5 остросюжетных фильмов, где герои становятся бомбами замедленного действия | Кино | Time Out
Кино

5 остросюжетных фильмов, где герои становятся бомбами замедленного действия

Виктория Савина 29 июня 2021
5 мин
5 остросюжетных фильмов, где герои становятся бомбами замедленного действия
Кадр из фильма «Джокер»

Недавно состоялся релиз картины с важным социальным посылом «Аффект» о сотруднике службы безопасности лондонского аэропорта, который оказывается не в силах выносить токсичную окружающую среду и совладать с психической болезнью. В результате он становится опасен для себя и окружающих. Фильм показывали на «Санденсе» и «Берлинале», его неоднократно сравнивали с «Джокером» Тодда Филлипса. Time Out вспомнил 5 ярких остросоциальных фильмов, где герои оказываются бомбами замедленного действия.


«С меня хватит!» (Falling Down, 1993, реж. Джоэл Шумахер)

В своем восьмом полнометражном фильме Джоэл Шумахер концентрируется на тревожной и взвинченной Америке начала 90-х. Фактически автор жестко проходится по лжеобразу «американской мечты» и капиталистической системе, которая набирала обороты и буквально сводила людей с ума навязанными установками и бешеным темпом.

В центре сюжета — рядовой гражданин по имени Уильям. Его жизнь не ладится уже давно, а внутренний надлом с каждым днем становится все больше. После очередной неудачи Уильям выплескивает накопившийся от неоправдавшихся надежд и несправедливостей гнев на окружающих. Мужчина громит магазины, вступает в вооруженные конфликты с местными бандитами и даже под дулом пистолета заставляет продать ему еду из Макдональдса, сетуя при этом на то, что на деле бургер разительно отличается от рекламной картинки.

У Уильяма есть конкретная цель — попасть на День рождения дочери, несмотря на запрет бывшей жены. Накал нарастает по мере того, как зритель понимает, что герой несет для близких реальную угрозу.

Примечательно в ленте Шумахера то, что ему удается совместить формат черной комедии с личной драмой и социальной остротой. Ряд одновременно абсурдных, трагических и комичных ситуаций, в которые попадает Уильям, заставляет задуматься о природе насилия, бедности, давлении общества и коммерциализации. Однако по мере приближения финала дикий ритм ленты утихает — и зритель видит в глазах героя усталость, смятение и отчаяние, которым суждено угаснуть только со смертью.


«Таксист» (Taxi Driver, 1976, реж. Мартин Скорсезе)

«Таксист» Мартина Скорсезе рисует вьетнамский синдром, который в свое время стал диагнозом многих ветеранов — по возвращении из этого ада они не смогли восстановить психику или отряхнуться от совершенных грехов.

Трэвис Бикл приехал с войны. Он обустраивается в обшарпанной квартирке и начинает работать таксистом в надежде восстановить прежнюю жизнь. Однако по мере того, как Трэвис колесит по ночным улицам Нью-Йорка, на которых разворачивается панорама человеческой жестокости, его посттравматическое стрессовое расстройство стремительно прогрессирует. В один момент герой решает своими руками очистить окружающий мир от грешников.

Помимо символизма и визуальной составляющей, фильм воздействует на зрителя еще и тем, что он все больше заставляет воспринимать происходящее с субъективной точки зрения. Дома Трэвис разглядывает свое отражение в зеркале — и создается ощущение, что вот-вот вылезет вторая сторона его личности. На упрочнение этой связи работают и бесконечные скитания героя по инфернальному Нью-Йорку, безупречно снятые оператором Майклом Чапменом. Путешествие по залитым ночными огнями панорамам «города грехов» зритель видит в крайне замедленном режиме, что заставляет вместе с Трэвисом острее воспринимать и чувствовать окружающую среду, которая уже готова его поглотить.


«Джокер» (Joker, 2019, реж. Тодд Филлипс)

Подобно предыдущим фильмам, в нерв турбулентной современности попадает работа Тодда Филлипса. «Джокер» рассказывает о течении болезни и внутренней трансформации Артура Флека, которому суждено превратиться в одного из самых жестоких злодеев вселенной DC.

Лента возвращается к лучшим традициям 70-80-х, подарившим миру «Таксиста», «Бешеного быка» и «Короля комедии». Зритель, сидя в уютном кресле, внезапно оказывается то в обшарпанных трущобах Нью-Йорка, то в пустынном метро, все глубже погружаясь в бездну безумия, окутанного грязными и болезненными красно-желтыми красками.

«Джокер» одновременно заглядывает в темные уголки души самого противоречивого персонажа DC и красной чертой подчеркивает проблемы социального неравенства. Это позволяет, с одной стороны, разыграть настоящую драму об уязвимом и сломленном одиночке-изгое, в которой Джокер впервые предстает перед нами с совершенно нового ракурса. Параллельно с этим картина четко высказывается о высокой стене, построенной между миром политиков и богачей и миром обычных людей, которые задыхаются от гнета системы.


«Машинист» (El Maquinista, 2004, реж. Брэд Андерсон)

«Машинист» Брэда Андерсона предлагает зрителю проследить за станочником, Тревором Резником, который страдает бессонницей.

Фильм несколько отличается от трех предыдущих. Особое внимание лента уделяет болезненному состоянию Резника, которое подчеркивается в том числе мутной серо-зеленой цветовой палитрой, и физиологическим подробностям течения болезни. Известный по ролям в «Бэтмене» и «Американском психопате» Кристиан Бейл при помощи жесткой диеты добился экстремальной худобы, превратил себя в ходячий труп.

Лента, вобравшая в себя лейтмотив «Преступления и наказания», погружает зрителя в параноидальный мир Резника, где границы между сном и реальностью нет. Герой начинает подмечать странные символические знаки — из-за этого от уверяется, что окружающие сговорились свести его с ума. Однако по мере того, как фильм близится к финалу, становится ясно — перед нами вырисовывается нетривиальное исследование последствий чувства вины, которое способно довести человека до крайней точки.


«Бойцовский клуб» (Fight Club, 1999, реж. Дэвид Финчер)

С момента выхода «Бойцовского клуба», который принес Дэвиду Финчеру статус культового режиссера, прошло больше двадцати лет. Однако за это время фильму удалось остаться актуальным и интересным фанатам, которые пересматривают его снова и снова, хотя все повороты сюжета уже знают наизусть.

Картина рассказывает историю обычного офисного сотрудника, недовольного своей жизнью в постиндустриальном обществе потребления, и поднимает острые и болезненные для конца ХХ века вопросы. Практически доведенный до безысходности, герой Эдварда Нортона создает подпольную организацию вместе с продавцом мыла Тайлером Дерденом.

«Бойцовский клуб» предлагает максимум драйва и маскулинности, обрамленных в гипнотизирующую мрачную форму с естественной цветовой палитрой. Оператор Джефф Кроненвет, который еще не раз работал с Финчером, снимал картину с незначительным количеством освещения. Визуальный ряд «Клуба» отлично сочетается с его радикальностью — по мере приближения к финалу действия героев становятся все бескомпромисснее, а взрыв кажется неизбежным.

Однако сам Дэвид Финчер при этом не занимает ничью позицию. В этом случае режиссер будто выступает исследователем, который, помещая героев в своего рода лабораторию, наблюдает за ними и ждет неотвратимого финала.