От Бродяги к девушке из Дании: эволюция мужских образов в голливудском кино | Кино | Time Out
Кино

От Бродяги к девушке из Дании: эволюция мужских образов в голливудском кино

Дмитрий Евстратов 12 января 2021
12 мин
От Бродяги к девушке из Дании: эволюция мужских образов в голливудском кино
Импозантные кавалеры, мускулистые спасатели вселенной и рефлексирующие страдальцы, запертые в своих крохотных мирах — какими только не были главные герои больших и малых экранов. Time Out вспоминает образы мужчин в фильмах на заре кинематографа и рассказывает, как они менялись на протяжении последних ста лет.

Комедийные образы немого кино

Когда-то кинематограф не был полем для глубоких размышлений. За это скорее отвечали театр и литература — а от кино требовалось лишь создание новых мужских персонажей, которые отличались бы от привычных образах, уже созданных в других видах искусства. Чаще всего такие герои были комедийными: они развлекали публику, не претендуя на рефлексию. Ярчайший пример — впервые появившийся на экранах в образе бродяги Чарли Чаплин в короткометражной комедийной ленте «Детские автомобильные гонки» (1914).

Кадр из фильма «Детские автомобильные гонки» (1914)

По сюжету скучающий бездельник решает посмотреть на соревнование машинок для самых маленьких. На трассе он встречает съемочную группу и, заинтересовавшись процессом, старается попасть в кадр, что приводит к множеству комичных ситуаций.

Дерзкий, но милосердный романтик настолько полюбился публике, что Чаплин еще не раз появлялся в этом образе в своих следующих фильмах на протяжении двадцати лет, включая некоторые полнометражные картины.

Кадр из фильма «Малыш» (1921)

Со временем зрители перестали довольствоваться комедийной составляющей: кино, как губка, впитывало в себя ритм общественного развития, отражая ключевые социальные и политические процессы. Это хорошо заметно по образу чаплиновского Бродяги — персонаж развивался от фильма к фильму, и в нем стали проглядывать трагические черты. В частности, в ленте «Малыш» (1921) герой Чаплина случайно находит на свалке младенца. Оказывается, мать-одиночка в надежде обеспечить сыну лучшую жизнь бросила его на заднем сидении дорогого автомобиля. Однако машину угнали бандиты, которые оставили ребенка между помойных баков. Бродяга в «Малыше» — это трагикомический персонаж, борющийся с социальной несправедливостью.

В дальнейшем сюжеты фильмов, в которых появляется этот герой, окажутся связаны с общественными явлениями: будь то поддерживающий эмансипацию женщин «Цирк» (1928) или анализирующие годы Великой депрессии «Новые времена» (1936).

Кинематограф тридцатых под другим углом:

Время, место и кино: Франция. 1930-е. Поэтический реализм

Красавцы-обольстители

Однако на художественное представление мужских образов влияют не только социальные, культурные или политические общественные изменения.

Актеры немого кино в полной мере ощутили на себе глобальное изменение мужских образов вместе с технологическим прорывом — появлением звука.

Кларк Гейбл в фильме «Моря Китая» (1935)

Если раньше для артиста были важны выразительная мимика, отточенные движения и театральность, то теперь одной из главных особенностей новых персонажей стал низкий голос. В фильмах 1930-х появлялось все больше соблазнительных красавцев с белоснежной улыбкой и крупным подбородком, которые могли и спеть, и станцевать, и девушку завоевать — в общем, идеальных героев с точки зрения «мужского» Голливуда 1930-1950-х.

Отчасти поэтому наиболее популярными актерами тех лет стали Хамфри Богарт, Кларк Гейбл и Кэри Грант, от природы наделенные обаянием, харизмой и выверенной сексуальностью.

Образы-поводыри для общества

Америка времен Великой депрессии, раздираемая ежегодно растущей преступностью, экономическим кризисом и сдвинутыми нормами морали нуждалась в образах-примерах (а иногда и антипримерах), направляющих общество в светлое будущее.

Кадр из фильма «Гражданин Кейн» (1941)

В начале 1940-х на экранах стали появляться неоднозначные персонажи, переживающие масштабные личностные изменения, которые, в сущности, в эти годы переживала и страна в целом. Так, к примеру, в «Гражданине Кейне» (1941) Орсона Уэллса главный герой — медиамагнат Чарльз Фостер Кейн (его прототипом был газетный издатель Уильям Херст). Он проходит путь от человека, служащего обществу, к алчному тирану, использующему деньги и власть для удовлетворения своих желаний.

Образ, созданный Орсоном Уэллсом, стал символом разочарования в капитализме и примером человека, ушедшего с праведной христианской дороги.

Кадр из фильма «Эта замечательная жизнь» (1946)

В 1946 году на американские экраны вышла лента режиссера Фрэнка Капры «Эта замечательная жизнь», в которой главный герой, Джордж Бейли (Джеймс Стюарт), не выдерживает череды финансовых, семейных и личностных проблем и решает покончить жизнь самоубийством. Но явившийся с небес ангел-хранитель помогает увидеть, что его жизнь вовсе не была напрасной. В Джордже американцы узнали самих себя: Великая депрессия, сложнейший восстановительный период после нее, да еще и последовавшая за этим Вторая мировая война едва ли могли сформировать в обществе положительное настроение.

Волна самоубийств, захватившая страну в 1930-х, попросту не могла отразиться на искусстве — «Эта замечательная жизнь» с помощью образа Джеймса Стюарта оказалась лекарством, спасшим Америку от смертельной социальной болезни.

Немногословные герои

В период Холодной войны особую популярность получил жанр шпионских триллеров. Напуганное внешнеполитическими конфликтами и угрозой ядерной войны общество грезило о великом спасителе, который сумеет охладить накаленную обстановку. Это стало залогом бешеного успеха экранизаций романов британского писателя Яна Флеминга о секретном агенте разведки MI6 Джеймсе Бонде.

Шон Коннери в роли Джеймса Бонда

Отличительными чертами агента 007 стали немногословность, жажда риска и опасных приключений, нацеленность на силовое решение возникающих конфликтов, а также решительность, позволяющая справляться с любыми проблемами. При этом такой персонаж обладает и набором качеств, свойственных красавцам-обольстителям — Бонд проявляет страсть к женщинам, никогда не отказывается от азартных игр и алкоголя.

В разные годы эту роль примеряли на себя Шон Коннери, Роджер Мур, Пирс Броснан и другие актеры, каждый из которых тут же становился секс-символом поколения.

Клинт Иствуд в фильме «На несколько долларов больше» (1965)

Одновременно с ростом популярности шпионских триллеров случился и ренессанс вестерна. В 1960-1970-е различные вариации на тему этого жанра заполонили кинотеатры. Особенно популярными были итальянские спагетти-вестерны, в частности, работы режиссера Серджио Леоне. «Долларовая трилогия» с Клинтом Иствудом, в которую входили ленты «За пригоршню долларов» (1964), «На несколько долларов больше» (1965) и «Хороший, плохой, злой» (1966), вообще стала культовой, а немногословный герой Иствуда — иконой жанра.

При этом спагетти-сюжеты не претендовали на реалистичность, в отличие от многих американских ревизионистских вестернов, оттого главные герои часто не имели имени и прошлого, но при этом обладали эпически цельным характером и почти супергеройскими способностями.

Герои блокбастеров

Многое изменилось в 1975 году. С выходом в прокат «Челюстей» Стивена Спилберга началась новая эра кино — эра блокбастеров. Кассовые сборы фильма об акуле-убийце позволили голливудским боссам по-новому взглянуть на коммерческую составляющую: на экранах стало появляться все больше высокобюджетных лент, сопровождаемых масштабными рекламными кампаниями.

Кадр из фильма «Челюсти» (1975)

Вместе с этим эволюционировали и мужские образы. Они стали более понятными для массового зрителя, который мог соотносить себя с ними. При этом мужские персонажи не лишились своих характерных особенностей — они оставались все такими же сильными, уверенными в себе и решительными.

Ключевыми персонажами эпохи стали герои отцов массового кино, Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса. В картине «Звездные войны. Эпизод 4: Новая надежда» на экранах впервые появился Люк Скайуокер.

Марк Хэмилл в роли Люка Скайуокера

Несмотря на то, что «Звездные войны» — фантастическая франшиза, поначалу персонаж Марка Хэмилла казался самым обычным юнцом. Воспитанный дядей и тетей, он был по-настоящему «своим парнем»: долгие годы работал на ферме, увлекался созданием и модернизацией роботов и дроидов, пока война не пришла на его землю.

Это вынудило юного героя раскрыть тайны своего прошлого и обнаружить в себе колоссальный потенциал, силу, с помощью которой он может спасти мир.

Люк стал одним из первых культовых мужских образов новой эры кино, своеобразным швейцаром, открывшим зрителям двери в массовый кинематограф. В дальнейшем типаж «своего парня», раскрывающего спрятанную внутри силу, не раз использовался в блокбастерах.

Вспомним авантюриста Индиану Джонса в одноименной франшизе Стивена Спилберга, активного любителя рока Марти Макфлая во франшизе «Назад в будущее» Роберта Земекиса или «типичного» американского героя Джона Макклейна во франшизе «Крепкий орешек» — заядлого курильщика, испытывающего сложности в браке и находящегося на грани алкоголизма.

Супергерои

Появление блокбастеров и ориентация крупнейших студий на высокобюджетное кино вдохнуло новую жизнь в фильмы о супергероях. Комиксы, пришедшие в американскую культуру на рубеже XIX и XX веков, стремительно набирали популярность, которая к середине столетия достигла своего пика. Такие герои, как Супермен, Бэтмен, Капитан Америка, а чуть позже Человек-Паук и Железный человек стали для американского общества не просто литературными персонажами, а важнейшими элементами массовой культуры.

О них снимали мало- и среднебюджетные фильмы, еще чаще — мультсериалы, пока, наконец, не пришло время большого кино.

Кристофер Рив в роли Супермена

После начала эры блокбастеров зрители смогли увидеть на экранах «Супермена» (1978), прославившего актера Кристофера Рива. Супермен, хоть и имел мифическое происхождение, стал символом борьбы за справедливость, в которой так сильно нуждалось капиталистическое общество. Высокобюджетный фильм о другом борце за справедливость, Бэтмене, вышел в конце 1980-х.

Картина Тима Бертона со временем стала культовой и закрепила за Бэтменом статус иконы поп-культуры — супергероя, поддерживающего надежду среднего класса на всесилие элиты при решении общественных проблем.

Бэтмен и Джокер Тима Бертона

И все-таки такое кино, основанное на комиксах, не всегда находило отклик в сердцах фанатов, сопоставимый с сегодняшним. Все изменилось после трагедии 11 сентября 2001 года, обнажившей страхи и заставившей американцев пересмотреть свое отношение к людям с суперспособностями. Теплящаяся надежда на то, что герой в трико прилетит и спасет сотни жизней, привела широкую публику к большим экранам. Осознавая такой запрос общества, кинематографисты стали делать супергеройские фильмы все более реалистичными, позволяющими напрямую говорить со своим зрителем.

Особенно преуспел в этом Кристофер Нолан — трилогия о «Темном рыцаре» выделяется не только эпатажным и проработанным главным героем, но и злодеями, выросшими в той же системе и указавшими на ее ошибки.

Интеллектуалы

Кадр из фильма «Игры разума», 2001

Мужские персонажи на протяжении вековой истории кино практически никогда не были обделены интеллектом — правда, эта характеристика далеко не всегда выходила на первый план (не считая, разве что, Индианы Джонса). Ситуация постепенно менялась с приближением нового столетия.

Героями мейнстримных и арт-мейнстримных фильмов все чаще становились интеллектуалы: Уилл Хантинг («Умница Уилл Хантинг», 1997), Джон Нэш («Игры разума», 2001), Фрэнк Абигнейл («Поймай меня, если сможешь», 2002). Все они, так или иначе, выделялись своими умственными способностями и смекалкой — это было их главным оружием.

Роберт Дауни-младший в роли Тони Старка

Позднее интеллект стал неотъемлемой характеристикой и других персонажей поп-культуры. «Гений, миллиардер, плейбой, филантроп» — так описывал себя Тони Старк, сыгранный Робертом Дауни-младшим в фильме «Железный человек». Действительно, в век технологий было бы странно видеть в массовом кино истории успеха людей с низким уровнем интеллекта. Более того, ум стал заменять другие, ранее лоббируемые черты мужских персонажей — физическую силу и красоту.

Так, к примеру, Шерлок Холмс в исполнении Бенедикта Камбербэтча в сериале «Шерлок» произносит крылатую фразу, пожалуй, ставшую девизом героев-интеллектуалов: «Думайте! Это теперь сексуально».

Гомоэротизм, рефлексия и профеминизм

Пришедшая в общество новая этика также заставила кинематографистов пересмотреть варианты изображения мужских образов. Первые изменения стали происходить уже в конце XX века, когда в большое кино прорвались ЛГБТ-персонажи.

Они существовали и ранее — в основном в грайндхаусе (эксплуатационном кино) или в коммерческом кино, но представлены были скорее в комедийном ключе («Тутси», 1982). Впрочем, со временем эта тема перестала быть табуированной, и гомосексуальные отношения все глубже проникали в массовую культуру.

Кадр из фильма «Филадельфия» (1993)

Одной из поворотных точек стала лента «Филадельфия» (1993). Том Хэнкс играет молодого адвоката Эндрю Беккетта, которого внезапно увольняют с работы, ссылаясь на его некомпетентность. Однако истинная причина расставания с перспективным юристом заключалась совсем в другом — менеджеры узнали, что Эндрю является больным СПИДом геем. «Филадельфия» стала чуть ли не первым примером высокобюджетного фильма, в котором гомосексуальные персонажи были изображены реалистично.

Впоследствии на экранах появлялось все больше таких героев, не только принимающих себя, но и пытающихся воздействовать на окружающую действительность («Горбатая гора», 2005; «Харви Милк», 2008).

Кадр из фильма «Девушка из Дании» (2015)

Важнейшие киногерои эпохи новой этики все чаще рефлексируют, переосмысляя свои идеалы. Например, в ленте «Девушка из Дании» (2015), рассказывающей историю первой трансгендерной женщины, Эдди Редмейн играет Эйнара Вегенера, который, позируя в качестве женской фигуры, раскрывает свою новую идентичность. Эйнар отказывается от своей личности и становится девушкой Лили, живущей и страдающей в мужском теле. Рефлексия и сеансы психотерапии не помогают ей принять саму себя, после чего она решается на инновационную операцию по смене пола.

Переосмысление бытия вообще характерно для современных мужских персонажей — стоит вспомнить ленты «Она» (2013) или «Лунный свет» (2016), которые рассказывают о сложном пути мужчины к внутреннему согласию с самим собой.

Также одной из важных характеристик некоторых современных героев является их феминистская позиция, которая не всегда может проявляться открыто. К примеру, франшиза «Безумный Макс», совершившая гендерный разворот на 180 градусов.

Вышедший в 2015 году на большие экраны «Безумный Макс: Дорога ярости» предстал профеминистским экшеном, на первые роли в котором выходят уже женские персонажи. Да и Макс Рокатански становится верным спутником воительницы Фуриосы, помогающим ей и другим девушкам вырваться из патриархальных уз тирана Несмертного Джо.

На смену маскулинным героям прошлого все чаще приходят персонажи-профеминисты — Ньют Саламандер («Фантастические твари и где они обитают») или, например, Стив Тревор («Чудо-женщина»).

За более чем вековую историю голливудского кино мужские образы претерпели значительные изменения. Однако большинство из них произошло лишь в последние тридцать лет, когда в условиях новой этики персонажи стали более гибкими, подстраивающимися под современную реальность: вместо идеальных мужчин середины XX века, показанных мужчинами-режиссерами, начали проглядываться совсем другие герои, все чаще представляемые режиссерами-женщинами.