«Быть рядом»: жизнь мам в условиях самоизоляции

За последние две недели жизнь мам и пап резко изменилась: большинство из них остались наедине со своими детьми без помощи школ, садов, развлекательных заведений и старших родственников. А режим самоизоляции предполагает, что покидать свою квартиру следует как можно реже. Time Out поговорил с Кристиной Бобровой, создательницей проекта поддержки мам «12 объятий» и просто мамой двоих сыновей, о том, как устроена сейчас жизнь мам и что можно сделать, чтобы поддержать себя в эти нелегкие времена.

«Все, сидите дома»

Кристина Боброва

создательница проекта поддержки мам «12 объятий»

Мы с мужем перестали ходить на работу две недели назад. Просто в один день нам сказали «все, сидите дома». Я работаю в малом бизнесе, в образовательной организации, я маркетолог и многое могу делать удаленно. Муж тоже имеет возможность работать из дома. Серьезно вникать во все происходящее я стала только в начале прошлой недели.

Мои дети уже взрослые, если им нужно внимание — я его оказываю, но они уже не «срочно беги», конечно. А за маленькими ты на автомате все время смотришь. Сейчас я могу сказать «исчезни, я работаю, через пять минут подойду», срываться и бежать не обязательно.

У меня двое сыновей: Витя, ему почти семь, в следующем году пойдет в школу. Старшему, Саше, девять. Я сразу держала в голове, что должно быть расписание, какой-то четкий план. Это обеспечивает более ритмичное существование: так с детьми проще.

Но,  несмотря на то, что я заранее об этом подумала, требуется время, чтобы такое  расписание ввести и понять, как его сформировать: в какое время лучше заняться чем-то, в какой момент дать детям свободу, когда делать школьные занятия. К сожалению, это не вопрос двух дней — «все началось, и вот мы готовые сидим». Ты придумаешь расписание, а потом еще дети его тридцать раз перекроят и дадут свою обратную связь по этому вопросу.

Школьникам важно понимать, когда начинается и заканчивается их «рабочий день». Расписание дошколят я бы строила вокруг приемов пищи (в том числе перекусов) и компьютерных развлечений.

Но школьникам важно понимать, когда начинается и заканчивается их «рабочий день». Расписание дошколят я бы строила вокруг приемов пищи (в том числе перекусов) и компьютерных развлечений. Например, два часа в первой половине дня, два — во второй. Между этим — еда, развлечения, творчество, образование.

Я думала, он будет делать домашку, а я буду работать в это время

Самая главная моя задача сейчас организовать образование старшего. Информация, которая высылается, плохо структурирована; электронный дневник виснет; мало того, что надо проконтролировать, что сделано, что не сделано, приходится разбираться, правильно ли я понимаю, что имеет в виду учитель. Это же не готовая платформа для онлайн-обучения, где все разложено по полочкам, а учитель только домашку проверяет и дает обратную связь.

Я думала, он будет делать домашку, а я буду работать в это время — но так, конечно, не получается. Пока Саша делает домашнюю работу, я делаю какие-то мелочи — невозможно, скажем, заняться стратегическими задачами. Системе образования нужно время, чтобы наладить этот процесс, ну хотя бы банально, чтобы сервер электронного дневника не «падал». Первую неделю мы делали домашку с десяти утра до пяти вечера — я отвлеклась, Саша отвлекся, надо его в рабочее состояние обратно «запихать», чтобы он доделал; потом начинается «ты все не так понимаешь», и мне надо перепроверять, может быть, я действительно что-то не так понимаю… Это очень утомительный процесс.

Я застолбила самое главное — время на уроки, прием пищи (ужин плавающий, обед привязан к прогулке) — дальше у них свободное время, а я работаю. Мы сделали наиболее логично. Сейчас уедем за город — будет новый момент адаптации. Со школой пока происходит что-то непонятное. Нам посулили «облегченный режим», и я уже с ужасом думаю о том, что потом с этого режима надо будет включаться обратно. Пока что наша учительница будет дома, не надо будет жестко высылать ей каждый день домашку, постоянно придется подстраиваться то под одно, то под другое.

Я застолбила самое главное — время на уроки, прием пищи (ужин плавающий, обед привязан к прогулке) — дальше у них свободное время, а я работаю.

С Витей проще: он уже в таком возрасте, когда может сам собой заниматься, у него много интересов. Я не тот родитель, который много запрещает: лоджия — его территория, и она уже разобрана по кирпичикам.

Я ученый, и я тебя уничтожу!

Я не ограждаю своих детей от информации. Они знают: да, есть вирус. Надо же как-то обосновать мытье рук! Да, он опасный, да, от него умирают — в основном пожилые, с самими детьми вряд ли что-то случится. Чтобы никого не заразить, мы моем руки, не ходим в школу, ни с кем не взаимодействуем. У нас недавно была игра, в которую сам собой вплелся коронавирус:

Мам, ты кто?

— Я человек.

— Нет, ты придумай, кто ты, а я — как тебя уничтожу.

— Ок, я тиранозавр.

— А я мегалодон! Я тебя съем.

— Ну ладно. Тогда я тихоходка.

— Бессмертных нельзя.

— Инфузория-туфелька.

А я короновирус, проникну в тебя и уничтожу!

— А я ученый, который изобрел лекарство от короновируса и уничтожил тебя!»

Это информационный поток, лучше им управлять. «Что не можешь запретить, то возглавь» — это основная концепция взаимодействия с детьми.

Это информационный поток, лучше им управлять. «Что не можешь запретить, то возглавь» — это основная концепция взаимодействия с детьми.

Слава богу, что вирус не опасен для детей. Это подтверждено неоднократно, и это очень поддерживает родителей: они могут думать не о здоровье детей, а о том, как заработать денег. Это, конечно, страшно, но не так страшно, как угроза здоровью. Основная тревожность как раз связана с экономической ситуацией: с тем, что все остановлено и уже начались увольнения.

Девчонки в «12 объятиях» пишут: уволили, сократили, отправили без сохранения заработной платы. Будут сложности, и неизвестно, насколько кризис затянется, и это куда страшнее, чем сидеть дома. Рано или поздно дети пойдут в школу или в сад, а вот как заработать денег, пока они там будут — вопрос вопросов. Это самый тревожный фактор сейчас для всех, и для мам в том числе. Почти каждому из нас придется выкарабкиваться.

Психологическая, юридическая и материальная помощь:

Как сделать жизнь в самоизоляции лучше: помощь себе

Мамы малышей

Стоит отдельно поговорить про мам с детьми до трех лет. Мамы с малышами — они и так сидят дома. Но проблема социальной изоляции мам с маленькими детьми в принципе реальна, у нас городские условия не приспособлены для них. Общество обычно не очень дружелюбно к ним относится: вспомним истории про мам в музеях. Поэтому мама, конечно, сто раз подумает, прежде чем куда-то с ребенком идти. Многие девчонки у нас в «12 объятий» говорят: да я никакой особенной разницы не почувствовала, как дома сидела, так и сижу.

Но что изменилось — у многих мужья дома оказались. Сложно прогнозировать, конечно, но, возможно, будет и положительный эффект: папы посмотрят, что происходит в течение дня. Придется две-три недели посидеть дома с маленьким ребенком и оценить, сколько за день успевает сделать женщина.

Многие девчонки у нас в «12 объятий» говорят: да я никакой особенной разницы не почувствовала, как дома сидела, так и сижу.

А чтобы это было более очевидно, наши мамы проворачивают такую штуку: пишут список сделанного в течение дня. Потом вывешивают на холодильник. Во многих случаях это если не убеждает мужа, то хотя бы позволяет самой женщине чувствует себя более уверенно, а не «нахлебницей» при работающем мужчине.

Мамы тоддлеров

Мне кажется, что сложнее всего придется мамам детей от двух до шести лет: ребенок в этом возрасте активно познает мир. Он и начинает отделяться от мамы, и в то же время мама ему очень нужна. Для легендарных «ужасных трехлеток» внешняя среда играет важную роль в построении отношений. И если ребенок постоянно дома, он может маму очень сильно замучить. Они же обижаются непредсказуемо: ты мне чашку дала не того цвета или не с той стороны банан почистила. Они могут входить в штопор, испытывают много противоречивых эмоций — это очень возрастная штука.

Мы в свое время очень любили кинетический песок: дети зависали в нем часами, для кинестетиков это очень расслабляющая деятельность. Помогает вода: если дома есть ванная, можно купаться. Хорошо, когда дома есть какой-то спорткомплекс, по которому можно полазить и куда-то слить энергию. Потому что по сути это много энергии, которую некуда девать: она может вылиться куда угодно, а предсказать, когда этот момент наступит, невозможно. А ведь у мамы тоже своя энергия и свои пожелания.

Не понимаешь, что делать — сиди в кресле и ничего не делай

Мама тоже находится в сильной фрустрации. Если объяснять простыми словами, фрустрация — это когда у тебя есть какое-то стремление, а потом оно обрывается, и эта энергия в тебе «застревает». У мамы обычно этого очень много, потому что свои желания она реализовать не может, она постоянно направлена на то, чтобы реализовывать желания ребенка. И очень многие отмечают — и у меня тоже такое было! — что в какой-то момент ты просто перестаешь понимать, чего ты хочешь, оно уже столько раз «обрывалось», что теряешься и сама себя не понимаешь в какой-то момент. Это такой огромный ком нереализованных желаний, невысказанных эмоций. Оно может находить эмоциональный выход в общении с ребенком или мужем, а уж в закрытом помещении…

В самом начале пути, когда дети совсем маленькие (до трех-четырех лет) часто бывает так: тебе дали время о себе позаботиться, а ты даже не знаешь, что делать. Не знаешь, чего ты хочешь, не понимаешь, как эти полчаса для себя можно использовать. Одна из типичных ситуаций — мамы часто себя ругают за такое состояние: я не знаю, как о себе позаботиться, значит, я плохая. И сразу включается чувство вины: «Ребенок уснул, есть возможность отдохнуть, а я не отдыхаю? Почему? Почему бы мне не сделать что-то для себя, например, заняться спортом?».

Сразу включается чувство вины: «Ребенок уснул, есть возможность отдохнуть, а я не отдыхаю? Почему? Почему бы мне не сделать что-то для себя, например, заняться спортом?».

Возможно, это прозвучит как издевательство, но надо как-то принять это состояние вечной фрустрации. Не понимаешь, что делать — сиди в кресле и ничего не делай. Не надо заглушать эту тревогу делами по дому, тем что «полезно» или «нужно». Да, всегда есть масса задач, но если выдалась эта минутка, например, трехлетка заигрался и забыл про твое существование, нормально просто побыть в этом состоянии. Ну, да, я не знаю, что делать. Но это не делает меня плохой или недоматерью. Я просто посижу в кресле и просто подумаю.

Можно позвонить подруге, которая поймет и не осудит, поделиться этим. «Представляешь, я села и что? Вот, сижу». Некоторым помогают телесные практики, хотя универсальных советов нет, конечно. Я еще до декрета была в телесной терапии, и изредка я об этом даже вспоминала. Пойдешь пылесосить, и даже не подумаешь, что можно было сделать какое-то упражнение.

Кому-то помогает физическая активность, хотя бы на пять-семь минут, можно поставить себе приложение и заниматься потихоньку. Девчонки часто пишут, что им помогает рисование, хотя я вот, например, рисовать не люблю. Если ты знаешь, что тебе от чего-то становится лучше — ты будешь это делать: и почувствуешь себя молодцом, что сделала что-то для себя, и физически себя лучше почувствуешь.

Бегите, глупцы

Мамам тоддлеров хочется сказать «бегите, глупцы», это ужас, конечно. «Создайте в квартире бункер и запритесь в нем», как написала блогерка Арефьева.

Чем хороши тоддлеры — их всерьез можно увлечь (правда, ненадолго). Ведущая деятельность в этом возрасте — это ролевая игра: я принцесса, ты ведьма, поехали в нашу сказку. При условии, что вы сидите дома, маме придется во всем этом участвовать, и это может быть не очень весело. Если вам нравятся такие игры, можно и полдня в это играть, особенно если есть возможность не работать.

В рамках проекта «Неженское дело» мы рассказывали о детском домашнем театре теней.

Но когда мама на удаленке, а ребенка высадили из сада — то такой досуг, конечно, очень выматывает. Мы в «12 объятиях» выложили документ с полезными онлайн-ресурсами. Например, прямой эфир в инстаграме: психологиня играет с детьми. Они садятся перед экраном и проводится вполне полноценная игра, на снятие тревожности, на проработку страха и так далее. Кажется, это для детей от трех до шести примерно.

«Создайте в квартире бункер и запритесь в нем», как написала блогерка Арефьева.

Хотя, к сожалению, тоддлеру нельзя просто швырнуть «на, играй» — его сначала надо заинтересовать: смотри, вот тетя, вот фигурки (два добрых персонажа, два недобрых), завлечь, поставить, пойти полчаса поработать. Через полчаса — на колу мочало, начинай сначала. Есть аудиосказки. Есть настольные игры, но для них, правда, обычно нужен еще кто-то. Есть много игр, в которые можно играть самому с собой, но как долго он с ней просидит — непонятно.

Когда-нибудь это закончится

Недавно я посмотрела прямой эфир с офтальмологом. Все мамы боятся, что нельзя сажать ребенка за мультики надолго, это известная страшилка. Но оказалось, что на самом деле нет исследования, доказывающего, что компьютер влияет на зрение. По крайней мере, вот здесь чувство вины можно немного уменьшить, — это уже кое-что.

Я, конечно, тоже не очень хочу, чтобы дети много зависали за компьютером. Просто потому что это очень однообразный и не особо интеллектуальный процесс. Школа развивает какой-то свой блок навыков, но она не тренирует креативность, принятие решений, самостоятельность. Значит, моя задача как родителя, сделать так, чтобы эти навыки ребенок где-то получил.

С другой стороны: когда-то это все равно закончится. Посидят два месяца и посидят. Возможности детской (да и взрослой) психики нам не до конца известны: дети подстраиваются, они пластичные, и я не верю, что за два месяца просмотра мультиков умственные способности загубятся и ребенок останется тупым. Если нужно — пусть сидит, ничего страшного не случится. Плюс онлайн-развивашки в планшете есть например: за время карантина вполне реально выучить буквы. И получается: два часа мультиков, два часа за планшетом, два часа какого-то Лего или что вашему ребенку нравится — шесть часов уже набежало.

Все равно будет тяжело, проблема «чем занять ребенка» остается, по крайней мере хорошо, что у нас есть возможность «нейтрализовать» детей за компьютером. На это можно опираться.

Найти опору

Если чувствуешь, что в себе опору не находишь — можно найти ее в друзьях и в родных. Люди могут поддерживать друг друга, с пониманием относиться к слабостям друг друга. Кризис — хороший повод развивать культуру поддержки: большие бизнесы поддерживают малые, люди добровольно и безвозмездно заказывают продукты старикам. Это хороший шанс проявить солидарность и оффлайн, и онлайн. В этом можно находить много ресурса.

Я убеждена, что силу можно найти даже не столько в том, что тебе помогают, сколько в том, что ты помогаешь сама: чувствуешь свою важность, осознаешь, что тебе есть, чем делиться. Это очень жизнеутверждающее ощущение. Надо создавать окружение, подбирать ресурсы, статьи, книги, которые придают тебе сил. А все, что отнимает у тебя силы отбрасывать и не возвращаться. Я нашла телеграм-канал, который выкладывает позитивные новости про COVID и подумала: Господи, хорошо-то как!

Мы с бабушкой и дедушкой регулярно устраиваем видеосозвоны. Zoom сейчас снял 40-минутное ограничение с групповых конференций. Буквально на днях мы всей командой «12 объятий» созванивались и за «рюмкой чая» обсуждали… коронавирус, конечно! Обсуждать в безопасной атмосфере принятия и понимания то, что на данный момент самое важное и больное, — это бесценная возможность. Физически мы изолированы, но душевно, психологически, можем быть рядом друг с другом благодаря интернету.

Я убеждена, что силу можно найти даже не столько в том, что тебе помогают, сколько в том, что ты помогаешь сама: чувствуешь свою важность, осознаешь, что тебе есть, чем делиться. Это очень жизнеутверждающее ощущение.

Может, не всем повезло с окружением хотя я всегда за то, чтобы продолжать искать людей, с которыми вы будете друг друга поддерживать. Животные тоже несут позитив: в общении, во взаимодействии с собакой или кошкой можно найти ресурс. И даже природа, которую можно созерцать из окна своей квартиры.

Можно опереться на себя: те же телесные или дыхательные практики ощутить себя в своем теле и почувствовать, что у меня есть, на что опереться. Есть простая, распространенная практика, хотя, наверное, она не каждому помогает. Лечь, почувствовать свои пальцы, свои стопы… удерживать внимание, проходя по своему телу снизу вверх. Вот пятки, они у тебя есть. Вот ты сидишь в кресле и опираешься на свои ступни, ощущаешь соприкосновение с полом. Такая деятельность не привычна для современного человека: в голове мы бежим, у нас мысли, у нас цели… А подобные практики заземляют, возвращая в «здесь и сейчас».

В заключение

Мы сможем извлечь из этой ситуации что-то хорошее, если развернемся друг к другу лицом и будем стараться помогать друг другу. Есть такая метафора: в аду людям к вытянутым рукам привязали палки и поставили перед ними еду, мол, ешьте. Что они сделали? Они стали кормить друг друга. В условиях ограничений, по крайней мере, в плане моральном, мы можем друг друга «кормить». Понятно, что ситуация стрессовая: люди впадают в регресс, не хотят ни за что отвечать, эмоционируют. Но мы можем взять на себя ответственность, не впадать в панику, не осуждать других. Если мы сможем достойно пережить время карантина (а экономически это будут явно годы) — нам будет проще потом подняться.