Искусство подражать. 6 случаев, когда Россия и мир заимствовали друг у друга идеи для фильмов | Кино | Time Out
Кино

Искусство подражать. 6 случаев, когда Россия и мир заимствовали друг у друга идеи для фильмов

Клара Хоменко 18 сентября 2021
7 мин
Искусство подражать. 6 случаев, когда Россия и мир заимствовали друг у друга идеи для фильмов
Кадр из фильма «Призрак»

Мировая культура зиждется не только на разделении общих ценностей, но и на обмене опытом и знаниями, что можно явно наблюдать в кинематографе. Time Out вспомнил 6 отечественных кинолент, которые оказались ремейками иностранных фильмов — и наоборот.


«12» (2007 год), реж. Никита Михалков

Ремейк великой картины «12 разгневанных мужчин», на который мог решиться только один человек в России.

В те времена, бескризисные и травоядные, Никита Михалков предпочитал пасти народы при помощи кинематографа, а не телевидения, и сомнений в успехе у него не было. Зато у других были. Звездный и почти гениальный состав не успокаивал: плакатная манера работы Михалкова, заметная с 90-х годов, плохо сочеталась с тихой, даже интимной интонацией оригинала. Хватит ли у «царя» силушки повторить подвиг Сидни Люметта и сделать интересной картину, где по сути ничего не происходит?

«12 разгневанных мужчин» (США, 1957)

В ответ Никита Михалков превратил фильм в театр 12 актеров. Присяжные, представлявшие собой все российское общество в типажах, судили чеченского мальчика, который якобы убил своего приемного отца, русского офицера. Как это заведено в России, искали они не правосудия, а правды, а заодно проговаривали самое главное и больное для страны на тот момент. Короче, это оказалось исключительно масштабное кино во всем: в искренности, в нарочитости, в нелепости. Критики ругали фильм последними словами. При этом знаменитый монолог героя Михаила Ефремова, например, цитировали по курилкам: «Потому что когда серьезно, вам страшно!».

Михалковский ответ на главный запрос нулевых о какой-то иной идеологии, кроме стяжательства — начать с себя — мало кого устроил. Через три года был принят закон о защите чувств верующих. Через пять — начался российско-украинский конфликт. Страна изменилась до неузнаваемости. Фильм Сидни Люметта был и остался памятником американскому мировоззрению, в котором установление законности и есть хэппи-энд. Фильм Михалкова очень полезно посмотреть из сегодняшнего дня, чтобы понять — шанс у нас всех был не в девяностые, а вот тогда, в конце сытых лет, когда двенадцать совершенно разных людей еще могли договориться.


«Сахара» (1943 год), реж. Золтан Корда

Трижды номинант на «Оскар» и Иосиф Виссарионович Сталин — что у них может быть общего? Советский фильм «Тринадцать» 1936 года, который Михаил Ромм, тогда еще не великий, снял фактически по заказу Вождя народов.

Это была история о небольшом отряде, который идет в каракумских песках от одного колодца до другого, пока не сталкивается с отрядом басмачей. Они, как известно, в советских вестернах выполняли ту же роль, что в американских — команчи.

«Тринадцать» (СССР, 1936)

Упоминание вестерна тут неслучайно: во-первых, первый полнометражный фильм Ромма и есть первый советский вестерн. Во-вторых, Сталину не на пустом месте взбрела в голову мысль о кино про пустыню: он такое уже видел. И захотел еще одно, только свое. И никто не может его в этом обвинить, поскольку фильмам самого Джона Форда покорны и эстеты, и тираны. «Тринадцать» тоже были ремейком — американской картины «Потерянный патруль», в которой солдаты брели по пустыне в Месопотамии. Между прочим, среди этих солдат был величайший из Франкенштейнов Борис Карлофф. Фильм произвел такое неизгладимое впечатление на Сталина, что он… но об этом мы уже говорили.

«Потерянный патруль» (США, 1934)

Таким образом, Ромм снял ремейк, по которому уже в годы Второй Мировой тоже сняли ремейк — ту самую «Сахару» с Хэмфри Богартом, которая неизменно входит во все списки лучших фильмов мира. Интересно, что все три фильма, включая роммовский, отлично смотрятся до сих пор: одна и та же, по сути, история поворачивается разными гранями в руках трех гениальных режиссеров.


«Призрак» (2015 год), реж. Александр Войтинский

Российские режиссеры не очень любят признаваться, что снимают ремейки зарубежных фильмов, порой даже устраивают скандалы в духе Филиппа Киркорова. Не таковы создатели «Призрака», который даже названием своим отсылает зрителя к знаменитой картине с Патриком Суэйзи и Вупи Голдберг. В нашей картине жертву бандитов играет Федор Бондарчук, девушку заменил самолет, но самая интересное — это замена афроамериканки на робкого мальчика-заику.

«Привидение» (США, 1990)

В результате получился редкий зверь — семейное кино отечественного производства, причем неплохое. Это история о дружбе, которую наполовину делает «хороший мальчик» Семен Трескунов, такая себе помесь производственного триллера со школьной комедией. Картина вызывает некоторые вопросы морального плана, но их не так много, как обычно, есть и технические, и сценарные проблемы — но они опять же как-то уравновешиваются актерской игрой. Ну, и отдельное спасибо за честность: на стене у школьника Вани висит постер фильма «Привидение», которым российский ремейк кланяется американскому оригиналу.

Правда, какого лешего современный подросток держит в комнате постер мелодрамы лохматых девяностых — это все-таки вопрос.


«Коллектор» (2016 год), реж. Алексей Красовский

Тот случай, когда не признаются (и возможно, даже не лукавят) — но один из лучших фильмов России и фаворит «Кинотавра» 2016 года это совершенно явный, хотя и вольный ремейк картины Стивена Найта «Лок». Только британское кино было чистым моноспектаклем: все герои, кроме главного, существуют только как голоса в телефоне. У Алексея Красовского в кадр то и дело врываются какие-то люди, помогая действию или иллюстрируя воспоминания. История, придуманная Найтом, выглядит более естественно и строго, Красовский зачем-то взгромоздил на своего Артура бурную и необъяснимо светскую жизнь. Зато Том Харди и Константин Хабенский одинаково хороши — а ведь именно на них все и держится.

«Лок» (Великобритания, 2013)

В общем, трудно не заметить очевидного сходства между коллектором и строителем, которые за разговорами по телефону переосмысливают и фактически ломают свою жизнь. Даже по «техническим параметрам» «Коллектор» и «Лок» родственны: в обоих случаях режиссер и сценарист одно и то же лицо, в обоих случаях актеры сыграли лучшие на тот момент роли в кино. «Коллектор», как и «Сахара» — пример идеального ремейка: здесь нет бездумного копирования, а все лучшие стороны оригинала сохраняются при творческой переработке.


«Семь секунд» (2018 год), реж. Эдвард Бьянчи, Таня Хэмилтон и еще семь человек

Самый известный на сегодня случай, когда наше кино становится основой для кино американского: сериал Netflix о расовых проблемах в Америке основан на фильме Юрия Быкова «Майор».

Почему беспросветный во всех отношениях фильм, который у нас принято называть «чернухой», имел такой успех, вполне понятно. Гуманизм — он и в Америке гуманизм, а Быков именно что гуманист, причем очень русского типа: гипертрофированное зло у него всегда с чувством омывает клыки и когти в крови беспомощного страдающего добра. Для ситуации противостояния между белой полицией и черными жителями Джерси-Сити — идеальная схема.

«Майор» (Россия, 2013)

Другое дело, что канадка Вине Суд, которая занималась адаптацией, не ограничилась только Быковым. И это правильно: современный сериал это все-таки не двухчасовое кино, где нет времени на развитие откровенно кукольных местами характеров. Так что «Семь секунд» — не только социальная, но и психологическая драма, выполненная в мрачных тонах реализма. Не очень типично для американской телепродукции, но идет сериалу только на пользу.


«Доблесть» (2009 год), реж. С.П. Джананхан

Инструктор женской военной академии Дуриван выбирает пять самых сильных девушек курса и выдвигается с ними в тренировочный поход. В джунглях обнаруживается вооруженный отряд, который собирается помешать запуску индийского спутника, на мили вокруг никого, врага надо остановить… ничего не напоминает? Нет, это не ошибка: индийская «Доблесть» — ремейк знаменитого советского фильма Андрея Ростоцкого «А зори здесь тихие».

«А зори здесь тихие» (СССР, 1972)

Для российского зрителя это диковатое зрелище: знакомый с детства сюжет и все его повороты, только лес тропический, а одежда и оружие современные. Песен и танцев тут нет, как и романтической линии: «Доблесть» — боевик о сильных женщинах, которые на первых порах нуждаются в мудром мужчине-наставнике. Между делом показаны совершенно ужасные сцены разорения сельской школы и еще несколько малоприятных страниц из индийской истории. Роль фашистов исполняют англоговорящие террористы (английский язык тут вообще очень сильно не любят), а возглавляет бандитов гигантская пародия на Дольфа Лундгрена из фильма «Универсальный солдат».

Смотреть на драку между ним и Дуриваном, пожалуй, еще смешнее, чем на здешние спецэффекты. Зато индийцы оказались милосердны в другом: из женского отряда погибают только двое, и вся страна в конце фильма чтит их память. В общем, абсолютно ничего страшного. Даже наоборот: в мире ведь есть сотни адаптированных экранизаций Шекспира, так чем хуже Борис Васильев?