий гомофобный нарратив. Действительно, в первую очередь страдали маргинализованные меньшинства. Поэтому и реакция общества, и способы лечения были совершенно другими. Тогда мир намного медленнее реагировал на эпидемию. Конечно, это замечательно, что вакцину от коронавируса стали разрабатывать столь стремительно.

Но так же трагично, что в восьмидесятых приняли другое решение: «Разберемся с этим ВИЧ как-нибудь попозже». Люди годами умирали, не получая ни лекарства, ни необходимые сведения.

Фото: пресс-служба «Амедиатеки»

«…быстро стало понятно, что коронавирус опасен для всех: заразиться может любой. А ВИЧ в то время называли исключительно “гей-болезнью”, потому что это очень хорошо вписывалось в общий гомофобный нарратив».

«…быстро стало понятно, что коронавирус опасен для всех: заразиться может любой. А ВИЧ в то время называли исключительно “гей-болезнью”, потому что это очень хорошо вписывалось в общий гомофобный нарратив».

Фото: пресс-служба «Амедиатеки»

Вы вообще часто оказываетесь лицом к лицу с разными чудовищами. В прошлом году играли в «Дракуле», а теперь ваш враг – эпидемия. Экранные монстры – часто олицетворения совершенно реальных страхов. Чего боитесь лично вы?

Конечно, меня безумно пугает нынешняя пандемия. Вирусы вообще очень страшная штука. Получается, что теперь много людей пережили уже две эпидемии на своем веку: ВИЧ и коронавирус.

И меня поражает, как человек адаптируется к ситуации, сражается с обстоятельствами и становится сильнее. Мы продолжаем жить, любить и работать. Посмотрите на нас: я даю вам интервью через Zoom. А еще год назад мы бы о таком даже не подумали, потому что могли бы находиться в одной комнате. Это – новая норма.

То, как быстро мы адаптируемся, показывает, как стремительно мы на самом деле можем менять себя и свои убеждения. Поэтому сравнение с Дракулой довольно точное. Ему необязательно выбирать жертв: он может «выпить» любого, у кого есть кровь. Так же и вирусы не славятся фаворитизмом. Они просто бьют по тому, кто оказывается рядом.

Я слышал, что на съемках «Это грех» вы постоянно устраивали вечеринки в стиле восьмидесятых. Вам было мало экранных гулянок?

Да. Я каждое утро собирала ребят в своем трейлере. Мы ставили любимые песни из восьмидесятых, открывали Инстаграм и все снимали. Кто-то танцевал вог, кто-то дефилировал, кто-то джайвил или просто отплясывал, как мог. Это был отличный способ начать день на позитиве, потому что впереди нас ждали очень непростые съемки. Да и всегда полезно вспомнить, сколько красоты нам подарили восьмидесятые: музыка, мода, стиль, вкус. Это десятилетие так много изменило! Отрываясь на полную катушку, мы лучше понимали наших героев. Эти ребята тусили на лучших вечеринках в истории, а в спину им дышал один из самых страшных вирусов всех времен.

Какая у вас самая любимая песня восьмидесятых? Что-то из Pet Shop Boys, чья песня It’s a Sin подарила название сериалу?

Очень люблю Pet Shop Boys, но самая любимая песня той эпохи – All This Love Гвен МакКрей. Она вышла в 1979-м, но для меня это – чистые восьмидесятые.

В восьмидесятых вы уже побывали. Куда бы хотели отправиться дальше?

Надо подумать… В прошлом проекте Рассела Т. Дэвиса, «Годы и годы» (2019), мы начали в 2021-м и двигались вперед. А «Дракула» – эдакая антиутопичная версия настоящего. Теперь бы я с удовольствием «слетала» в шестидесятые. В первую очередь из-за моды и роскошных причесок. В настоящем я бы тоже задержалась и сыграла бы кого-то, кто еще жив. Например, Меган Маркл в двенадцатом сезоне «Короны». Просто отправляю запрос во вселенную.

Фото: пресс-служба «Амедиатеки»

«Это десятилетие так много изменило! Отрываясь на полную катушку, мы лучше понимали наших героев. Эти ребята тусили на лучших вечеринках в истории, а в спину им дышал один из самых страшных вирусов всех времен».

«Это десятилетие так много изменило! Отрываясь на полную катушку, мы лучше понимали наших героев. Эти ребята тусили на лучших вечеринках в истории, а в спину им дышал один из самых страшных вирусов всех времен».

Фото: пресс-служба «Амедиатеки»

Ваша героиня в «Это грех» то поет в караоке, то играет в мюзиклах. А в реальной жизни вы поете?

Профессиональной певицей я становиться точно не собираюсь. Лучше продолжу играть.

Но в вашем будущем фильме, «Вам сообщение» (Text for You), вы играете вместе с Селин Дион…

Да, в фильме она играет саму себя. Но к счастью для вас, я не буду петь с ней дуэтом. Это был бы полный кошмар. Петь в «Это грех» с Олли было уже достаточно волнительно. А с Селин было бы совсем шоковой терапией! Но вообще фильм получается просто чудесным – удивительная история любви и борьбы с болью утраты с прекрасным актерским составом (Приянка Чопра, Рассел Тови, Сэм Хьюэн).

  • Реклама
    Рефинансирование: ставка для новых клиентов — 8,5 % годовых, для остальных 8,5-17,6 %, сумма 200 000-5 000 000 руб. Срок 2-5 лет. Если заемщик не погасит согласованные кредиты в течение 2 месяцев со дня предоставления кредита «Ситибанка», ставка может быть изменена в интервале 8,5-17,6 % годовых с даты второго платежа. АО КБ «Ситибанк».