Собачка Пэрис Хилтон и крипто-панки для людей с ВИЧ. Как работает цифровое искусство | Арт | Time Out
Арт

Собачка Пэрис Хилтон и крипто-панки для людей с ВИЧ. Как работает цифровое искусство

Анна Муравьева 23 декабря 2021
7 мин
Собачка Пэрис Хилтон и крипто-панки для людей с ВИЧ. Как работает цифровое искусство
Iconic Crypto Queen, Блейк Кэтрин и Пэрис Хилтон

Цифровое искусство сегодня — бизнес на миллиарды долларов. Многие мировые звезды торгуют так называемыми «невзаимозаменяемыми токенами», или NFT. Time Out разбирается, является digital-art формой современного искусства или всего лишь системой быстрого обогащения, маскирующейся под культуру.


Почему Пэрис Хилтон стала новой иконой NFT

Пэрис Хилтон снова на пике популярности и один из проводников в мир цифрового искусства. Звезда реалити-шоу нулевых и богатая наследница мировой сети отелей никогда не считалась хоть сколько-нибудь значимым игроком в мире искусства. Когда лицо или фигуру Пэрис использовали художники, то в основном фетишизировали ее образ. Так было, к примеру, в 2008 году, когда британский художник Дэмиен Херст купил ее портрет у другого британского художника Джонатана Йео. Тело Пэрис было воссоздано в виде коллажа из изображений, вырезанных из журналов для взрослых.

Однако в 2020 году знаменитая блондинка внезапно стала заметной фигурой на сцене NFT — дивном новом мире, наводненном криптовалютными долларами и обещающем объединить искусство и коммерцию. Теперь в новостях можно встретить заголовки о том, что Пэрис Хилтон только что вернулась с биткойн-конференции в Майами, на которой посетители заплатили по $25 000 за VIP-столики.

«NFT означает невзаимозаменяемый токен, цифровой токен, который можно обменять на цифровое произведение искусства. Вы можете установить его на свой компьютерный сервер или на свой телефон. У меня дома есть эти экраны, на которых демонстрируются произведения искусства», — объясняет Пэрис Хилтон, отрываясь от диджейского пульта на одной из блокчейн-конференций.

В особняке Хилтон в Беверли-Хиллз и правда есть экраны, на которых отображаются NFT, созданные ею в сотрудничестве с цифровым художником Блейком Кэтрин.

К ним относятся видео чихуахуа на вершине вращающейся ионной колонны как дань уважения ее умершему питомцу Тинкербеллу, а также анимированный автопортрет Хилтон в виде сверкающей компьютерной графики плавающей в облаках Барби. Это произведение она назвала Iconic Crypto Queen и продала в апреле более чем за $1 млн.

Пэрис впервые начала инвестировать в криптовалюту в 2016 году, когда подружилась с основателями Ethereum. Эта платформа производит эфир — валюту, в которой торгуется большинство NFT. С тех пор звезда занялась коллекционированием криптовалюты и владеет более чем 150 NFT.


Зачем Граймс, Линдси Лохан и Снуп Доггу NFT

Еще больше в цифровом искусстве преуспела бывшая девушка Илона Маска и мать его ребенка, канадская певица с русскими корнями Граймс. За изображения и короткие ролики под общим названием WarNymph, выставленные в Nifty Gateway в феврале 2021 года, она суммарно получила около $6 млн. Цифровое искусство от Граймс фанаты раскупили буквально за 20 минут.

Граймс WarNymph

Сторонники NFT говорят, что эта технология предлагает революционно новый способ продажи произведений искусства и обхода высокомерных культурных «привратников». Сопротивление последних криптовалютному будущему кажется для некоторых столь же очевидным, как пренебрежение парижского мира искусства XIX века по отношению к импрессионизму.

В этом контексте актуальность бренда Hilton для движения NFT имеет смысл. Розовая, инкрустированная драгоценными камнями и откровенно мотивированная тем, что она настолько богата и известна, насколько это возможно, Пэрис далека от того человека, чьи работы обычно выставляются в галереях или вешаются в киосках на арт-ярмарках.

В продаже цифрового искусства также пробовали свои силы Снуп Догг, Линдси Лохан и Джон Клиз. В июле 2021-го было подсчитано, что продажи NFT в первой половине года выросли более чем на $2 млрд, из-за чего Christie’s и Sotheby’s провели свои собственные аукционы NFT. Это послужило небывалым стимулом и для продаж современного искусства. Однако лишь небольшая часть доходов от художественных NFT попала на банковские счета галерей, которые, помимо аукционных домов, традиционно получали львиную долю прибыли арт-рынка.


Как работает NFT

В марте крипто-фирма Injective Protocol заплатила $95 000 за физическое произведение Бэнкси Morons — оно изображает аукциониста, продающего картину в рамке со словами: «Не могу поверить, что вы, идиоты, действительно покупаете [этот отстой]». Затем они сожгли картину, прежде чем продать цифровой токен работы за $380 000. Мероприятие было маркетинговым ходом, призванным разжечь возмущение, привлечь внимание общественности и получить прибыль.

И все же символизм был мощным: цифровое искусство пришло на смену своему физическому предку, и его грядущее превосходство должно отражаться в виде более высокой цены.

Бэнкси Morons

По сути, NFT — это цифровой сертификат собственности, который почти всегда покупается и продается с использованием криптовалюты. К нему можно прикрепить любой цифровой файл: будь то изображение в формате jpeg, видео или аудио. То, что Пэрис Хилтон может выставить Iconic Crypto Queen в своем доме, хотя продала ее, является одной из причин привлекательности NFT, тот особый вызов, который новая система ставит перед устоявшейся бизнес-моделью. С помощью простого поиска в Google любой может бесплатно найти и загрузить файл, связанный с NFT, сохранить его на своем телефоне или компьютере, но только владелец имеет право продать его. Каждый NFT уникален, и все транзакции регистрируются в блокчейне — типе базы данных, изобретенной в 2008 году с целью записи движения криптовалюты.

В отличие от бизнес-модели коммерческих галерей, NFT призваны исключить потребность в арт-дилерах, позволяя художникам торговать напрямую в Интернете, обычно через специализированные аукционные сайты. Что особенно важно, в отличие от мира современного искусства, здесь нет «проверки» коллекционеров — практики, направленной на то, чтобы не дать самым спекулятивным покупателям быстро перепродавать искусство их с прибылью. Любой может купить NFT, а цены, которые часто остаются закрытой информацией в ​​элитных коммерческих галереях, являются общедоступными.

Каждый раз, когда NFT перепродается, его создатель также получает прибыль. Так работает встроенная система роялти, которой нет в мире физического искусства — художники часто чувствуют себя обманутыми, когда их работы перепродаются на вторичном рынке.


NFT на вооружении благотворителей

Однако цифровое искусство — не только средство бездумного обогащения, а еще и новый инструмент для благотворительности. Например, в декабре стартовал интересный проект в поддержку людей, инфицированных ВИЧ. NFT-проект Red Ribbon Gang взял на вооружение пиксельных персонажей из панк-культуры.

В свое время странные аватарки придумали создатели компании Larva Labs Мэтт Холл и Джон Уоткинсон. Идея родилась в 2017 году под влиянием британской панк-сцены — и вскоре появилась коллекция уникальных 8-битных пиксельных изображений CryptoPunks размером 24х24 дюйма. Суммарная стоимость коллекции цифровых панков превзошла отметку в 1 млрд долларов.

Red Ribbon Gang состоит из 10 тысяч сгенерированных Red Ribbon Punks. Все персонажи носят красные ленточки, среди них также есть 370 артов знаменитостей, чья жизнь связана с ВИЧ: Фредди Меркьюри, Джиа Каранджи, Чарли Шин, Рудольф Нуриев и другие. Примечательно, что аватары звезд рисуют художники со всего мира, многие из которых имеют положительный ВИЧ-статус.

Арты реализуются на NFT платформе OpenSea. При этом 100% выручки от первичных продаж, а также 8% с продаж на вторичном рынке идут в Фонд помощи людям, живущим с ВИЧ.

Авторы проекта, команда крипто-энтузиастов Digital Mob, считают, что интерес к цифровому искусству в мире будет только расти.

«Современный мир все больше уходит в цифру, и от этого никуда не деться. Новую цифровую сингулярность пророчат к 2035 году, а в мета-вселенных уже продают недвижимость. Основная задача современно искусства — это не какое оно, цифровое или реальное, а именно та идея и те сверх дополнительные ценности, которые несет тот или иной объект творчества», — считают создатели Red Ribbon Gang.

В любом случае, серьезную ценность цифрового искусства мы сможем ощутить спустя десятилетия. Не будем забывать и про то, что новое поколение, родившееся в начале нулевых, выросло на волне постоянно совершенствующихся технологий. У людей, которые выросли со смартфонами в руках, будет совсем иное представление о жизни и об искусстве, чем у прошлых поколений.