«Восхитительно. Неподражаемо. Как всегда»: как прошла Ural Music Night | Музыка и клубы | Time Out
Музыка и клубы

«Восхитительно. Неподражаемо. Как всегда»: как прошла Ural Music Night

Никита Величко 2 ноября 2021
12 мин
«Восхитительно. Неподражаемо. Как всегда»: как прошла Ural Music Night
ЛСП, фото: Павел Ребрук

Последний крупнейший российский фестиваль 2021 года прошел 22 октября в Екатеринбурге — им стал традиционный Ural Music Night. Вход на событие был бесплатный, но в формате ковид-фри — только при получении браслета по сертификату о вакцинации или альтернативному документу. Организаторы вынуждены были сменить дату, лишились 30 % площадок и некоторых хедлайнеров, готовили мероприятие в последний момент — но все-таки его провели. Корреспондент Time Out делится субъективными впечатлениями о «Ночи музыки».


11:40

Во дворце спорта с нежным названием «Уралочка» — такое же название у волейбольного клуба, аптеки и комиссионного магазина — пресс-конференция. «У вас нет температуры», — с улыбкой говорит гардеробщица, имея в виду, что ее нет вообще: бесконтактный термометр почему-то ничего не показывает. В лифте играет «Баба Яга» Евгения Светланова. На пресс-конференцию заявлен Борис Березовский, который выступает на фестивале с ансамблем «Вольница», — «но по некоторым причинам он с нами не сможет работать». Директор фестиваля Евгений Горенбург говорит, что Ural Music Night — «самый большой музыкальный фестиваль в мире»: «и потому, что мы действительно большой и крупный фестиваль, и потому, что эпидемия гуляет, и остальные (Lollapalooza, SXSW, Sziget) на сегодняшний день закрыты».

Это не так, если вспомнить хотя бы сербский Exit, прошедший в июле с 40000 посетителей. Но размах все равно непандемийный — заявлены 60 площадок. «Три концерта “Запрещенных барабанщиков”, два концерта Billy’s Band».

«Мы завтра все вместе с вами умирать не собираемся… Нам надо жить в ковиде. Чтобы жить в ковиде, надо общаться, надо делать все человечно, чтобы нас ковид не разъединял, не расчеловечил».

В прошлом году на фестивале было 170 тысяч гостей, в позапрошлом — 300 тысяч. Сейчас, говорит Горенбург, ожидаются 15-20 тысяч человек. Вопросы журналисты задают в основном про ковид. У спикеров это вызывает мало энтузиазма. Комментируя предложение депутата Андрея Альшевских отменить фестиваль, Горенбург говорит: «Абсолютно недальновидное было заявление. Мы завтра все вместе с вами умирать не собираемся. […] Нам надо жить в ковиде. Чтобы жить в ковиде, надо общаться, надо делать все человечно, чтобы нас ковид не разъединял, не расчеловечил». Организаторы уже думают о 2023 годе, когда Екатеринбургу будет 300 лет.

Фото: Лола Лила

13:00

При входе в екатеринбургское метро нужно каждый раз ставить сумку на ленту рентгеновского аппарата. «Что у вас там? — озабоченно спрашивает сотрудница. — Сейчас только человека с пистолетом поймали». На станции «Площадь 1905 года» на колоннах висят фотографии Уральского академического филармонического оркестра.

15:00

Программа фестиваля очень разнообразная. Есть сцена «Уральское застолье» с хоровой музыкой, сцена «Дисколенд» — ее пришлось перенести из цирка в ЦК «Урал» ввиду столкновения с 6-й Уральской индустриальной биеннале, — «Русская кибернетика DJ-party» в итальянском ресторане Maccheroni, «Фолк-карнавал», «Концерт духовной музыки и мантр» и много чего еще.

Фото: Константин Губанов

Уже начался United Drum&Bass Community Spot на стадионе «Екатеринбург Арена». Открыт один вход, опознавательных знаков фестиваля нет. Приветствуют три стюарда, дальше — серьезный досмотр, как будто идешь на матч. Во внутреннем помещении, через которое футбольная команда «Урал» выходит на поле, играет диджей Polinazzavr . У сцены только несколько работников, сама Полина, кажется, веселится. Стойкость и умение получать удовольствие от музыки в любой момент — хороший знак для диджея. Ухожу под All Ganja Man — Serum & MC Spyda.

16:00

В городе как-то серо и тускло — как и везде в такое время года. Наверное, летом — а фестиваль должен был состояться 25 июня — совсем другое ощущение. К тому же рабочая пятница. Почему не суббота? «Мы традиционно проводим в пятницу вечером, когда люди выходят с работы и идут гулять по городу», — объяснил мне позже пресс-секретарь фестиваля Григорий Колмогоров.

Еду полчаса на автобусе до Дворца культуры железнодорожников. Жаль пропускать музыканта «никита твоего подсознания» , который в 17:00 в «Уралочке», но не сходить на Ishome  как-то глупо.

У входа в Дворец культуры стоят два танка. За десять минут до начала концерта в Малом зале всего несколько человек. Стены украшены панно с голубыми узорами. Дым, свет гаснет, выходит Ishome в маске. Играет басовую электронику, в которой бас звучит как вьюга. Жонглирует перкуссиями, ведет то к гипнозу, то к танцу. Но танцевать пока рано. Зрителей уже несколько десятков, все стоят или сидят в нескольких метрах от сцены. Закрываю глаза, но подходит охранник и стучит по плечу, жестом требуя полностью натянуть маску.

18:30

Возвращаюсь в «Уралочку» на «Касту» . На сцене конкурсы. Фанат читает наизусть старый хит «Горячее время». Большой зал дворца спорта из-за ограничений заполнен ровно наполовину — позже выяснилось, что многие стояли в очереди на вход.

В семь выходит «Каста». Качает профессионально. На экране показывают клипы — под «Сочиняй мечты» кто-то свистит при виде Михаила Ефремова. Между песнями рэперы спрашивают, у кого «Каста» была на кассетах, и развлекают подготовленными приемами вроде «Скажите каста-каста-каста-каста». Замечательный момент — тишина, повисшая на несколько секунд перед «Прошел через», самой проникновенной песнью в дискографии группы. Важный — исполнение подряд песен «Годы неправды», под которую на экране показывают хроники СССР, и «Скрепы». Перед второй рэперы комментируют: «Еще одна песенка, пока не запретили, пока нас не стали показывать по “Первому каналу” со словами “так называемая “Каста”». Несколько человек на этих словах уходят из зала. Перед «Ды-ды-дым» Влади говорит, что песню выпустили 13 лет назад, но почему-то в чартах группы она на втором месте именно сейчас.

Фото: Алексей Патентный

Фото: Алексей Патентный

«Еще одна песенка, пока не запретили, пока нас не стали показывать по “Первому каналу” со словами “так называемая “Каста”».

21:00

Ненадолго возвращаюсь в гостиницу — в холле тоже живая музыка. Позже узнаю, что и это было частью фестиваля, играла  школа-студия Golovina Music Studio .

Дальше можно гулять по разным площадкам, тем более в ближайшие часы почти никого из лайнапа я не знаю. В арт-пространстве «Впечатление» сообщество «Beat/овка» ставит дэнсхолл, публика сидит в телефонах на диванах. В Музее истории Екатеринбурга — сидячий концерт коллектива «Номер 4», который исполняет песни на разных языках. «Эта старая песня известна любителям традиционного джаза как “Желтая корзиночка”». Еще играют музыку Эннио Морриконе. Публика, среди которой немало пожилых людей, почтительно слушает и благодарно аплодирует.

Перемещаюсь в «первый профессиональный джаз-клуб» EverJazz. На входе очередь человек 20, изнутри слышно «Запрещенных барабанщиков» . Кто-то радуется: «По-моему, это как раз главный хит про негра!». Очередь становится длиннее, вместе со мной из нее уходит интеллигентного вида пара со словами «кальян какой-то вот есть».

22:00

Фото: Константин Губанов

В баре «Мелодия» все красивые и молодые, тесно и весело. Диджеи — судя по таймингу, это Никита Бобунец  и Денис Клевакин  — оглушают Mass Destruction Faithless. Бармен отказывается наливать что-либо с кофеином, перебегаю в Дом офицеров. На первом этаже безлюдная фотосессия Billy’s Band , на втором в фойе с военной живописью играет гармонист Игорь Растеряев . Слушаю песню со словами «Он хорош на самом деле / Он наш общий знаменатель».

Людно. За стеной гремит концерт, подхожу к дверям — проверяющая браслеты девушка кричит: «Здесь The Beatles играют, заходите!». Захожу — на сцене люди в пиджаках, с прическами и повадками, как из фильма A Hard Day’s Night. Звучат Please Please Me и All My Loving, на заднике написано The Beat…, но дальше …boys. «Битбои»  не дотягивают, но стараются , и все довольны.

Фото: Константин Губанов

22:30

Таксист рассказывает, что третий раз за вечер высадил пассажира и сразу же повез другого. В кафе «1991» «Ельцин Центра» за столиками пьют коктейли, играет энергичный джазовый «Радость Оркестр» . Удаются соло на губной гармошке.

Захожу в атриум «Ельцин Центра» под строчку «я смотрю на тебя, и я вижу себя в тебе». Здесь празднуют 35-летие Свердловского рок-клуба. На сцене группа «ТОП», в составе которой играет на гитаре директор фестиваля Горенбург. Следует рассказ о том, как посвящение Чаку Берри музыканты назвали «Пони бегут» по аналогии с Johnny B. Goode. Особый упор в песне на строчку «и трава одна на всех». На сцене шестеро мужчин и две бэк-вокалистки, рок-н-ролл, в зале мечтательные улыбки, в воздухе мертво зависла ностальгия. Ухожу под песню о парне, который работал на маленькой бензоколонке.

Фото: Полина Зиновьева

23:30

Дороги забиты. Еду в киноконцертный зал «Космос» на фолк-карнавал. Группа «Изумруд»  исполняет в полупустом помещении песню «Журавль по небу летит»  на этнических инструментах. В коридоре наверху — «Волынки и барабаны Санкт-Петербурга» , мужчины и женщины в килтах, играющие традиционную шотландскую музыку. Их слушают три ряда, но чей-то разговор сзади слышно так же хорошо, как самих музыкантов.

0:00

В сквере по пути в «Уралочку» много выпивающих молодых людей. Думаю, что перед ЛСП , оказывается — вместо: уже за час до концерта выстраивается большая очередь на вход, и многие заранее оставили надежду попасть внутрь. На сцене опять конкурсы: «Что сказал Гагарин перед тем, как полетел в космос?» — кричит ведущий, кидая в зал футболку. Олег ЛСП первым делом поздравляет всех, кто попал внутрь, и говорит: «Мы бы хотели, чтобы попали все, кто даже не хочет». Играет  с живой группой. Если под «Касту» хорошо сидеть на трибуне, то тут хочется подойти поближе к сцене. Песни со всех альбомов поются наизусть. «Невероятно. Восхитительно. Неподражаемо. Как всегда», — цинично комментирует ЛСП. «Монетка»  звучит в жесткой гитарной версии. После концерта волонтерки бегут на бэкстейдж фотографироваться c музыкантами.

Фото: Павел Ребрук

«Невероятно. Восхитительно. Неподражаемо. Как всегда».

2:00

Фото: Роман Рамазанов

Фото: Роман Рамазанов

В баре Dirty Dance одурело пахнет кальяном. Слаженно играет песню «Девочка танцуй» кавер-группа «Рингтон» , танцуют молодые уральцы, но это, кажется, уже не фестивальная программа. На группу IOWA  в КРК «Уралец» сил не остается — там все завершается традиционным для фестиваля исполнением песни «Луч солнца золотого», но наутро все обсуждают только свинские слова  Вадима Самойлова в «Ельцин Центре».

Фото: Роман Рамазанов


Ural Music Night — это как «Ночь музеев», только про музыку. Очень много всего, в том числе незнакомого; шумно, иногда чуть-чуть бестолково, особенно когда музыканты играют в акустически не предназначенных для концертов местах, — но вообще-то весело. Хороший повод приехать в Екатеринбург и остаться в одном из лучших российских городов на несколько дней, потому что здесь есть что изучить. Сам по себе большой фестиваль в российских условиях в середине октября — явление достаточно спорное, но, возможно, организаторам важно было не пропускать год и провести событие во что бы ни стало. Сделать вдох перед паузой и дать вдохнуть другим, потому что никто не знает, что будет дальше и когда уже все это закончится.