Как это работает: кинопрокат в Москве | Кино | Time Out
Кино

Как это работает: кинопрокат в Москве

Ирина Марковец 21 сентября 2020
10 мин
Как это работает: кинопрокат в Москве
Фото: Milkos / depositphotos

Каждый день мы ездим на трамваях и в метро, покупаем еду и лекарства, ходим в кино, заказываем доставку, фотографируем клумбы, гуляем с детьми на новых площадках – и даже не задумываемся, откуда и как все это появилось. Time Out начинает новый проект, который показывает изнутри работу бизнеса и объединений Москвы. О том, как устроен кинопрокат, почему документальные фильмы становятся все популярнее, а онлайн-сервисы не могут конкурировать с большим экраном, рассказывает генеральный директор кинокомпании «Пионер» Александра Геллер.


Александра Геллер

генеральный директор

кинокомпании «Пионер»


По какому принципу вы выбираете кино, которое покупаете для проката в России?

Это, конечно, очень банально звучит, но важнейший показатель — качество. У «Пионера» есть определенное лицо и определенная планка, которую мы не можем понижать. Наш основной фокус — семейные, детские фильмы, но мы себя совершенно не ограничиваем: показываем также и дебютное, молодое кино и просто разножанровые, качественные картины. Гуманитарная миссия у нас тоже есть.

Как компании борются за право показывать фильм: ведь прокатчиков много, но только одна компания получает право на показ?

Так же, как и в любом другом бизнесе. Смотрите: мы не являемся представительством какой-то большой студии и автоматически не получаем ни от кого контент. «Пионер» — независимый прокатчик, поэтому мы постоянно находимся в поисках фильмов: получаем рассылки от наших партнеров, ездим по кинорынкам, иследуем рынок. Конечно, за хорошие фильмы борьба идет очень серьезная. Все участники находятся приблизительно в равных условиях, но здесь очень много факторов. Самыми важными я бы назвала скорость, репутацию и хорошие партнерские отношения с компаниями.

Специальный показ фильма «Дылда» в Каро 11 Октябрь, фото: фейсбук Pioner Cinema

А как происходит эта борьба за фильм?

Совершенно по-разному: и по почте, и на личной встрече, и по телефону можно. Это же как обычная закупка любого продукта.

Какой фильм «Пионеру» было сложно получить в прокат?

Да, собственно, за каждый фильм мы вступаем в борьбу: не бывает, что приходишь, говоришь «хочу этот фильм», а тебе отвечают «ну бери». Но у «Пионера» очень хорошая репутация и на международном рынке, и на российском. Поэтому да, приходится выдерживать конкуренцию, но все что хотим — мы всегда получаем.

Time Out о ключевых явлениях мирового кинематографа:

Время, место и кино: Италия. 1940-е. Неореализм

Многие фильмы Россия смотрит вместе с остальными странами, иногда даже раньше на пару дней — а временами кино у нас выходит значительно позже, через год или даже три. Почему это происходит? И почему дистрибьюторы все равно приобретают права на давно вышедшие фильмы — ведь шанс, что зритель на них пойдет, не очень велик?

В нашем бизнесе есть понятие «холдбэк» — это временные рамки, раньше которых мы не можем выпустить фильм. В принципе, никогда не бывает так, что фильм выходит в России раньше релиза в стране-производителе. Это общепринятые правила, которые практически не нарушаются. Зато, конечно, бывают случаи, когда фильмы покупаются позже, когда релиз уже прошел. Я не согласна с тем, что интерес со стороны зрителя в этом случае невелик: очень много положительных примеров. Например, «Пионер» выпускал французскую трилогию «Белль и Себастьян». Мы купили сразу все три фильма, первый из которых был выпущен во Франции в 2013 году — мы выпускали его в 2018 — и у него были прекрасные результаты. Все зависит от качества конкретной картины.

Премьера фильма «Белль и Себастьян: приключения продолжаются», фото: фейсбук Pioner Cinema

Вы порадовали всех поклонников студии «Гибли» и вообще хорошего кино — когда запустили в повторный прокат шедевры Хаяо Миядзаки. Расскажите об этой работе.

Такие культовые вещи можно выпускать повторно много раз. Мы знаем, что на них всегда есть публика: какие-то фильмы более популярные, какие-то менее — но своего зрителя они находят. Сейчас в нашем пакете находится полная коллекция «Гибли». Мы начали это дело два года назад — и результаты потрясающие. Посмотреть эти фильмы на большом экране — совершенно иной экспириенс, нежели на компьютере или по телевизору. А ведь до недавнего времени фильмы студии «Гибли» вообще не были доступны ни на каких легальных сервисах.

Естественно, делать такой большой кинотеатральный релиз — это праздник и событие. Поэтому у нас ожидания довольно высокие. Плюс, это отреставрированные версии, над которыми собственноручно работал Хаяо Миядзаки. Уже 22 октября в прокате появится аниме «Мой сосед Тоторо».

Премьерный показ «Ходячего замка» в Каро Октябрь, фото: фейсбук Pioner Cinema

«Пионер» выпускал в России фильм «Endless», то есть «Бесконечность», под названием «Вечность между нами». По какому принципу можно изменить название?

Это совершенно нормальная практика — у нас разные языковые системы, языковые группы. Смена названия для фильма естественна — точно так же, как естественен дубляж. Это часть локализации картины.

Ведь бывают, например, такие случаи, когда название на английском звучит нормально, вызывает правильные ассоциации у зарубежного зрителя, а у нас звучит нелогично и непривлекательно. Но с названием мы в первую очередь решаем маркетинговые задачи — зацепить ту публику, которая нам нужна.

В российском прокате можно встретить откровенно  спорные решения:

10 ужасных переводов названий зарубежных фильмов

Какую долю в вашей дистрибуции занимают документальные фильмы и в чем тут интерес — разве зритель стал смотреть больше документального кино? Какими были самые успешные документальные ленты в вашей компании?

Да, зрители стали намного больше ходить на документальное кино. Мы были рекордсменами по документальным фильмам три года: наши фильмы занимали первую строчку по кассе. Первый фильм, который мы как компания выпускали — «Танцовщик» про Сергея Полунина — прошел очень успешно. Его посмотрело огромное количество человек, он полгода был в прокате, успешно прошел и в онлайн-кинотеатрах. На следующий год его опередил наш же документальный фильм «Мое поколение», с Майклом Кейном. Но «Маккуин» побил и его результаты.

У документального кино есть свой зритель. Поэтому оно, конечно, прокатывается не так широко, как игровые фильмы, но, тем не менее, в каких-то нишевых кинотеатрах документальные фильмы идут прекрасно.

Можете предположить, с чем связан рост популярности документального кино?

Это зависит от самого документального кино: от его качества, от фигуры или события, про которые он снят. Ну, и тоже очень важно, что кинотеатры сейчас — их не очень много, но некоторое количество присутствует в Москве — работают со специальным контентом, и их зритель к этому приучен.

Сейчас также проходят различные кинофестивали, например BeatFilm Festival, где тоже показывают документальные картины. Может, дело в какой-то новой культурной тенденции?

Разовые фестивальные показы, которые мы позиционируем как ивенты — это одна история, регулярный прокат — совершенно другая. То есть, мы можем показать какой-то нишевый фильм, собрать большой зал, радоваться. Но устроить регулярный прокат, чтобы люди ходили по несколько недель — задача сложнее.

Маккуин. Специальный показ, фото: фейсбук Pioner Cinema

Как вы выбираете для проката российское кино?

Мы очень много работаем с дебютантами, с молодым кино: считаем, что ему нужно давать экран. Например, работали с учениками Сокурова: выпускали первый фильм Кантемира Балагова «Теснота» и второй его фильм — «Дылда». Работали с Сашей Золотухиным — тоже ученик Сокурова — и его фильмом «Мальчик русский». Сейчас у нас в прокат выйдет прекрасная «Хандра». Режиссер, правда, не дебютант, но тоже молодой и активный. Важно поддерживать такое кино, и мы очень хорошо умеем с ним работать.

Коронавирус сильно ударил по кинопрокату. Как сейчас люди ходят в кино? Стало ли меньше зрителей — и чего вы ожидаете в ближайшей перспективе?

Зритель возвращается, но не так быстро, как хотелось бы. Тем не менее, мы с каждым уикендом понимаем, что кинотеатры зарабатывают в два раза больше, чем в предыдущий. Сейчас вышли такие фильмы как «Довод», «Мулан», скоро выйдет российский проект «Стрельцов» — такие большие релизы помогут раскачать прокат в целом, вернуть зрителей в кинотеатры. Думаю, все придет в норму, но идти это будет довольно долго и сложно. Свою роль сыграло еще и то, что открытие кинотеатров в Москве не было должным образом освещено прессой и городом. Многие люди просто не знали о том, что кинотеатры открылись. Видеть это очень печально, потому что кинотеатры оказались в плачевном положении, в котором, на мой взгляд, их нужно было поддержать. То же самое произошло с кинотеатрами в Питере и Новосибирске — когда открывались веранды и рестораны, все были в курсе, а про открытие кинотеатров зрителям никто особо не рассказывал.


Москва, которую мы не потеряли: руководители кинотеатров об итогах карантина

Time Out расспросил руководство кинотеатральных сетей и отдельных столичных площадок о жизни после закрытия, ужесточении санитарных норм, посткарантинном репертуаре и ожиданиях от зрителей.

Читать статью


Вы уже работали с цифровыми релизами в этом году. Как устроен цифровой прокат в интернете? В чем тут плюсы и минусы в сравнении с кинотеатральным прокатом?

Мы как дистрибьюторы работаем со всеми правами на фильм: сначала с кинотеатральным прокатом, потом с VOD-прокатом, всевозможными ТВ-продажами. В этом году мы уже выпустили в кинотеатральный прокат несколько фильмов, сейчас они вышли на других площадках. У каждого фильма есть своя специфика. Есть картины, которые в онлайн-кинотеатрах проходят лучше, чем в обычных, а есть такие, что наоборот – проще завоевывают зрителя при выходе на большом экране. Мне кажется, здорово, что за время локдауна люди поняли, что существуют легальные онлайн-кинотеатры и ими очень удобно пользоваться. Всегда лучше, мне кажется, купить подписку на онлайн-кинотеатр, а не искать в интернете фильмы в пиратской озвучке, с рекламными вставками. Я надеюсь, что легальные сервисы хорошо прирастили зрителя и дальше будут только развиваться.

Вы находитесь в индустрии кино довольно давно, как вы можете охарактеризовать свое отношение к онлайн-кинотеатрам? Когда они только начали появляться, считали ли вы их конкурентами?

Сложно говорить про конкуренцию: мы одна индустрия, в которой всем есть свое место. Конечно, онлайн будет развиваться, но кино на большом экране никуда не уйдет. Все-таки это некая зрелищность, и выход в кинотеатр — событие. Это единственный вид искусства, который в таком виде доступен для среднестатистического, так скажем, зрителя — билеты в театр сильно дороже, чем билеты в кино.

Так что мне не кажется, что тут может быть конкуренция — все просто должны соблюдать некоторые правила, чтобы друг другу не мешать.

Какой из тех релизов, что вы выпускали в России за несколько лет работы, запомнился вам больше всех — художественной ценностью, личными впечатлениями, сложностями при прокате?

У каждого фильма есть свои сложности: все продается и упаковывается по-разному. Я правда очень люблю работать с российскими фильмами, так что один из моих любимых и памятных — первый фильм Кантемира Балагова «Теснота», который мы выпускали в самом начале своей работы. Это был очень интересный опыт. Потом у нас был семейный релиз «Миа и Белый Лев» — прекрасный фильм про девочку и львенка, замечательный — я его смотрела огромное количество раз. Очень люблю наши документальные фильмы — «Маккуин», «Танцовщик». Сейчас с нетерпением жду, когда выйдет фильм «Хандра», который отгремел на Кинотавре. Выпустим мы его 1 октября.

В то же время 29 октября мы выпустим в широкий прокат голливудскую комедию с Робертом Де Ниро и Умой Турман в главных ролях «Дедушка НЕлегкого поведения», которая отлично подойдет для семейного просмотра.

Эти фильмы мои любимые просто потому, что нравятся. У нас в пакете вообще не было кино, которое бы мне не нравилось. Здорово, что все эти картины обладают высокими художественными достоинствами, сильной нравственной составляющей, и что с ними получается работать.

  • Спецпроект