Запретная любовь, депрессия и жажда крови: 7 колоритных вампиров в кино | Кино | Time Out
Кино

Запретная любовь, депрессия и жажда крови: 7 колоритных вампиров в кино

Дмитрий Евстратов 11 октября 2022
9 мин
Запретная любовь, депрессия и жажда крови: 7 колоритных вампиров в кино
Фото: кадр из фильма
2 октября состоялась премьера сериала «Интервью с вампиром» – новой экранизации известного одноименного романа американской писательницы Энн Райс. Более чем 100 лет вампиры с больших и малых экранов пугают киноманов. За это время они не раз трансформировались – режиссеры и сценаристы находили для них необычные образы и прочтения их историй. Time Out вспоминает 7 наиболее колоритных вампиров (и вампиресс) мирового кино.

Дракула

Фото: кадр из фильма

Готический роман Брэма Стокера «Дракула» был впервые опубликован в 1897 году. Вампиры и до этого становились героями литературных произведений, но книга Стокера оказала исключительное влияние на популяризацию и развитие художественного «вампирского сообщества». Кинематограф от литературы не отставал и сделал Дракулу едва ли не самым популярным киногероем. Количество экранизаций романа – классических, вольных, пародийных, реалистичных, осовремененных, мультипликационных – уже перевалило за сотню, и это явно не предел. Потенциал Дракулы как символа вампиризма и страха, кажется, бесконечен.

Среди фильмов о вампире из Трансильвании даже сложно выделить ключевые – их слишком много. Первое заметное появление Дракулы на экране произошло в 1920-е, причем зрители увидели героя под другим именем. Создателям немецкого хоррора «Носферату. Симфония ужаса» (1922) не удалось достигнуть соглашения с наследниками Стокера и приобрести права на экранизацию, поэтому пришлось выкручиваться и изменять все имена собственные.

Первой американской версией «Дракулы» стал одноименный фильм 1931 года, открывший классическую серию фильмов ужасов компании Universal Pictures. Кровопийца в исполнении Белы Лугоши стал каноническим Дракулой несмотря на то, что лента основана на романе лишь частично, гораздо больше общего у нее с театральной постановкой 1924 года.

Освежить историю Стокера в 1992 году взялся Френсис Форд Коппола. Он выдвинул свою версию событий, очень близкую к тексту романа, включив в нее стилизованную средневековую притчу о Владе Цепеше. Роль вампира досталась блестящему Гари Олдману, который для многих поклонников персонажа стал лучшим Дракулой.

Помимо Олдмана, в разных экранизациях романа Стокера образ Дракулы на себя примеряли известные актеры: Джон Кэррадайн, Кристофер Ли, Клаус Кински, Удо Кир, Питер Фонда, Джерард Батлер, Томас Кречманн, Люк Эванс и даже Михаил Галустян.


Кармилла, «Умереть от наслаждения»

Фото: кадр из фильма

Если «Дракула» Брэма Стокера стал фундаментом для фильмов о вампирах-мужчинах, то аналогичной, пусть и сравнительно менее популярной, основой для картин о вампирессах чаще всего становилась готическая новелла Джозефа Шеридана Ле Фаню «Кармилла», впервые опубликованная в 1872 году и сильно повлиявшая на Стокера.

Интересно, что и в литературном первоисточнике, и в его вольной французской экранизации режиссера Роже Вадима, главная героиня предстает вампирессой-лесбиянкой, что в кино середины XX века вообще-то было под негласным запретом. Однако эксплуатация традиционного мужского образа к 1960-м казалась практически моветоном – уже к этому времени было создано более 15 фильмов о Дракуле, – поэтому Вадим решил рискнуть и рассказать историю о романтических отношениях двух женщин. В тело Кармиллы вселяется древний вампирский дух, ненасытно требующий запретной любви, крови и убийств. Кармиллу сыграла супруга режиссера Аннетт Вадим, а роль красавицы Джорджии, объекта мести и ревности вампирши, исполнила итальянская актриса и модель Эльза Мартинелли.


Мириам Блейлок, «Голод»

Фото: кадр из фильма

Несмотря на экранизацию «Кармиллы», вампирессы в кино, особенно в главной роли, остаются довольно редким явлением. И втройне необычно, когда такую роль играет звезда мирового кино Катрин Денев. Все это соединилось во втором фильме режиссера Тони Скотта. «Голод» представляет собой визуальную симфонию – эротический триллер, причудливо смешавший геронтологию и некроэротизм. Кино стало предтечей появления многих популярных вампирских фильмов.

Мириам – вампиресса со стажем. В XVIII веке она влюбляется в талантливого виолончелиста Джона (инопланетную изюминку в этой роли ленте добавляет Дэвид Боуи). Мириам превращает его в вампира, обещая вечную жизнь и любовь. Однако обещания оказываются ловушкой. Джон стареет, но не умирает. Про вечную молодость ведь никто не зарекался. Только тогда он осознает, что попался в капкан Казановы в юбке, которой совсем не важно, кто станет ее следующим любовником – мужчина, женщина или живой мертвец.


Эдвард Каллен, «Сумерки»

Фото: кадр из фильма

Экранизация серии романов Стефани Майер в среде кинолюбителей является чем-то вроде яркой, но одиозной звезды шоу-бизнеса – «Сумерки» отчаянно ругают одни и так же отчаянно любят другие. Однако отрицать то, что франшиза вмиг стала поп-культурным феноменом, не приходится.

Вампиров в «Сумерках» много. Среди них особо выделяется Эдвард Каллен – возлюбленный главной героини и самый примечательный вампир серии. Он бессмертен, невероятно силен, быстр, зряч и, в отличие от себе подобных, Эдвард не пьет человеческую кровь, отдавая предпочтение крови животных. А еще он может читать мысли всех вокруг, кроме одного человека – Беллы, в которую он влюбляется до беспамятства.

В роли Эдварда блистает Роберт Паттинсон, ставший объектом одержимости миллионов юных и не слишком фанаток и со временем сумевший победить свое, казалось бы, вечное амплуа красавца-любовника. Популярность образа и перевоплощение Паттинсона не оставляют выбора: как бы сложно ни приходилось ярым критикам «Сумерек», Эдвард Каллен – один из наиболее колоритных вампиров массового кино XXI века.


Виаго, Владислав и Дикон, «Реальные упыри»

Фото: кадр из фильма

«Вампирское» кино XX века часто сопровождалось целой горой жанровых клише – многие фильмы сознательно рисовали вокруг себя строго определенные границы и боялись за них выйти. В такой парадигме работали режиссеры, один за другим снимавшие хорроры или любовные истории, то есть картины в тех жанрах, в которых изначально и существовали вампиры. Со временем, впрочем, эксперименты все чаще стали добираться до больших экранов.

Показателен пример новозеландско-американского псевдодокументального фильма «Реальные упыри». Тайка Вайтити вместе с Джемейном Клементом сняли гомерически смешную комедию, основанную на своей же короткометражке 2005 года «Что мы делаем в тени: Интервью с некоторыми вампирами». Три упыря и один древнейший Носферату, сыгранные в том числе и тандемом режиссеров, становятся героями документального фильма. Съемочная группа таскается за ними, ретранслируя все прелести вампирской жизни. Постановщики переворачивают представление о вампирах с ног на голову, высмеивая практически каждый стереотип: от укусов до пропадающего отражения в зеркале.

Четверо упырей, каждому из которых по несколько сотен лет, никак не могут адаптироваться к реалиям XXI века и страдают от своей ретроградности, то и дело попадая в неловкие положения. Благо находится молодой новообращенный вампир Ник, помогающий им быстрее ассимилироваться в новом обществе. На стыке этих сюжетных ходов и построен местный черный юмор, ярко выделяющий «Реальных упырей» на фоне других вампирских фильмов.



Блэйд, «Блэйд»

Фото: кадр из фильма

Главный герой кинокомикса не является чистокровным вампиром, он на них охотится. И все же что-то от кровопийц в Блэйде есть. Он – получеловек-полувампир. Все из-за вурдалаков, которые укусили и убили его мать во время беременности. Мститель, вооружившись титановым мечом и пистолетом-пулеметом с серебряными пулями, крошит себе подобных направо и налево. Вампиры, сами того не подозревая, создали монстра, ведь Блэйд обладает всеми сильными сторонами кровососов – силой, ловкостью, живучестью и скоростью.

Хотя герой Уэсли Снайпса с удовольствием пользуется вампирскими преимуществами, он сильно отличается от убийц своей матери и других вампиров, которые ранее появлялись в кино. Блэйд – темнокожий, что уже выделяет его на фоне бледнолицых последователей Влада Цепеша. К тому же, он не страдает традиционными вампирскими слабостями – Блэйд не боится света, чеснока, серебра и лишь иногда испытывает жажду крови, успешно справляясь с ней благодаря специальной сыворотке. Неудивительно, что такой персонаж понравился массовому зрителю, который стал свидетелем трех частей франшизы и одного не слишком удачного сериала.


Адам и Ева, «Выживут только любовники»

Фото: кадр из фильма

Вампиры настолько популярны и разнообразны, что в подборке могут мирно сосуществовать «Сумерки» и фильм Джима Джармуша. В его фэнтезийной драме «Выживут только любовники» Адам и Ева в исполнении Тома Хиддлстона и Тильды Суинтон – тоже вампиры, пытающиеся обуздать современный мир. Они женаты уже несколько веков и поразительно не похожи друг на друга. Адам – сбитый летчик, играющий андеграундную музыку и всем сердцем ненавидящий людей. Ева же – оптимистичная экстравертка, которой не нравится, что муж находится в депрессии и подумывает о суициде.

Вампиры у Джармуша реальнее самых реальных упырей в кино. Они познали жизнь и стараются подходить к ней философски, не убивая всех подряд в поисках свежей крови, а пользуясь услугами кровавого дилера. Живут они в изысканных восточных интерьерах, наполненных архаичными предметами искусства. Типичный созерцательный и медитативный кинематограф Джармуша фильму помогает – не только подчеркивает аристократизм опытных и изящных вампиров-интеллектуалов, но и отражает утомительность вечного бытия.