7 произведений искусства о несчастливых отношениях
Фрагмент картины August Spieß — Liebestod, написанной по мотивам легенды о Тристане и Изольде

Для кого-то День Святого Валентина — повод лишний раз насладиться компанией своей второй половинки. А для кого-то — прогуляться в одиночестве. Если вы из последних, не отчаивайтесь — отношения не всегда доводят до добра. Специально для вас Time Out выбрал несколько показательных примеров из мира искусства.

«Неравный брак», Василий Пукирев

Фрагмент картины «Неравный брак»

В 1862 году Василий Пукирев написал, пожалуй, самое известное в истории российского искусства полотно о несчастливой семейной жизни. Вернее, ее преддверии: перед нами венчают молодую девушку и угрюмого мужчину преклонных лет. Афоризм «любви все возрасты покорны» не про них: бледное, будто заплаканное лицо невесты явно не выражает особого энтузиазма по поводу происходящего. И в XIX веке, и сейчас зрителям ясно: брак заключается по расчету.

Пожалуй, самый интересный персонаж полотна – шафер, с недовольным видом стоящий за спиной девушки. Возможно, ее настоящий возлюбленный.

Сходство героя с самим художником породило версию об автобиографичности полотна: мол, шафер — это сам Пукирев, а девушка — его несостоявшаяся невеста Прасковья Варенцова. Согласно другому предположению, художник изобразил любовную драму своего приятеля купца Сергея Варенцова, который в последний момент не захотел появляться на полотне из-за скорой женитьбы на другой даме. Поэтому Пукиреву пришлось придать шаферу собственные черты.

Автопортрет Василия Пукирева

«Венера и Адонис», Тициан

Фрагмент картины «Венера и Адонис»

Венера и Адонис — одна из классических несчастных пар в изобразительном искусстве. Обычно художники показывают момент, когда бессмертная богиня обнаруживает своего возлюбленного мертвым. Одним из исключений является полотно Тициана, авторство которого несколько лет назад установили сотрудники Пушкинского Музея.

Однажды искусствоведу ГМИИ Виктории Марковой позвонил бизнесмен и коллекционер Владимир Логвиненко с просьбой провести атрибуцию одного полотна. Скептически настроенная Маркова с удивлением обнаружила, что картина — работа самого Тициана. Более того, выяснилось, что эта картина старше той «Венеры и Адониса», что находится в коллекции Музея Прадо в Мадриде.

В 2017-м году поразительную находку впервые публично показали в России на выставке ГМИИ «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе».

«Тристан и Изольда», Джон Уотерхаус

Фрагмент картины «Тристан и Изольда»

В середине XIX века художники-прерафаэлиты бросили вызов чопорной викторианской эпохе и вернули человеческие страсти в британскую живопись. Не удивительно, что мимо запретной любви они пройти не смогли. Так, Джон Уотерхаус посвятил одно из своих полотен легенде о Тристане и Изольде.

Согласно преданию, корнуэльский король Марк послал племянника Тристана в плавание за своей невестой Изольдой. На корабле герои по случайности выпивают любовный напиток, и между ними вспыхивает страсть. Ни к чему хорошему это не приводит: хотя любовникам несколько раз удается вместо Изольды положить в королевскую постель служанку, их разоблачают, и Тристан покидает королевство. На смертном одре Тристан посылает за Изольдой, та плывет к нему на всех парусах, но не поспевает — ей остается лишь самой умереть от горя подле остывшего тела возлюбленного. В общем, Ромео и Джульетта, возможно, еще легко отделались.

«Расставание», Эдвард Мунк

Фрагмент картины «Расставание»

Естественно, в репертуаре автора «Крика» нашлось и полотно о несчастной любви — «Расставание» 1896 года.

Перед нами пара на излюбленном Мунком морском берегу. Девушка — видимо, виновница разрыва — уходит вдаль. Ее черты размыты, а силуэт сливается с береговой линией. Брошенный молодой человек держится за буквально кровоточащее сердце. Его облаченная в черное фигура контрастирует с сияющим, невесомым силуэтом бывшей возлюбленной. Мунк красноречиво показывает: если для одного расставание — это боль, то для другого — облегчение.

«Всего лишь несколько царапин», Фрида Кало

Фрагмент картины «Всего лишь несколько царапин»

Это полотно Фриды Кало рассказывает историю сразу двух несчастных пар. Сюжет мексиканка позаимствовала из газетной заметки: мужчина в пьяном угаре заколол изменившую ему любовницу, а на суде заявил: «Я ведь только немного ее поцарапал!».

Пара из новостей символизирует саму Кало и ее мужа Диего Риверу. Как часто бывает в ее творчестве, физическая боль становится метафорой душевных страданий художницы: незадолго до написания картины Фрида узнала, что Диего изменил ей с ее сестрой Кристиной.

«Триптих, май—июнь 1973», Фрэнсис Бэкон

Фрагмент картины «Триптих, май—июнь 1973»

Фрэнсису Бэкону принадлежит одно из самых пронзительных современных полотен об утрате любимого. С 1963 по 1971 год британец состоял в отношениях с Джорджем Дайером. Склонному к алкоголизму и депрессии бойфренду не удавалось прижиться в тени знаменитого художника, он не раз закатывал Бэкону сцены в попытке перетянуть внимание на себя. В 1971 году Дайер покончил с собой накануне открытия ретроспективы Бэкона в парижском Гран-Пале. Художнику сообщили о смерти партнера в разгар подготовки экспозиции — по словам очевидцев, отреагировал он сдержанно и вернулся к работе. Но на самом деле, самоубийство Дайера стало главной трагедией его жизни. С которой он справлялся в том числе с помощью живописи.

«Триптих, май—июнь 1973» изображает последние моменты жизни Дайера в их номере в парижском отеле. Изломанная фигура, символизирующая сломленную душу героя, виднеется в просвете дверного косяка. Дайер корчится в судорогах, его тошнит от принятых препаратов — возможно, неприглядно изображая боль любовника, Бекон постепенно избавлялся от своей собственной.

«Береги себя», Софи Калль

Фрагмент экспозиции «Береги себя»

В 2007 году Софи Калль превратила расставание с возлюбленным в инсталляцию для французского павильона на Венецианской биеннале. Бросили художницу в лучших традициях XXI века, по интернету — бойфренд просто отправил ей электронное письмо. Заканчивалось оно избитой фразой «Береги себя».

Для одноименной инсталляции Калль попросила 107 женщин отреагировать на это письмо в соответствии с их профессией. Например, спеть или станцевать. В итоге неприятная личная история превратилась в монументальное размышление о человеческой боли в целом. Кстати, автор письма знал о том, что Калль готовит проект для биеннале по мотивам его творения, и попросил ее не упоминать его имени. Художница любезно согласилась.

Спецпроект

Загружается, подождите ...