85 лет за кадром: краткая история русского дубляжа
Кино

85 лет за кадром: краткая история русского дубляжа

Дмитрий Евстратов 25 мая 2020
11 мин
85 лет за кадром: краткая история русского дубляжа

За полуторачасовым фильмом часто стоят сотни человек: актеры, режиссер, сценаристы, операторы и многие другие. Однако даже всезнающие киноманы иногда не обращают внимания на людей, которые играют огромную роль в восприятии иностранных лент. Это актеры дубляжа и все, кто участвует в локализации зарубежных картин, адаптируя их для русскоязычной аудитории. Time Out разобрался в том, как устроен современный русский дубляж, с чего он начинался и какие сложности испытывают люди, переводящие зарубежные фильмы.

В эпоху немого кино необходимости в озвучке не было по объективным причинам: на то оно и немое, что актеры не произносили никаких реплик. Зато уже тогда индустрии требовались переводчики для локализации интертитров – специальных кадров, которые содержали важные для немого фильма пояснения, комментарии или даже диалоги. Со временем в кино появился звук, а кинематографисты начали работать в том числе и на иностранные рынки. Продюсерам пришлось задумываться о разных вариантах языковой адаптации фильмов.

Первая идея локализации оказалась слишком затратной – один и тот же фильм снимали несколько раз на разных языках в одинаковых декорациях.

Для этого в Голливуде прибегали к помощи иностранных актеров, популярных в своих странах, либо актеров-полиглотов. Впрочем, этот способ локализации так и остался в истории.

Вместо этого фильмы стали переводиться с помощью субтитров или дублироваться. Субтитры – сравнительно недорогое удовольствие: ими пользовались везде и всюду, особенно если дело касалось не самых громких фильмов. Для более серьезных картин использовали второй вариант языковой адаптации – дубляж. Хотя были и другие причины выбора того или иного вида локализации. В странах, где люди говорили на двух и более языках, из-за дешевизны чаще использовались субтитры, и фильмы прокатывались в нескольких переводах.

Отрывок из немого фильма «Огни большого города» (1931) с Чарли Чаплином в главной роли

Иногда дубляж становился орудием цензуры. Все потому, что при дублировании фильма создавалась новая речевая фонограмма на другом языке, которой заменяли оригинал, поэтому у локализаторов появлялось поле для возможных изменений изначальных смыслов иностранных лент.

Первым дублированным фильмом в Советском союзе стала лента, входящая в классическую серию фильмов ужасов Universal – «Человек-невидимка» (1933). После выхода в американский прокат лента была приобретена «Союзинторгкино» и переведена на русский язык в научно-исследовательском кинофотоинституте в Москве. Над дубляжом картины американской студии-мейджора работала целая группа талантливых советских кинематографистов во главе с режиссером Марком Донским. Работа заняла около года, а впервые советские зрители смогли увидеть фильм в 1935 году. Так в советском кино началась эпоха дубляжа. Впрочем, Великая Отечественная война внесла некоторые коррективы – до 1950-х годов дублированные фильмы были особой редкостью.

Оригинальный трейлер фильма «Человек-невидимка»

Позднее практика дублирования иностранных лент стала расширяться. В работе над переводом и озвучиванием принимали участие популярные актеры, получая внушительные гонорары. Характерной особенностью советского дубляжа стало создание актерами глубоких, всецело проработанных образов — пусть они и оставалась «за кадром». Режиссеры дубляжа требовали не просто скопировать оригинальную интонацию персонажа, а заново сыграть роль. Для советского профессионального актера это не составляло большого труда.

 

Проблемы заключались в другом. Во времена Холодной войны дубляж становился не просто орудием цензуры, а инструментом пропаганды. Некоторые зарубежные фильмы вовсе не допускались в прокат, некоторые были существенно урезаны, а в нескольких лентах на дублированных дорожках внезапно появлялся голос рассказчика и «идеологически правильно» разъяснял суть происходящих событий, изменяя фактический смысл фильма.

В нескольких лентах на дублированных дорожках внезапно появлялся голос рассказчика и «идеологически правильно» разъяснял суть происходящих событий, изменяя фактический смысл фильма.

В СССР озвучивались не только иностранные фильмы. Зачастую новые голоса получали и персонажи отечественной классики. Искусство дубляжа было по-настоящему востребованным, поскольку помогало создателям достигать совершенства. Режиссеры искали для некоторых персонажей более объемные, запоминающиеся голоса, дополняющие образы героев. Так и получалось: один актер исполнял роль на экране, другой – озвучивал его за кадром. Иногда это было острой необходимостью, как в «Иронии судьбы», где говорящую с акцентом Барбару Брыльску озвучила Валентина Талызина.

Валентина Талызина в «Казаках-разбойниках» — легко услышать, что это тот самый голос Нади из «Иронии судьбы».

А иногда волей режиссера другими голосами говорили даже самые популярные русскоговорящие актеры и актрисы. Ярчайший пример – «Бриллиантовая рука» и роковая героиня Анна Сергеевна в исполнении Светланы Светличной. Гайдаю требовался поистине эротический образ, который Светличная сумела воплотить на экране, но перед окончанием работы над фильмом режиссер сообщил актрисе, что ее персонаж заговорит другим голосом. Еще больше сексуальности Анне Сергеевне добавила закадровая речь Зои Толбузиной.

Отрывки из легендарного фильма определенно стоит пересмотреть — и внимательно послушать!

Индустрия развивалась, поток западных фильмов в СССР увеличивался с каждым годом, и работа дублеров становилась все более сложной и уважаемой. Стала формироваться школа дубляжа, озвучиванием занимались как большие актеры, так и профессионалы, специализирующиеся исключительно на дубляже. Последние годы Советского Союза стали уникальным временем для сферы озвучивания.

В самом конце 1980-х в СССР хлынуло множество голливудских фильмов, а в 1990-е в России стали повсеместно закрываться кинотеатры. Интерес к новому кино только рос, а государство и бизнес не могли обеспечить соответствующее предложение.

В самом конце 1980-х в СССР хлынуло множество голливудских фильмов, а в 1990-е в России стали повсеместно закрываться кинотеатры.

Так в СССР, а затем и в России появилось совершенно новое явление в озвучивании – синхронный закадровый перевод. Им занимались как профессионалы своего дела, вышедшие из советского дубляжа, так и энтузиасты, впоследствии ставшие символом эпохи.

Синхронный закадровый перевод отличается от дублированного перевода. Текст, который читают актеры за кадром, накладывается поверх оригинальной дорожки. Поэтому зритель слышит не только перевод, но и немного приглушенные голоса актеров, играющих в оригинальной версии фильма. Этот вариант озвучивания считается самым простым и быстрым, поскольку не требует больших временных и материальных затрат. При таком переводе актеры чаще всего играют нейтрально, и главной задачей является не погружение в образ и не совпадение артикуляции, а лишь так называемое «зачитывание» субтитров, передача смысла текста зрителю. В таком случае эмоции сцены всегда отдаются на откуп актеру в кадре и его голосу. Более того, один человек может озвучивать сразу нескольких персонажей фильма.

Андрей Гаврилов

По словам легенды русской озвучки 1990-ых Андрея Гаврилова, в переводах которого многие зрители впервые вкусили первые плоды свободы в виде «Терминатора», «Челюстей» и «Криминального чтива», закадровый перевод одного фильма занимал совсем мало времени. Делалось это в кустарных условиях: переводчик приезжал в квартиру или небольшой офис, где собирались особые умельцы, привозившие кино из-за рубежа. Кто-то переводил сразу же, с первого просмотра, кому-то требовались несколько просмотров для изучения текстов на предмет шуток, цитат, стихов или анекдотов.

Подобные пиратские переводы рекой хлынули на рынок и сформировали детство целого поколения.

К началу 2000-х кинотеатральные сети стали приходить в себя. По стране стало появляться (или возрождаться) все больше кинотеатров. Вместе с этим в фильмы стал возвращаться привычный для советского зрителя дубляж.

Современный дублированный перевод – более сложная разновидность озвучивания, чем закадровый перевод. Она состоит из нескольких трудозатратных этапов, и участие в дубляже принимает уже не один или несколько человек, а целая команда, состоящая из профессионалов своего дела.

Первое испытание для команды озвучивания – перевод по монтажному листу. Это документ, который описывает фильм с указанием содержания каждого кадра в хронологическом порядке. Самое сложное — адаптировать текст для озвучки: он должен идеально совпадать по хронометражу с оригинальным, чтобы звуковая дорожка не отставала от видеоряда и не опережала его. При этом переводчики должны с помощью русского текста передать аналогичные эмоции, заключенные в оригинальной версии в монтажном листе.

Учитываются и характер персонажа, его манеры и стиль общения: вряд ли герой-интроверт станет изъясняться на слишком уж свободном языке в компании незнакомых ему людей.

Вместе с переводчиками и консультантами «укладчики» стараются «усадить текст сразу на несколько стульев».

Потом текст редактируют так называемые «укладчики»: они проверяют, соответствует ли перевод текста изображению на экране. Это один из самых трудных этапов дубляжа. Вместе с переводчиками, а иногда и с консультантами (если в тексте много специализированной терминологии), «укладчики» стараются «усадить текст сразу на несколько стульев», учитывая множество важных факторов.

Максим Виторган озвучивает персонажа Бинго-Бонго из мультфильма «Головоломка»

Во-первых, перевод должен как можно точнее соотноситься с оригинальными репликами актеров.

Во-вторых, нужно синхронизировать реплики не только по хронометражу, но и по артикуляции актеров, движению их губ. Команде «укладчиков» зачастую приходится переписывать текст, удлинять или сокращать его, менять формулировки местами, чтобы русский текст более точно совпадал с артикуляцией актеров, говорящих на иностранном языке.

Это утомительно и затратно, поэтому часто небольшие компании, занимающиеся дубляжом, производят укладку переведенного текста исключительно по длине реплик.

Наконец финальный вариант текста добирается до актера дубляжа. На этом этапе он также иногда подвергается корректировкам, особенно это касается небольших студий. Финальный перевод может существенно отличаться от первоначального.

Однако в случае громких премьер важную роль в переводе играют супервайзер или кинопрокатчик, устанавливающие рамки для текстов. К примеру, в российском дубляже самого кассового фильма в истории, «Мстители: Финал», была изменена одна из реплик гомосексуального персонажа.

Вместо слова «свидание» в одной из сцен прозвучало нейтральное «встреча», что автоматически сняло намеки на гомосексуальность. После этого среди фанатов в русском сегменте Интернета разгорелись жаркие споры.

Когда все возможные корректировки перевода учтены, начинается непосредственно озвучивание фильма актерами дубляжа, которое длится от нескольких часов (если роль небольшая) до нескольких недель. В отличие от советских времен, когда все актеры работали вместе и записывали реплики в одном помещении, сегодня в подавляющем большинстве случаев актерам приходится работать по одному. Партнеров они могут слышать в наушниках.

Ярослава Турылева, режиссерка дубляжа «Людей в черном», «Матрицы», «Пятого элемента» и других знаменитых фильмов

Основная задача современного дубляжа тоже немного видоизменилась. Вместо создания с помощью голоса нового персонажа, актеры концентрируются на уже созданном образе, сохраняя и перенося на русский язык особенности героя и оригинальной актерской игры. В этом видит главную цель своей работы одна из ведущих российских режиссерок дубляжа Ярослава Турылева. Впрочем, иногда приходится и работать «от себя», когда команда дубляжа «замазывает» небольшие актерские неточности.

Иногда озвучить фильм даже сложнее, чем непосредственно исполнить роль на экране.

Во время озвучивания иностранных картин актеры дубляжа подчас сталкиваются с большими сложностями. Иногда озвучить фильм даже сложнее, чем непосредственно исполнить роль на экране. Все потому, что актер, работающий в кадре, чаще всего свободен и имеет пространство для маневра, в то время как актеру дубляжа всегда приходится работать в небольшом закрытом помещении. Например, сложно озвучивать диалоги героев во время или после бега. Актеру в кадре физически проще сделать это – одышка появляется сама собой, а актерам дубляжа приходится искусственно создавать подобную ситуацию. В таких случаях помогают профессиональные приемы. В частности, Владимир Антоник (российский голос Сильвестра Сталлоне и Харрисона Форда), когда его озвучиваемый герой бегает в спортивном костюме, снимает пиджак. Таким образом, «сразу меняется пластика, самоощущение и, соответственно, голос».

Другая сложность – подготовка к роли. У актеров практически всегда есть возможность детально проработать персонажа и вжиться в роль. Актеры дубляжа зачастую не имеют достаточно времени, чтобы досконально изучить актера и его образ.

Сергей Бурунов

Чтобы минимизировать риск непопадания в роль, в озвучивании появилась практика привязки актера дубляжа к зарубежным актерам.

Так, к примеру, русским голосом Леонардо Ди Каприо стал Сергей Бурунов, озвучивший более десяти последних работ оскароносного актера. Многие зрители уже не могут представить некоторых актеров без привычного русского дубляжа.

Чтобы минимизировать риск непопадания в роль, в озвучивании появилась практика привязки актера дубляжа к зарубежным актерам.

Отечественная школа дубляжа со времен первого советского закадрового перевода пережила многое, но всегда оставалась на плаву, обретая свою уникальность. Самые крупные режиссеры не раз признавались в любви к русской локализации их работ и считали отечественный дубляж одним из лучших в мире. Такое мнение существует в индустрии до сих пор, несмотря на различные кривотолки.

Вероятно, такую гордость следует хранить, поддерживать и развивать, ведь количество фильмов и другого зарубежного видеоконтента с каждым годом неумолимо растет, а, значит, вскоре текущих сил может быть недостаточно для локализации всего, на что есть спрос у российского зрителя.

  • Спецпроект