Гуляем по Москве: Большая Никитская | Город | Time Out
Город

Гуляем по Москве: Большая Никитская

Ксения Попова 6 октября 2021
9 мин
Гуляем по Москве: Большая Никитская
Фото: Depositphotos

Большая Никитская находится в самом центре столицы: она начинается у Манежа, проходит через Никитские ворота и упирается в Кудринскую площадь. Улица радует малоэтажными сливочными, терракотовыми и бирюзовыми домиками и удивляет историей. Здесь венчались Пушкин и Гончарова, строились первые университеты, играла Сара Бернар. Time Out рассказывает, как Большая Никитская стала «знатной» улицей и что на ней стоит посмотреть сегодня.


От Опричного двора до университета

Никитские ворота делят улицу на две части, которые по-разному назывались до XIX века. Улица от центра до Никитских ворот была сначала Волоцкой, затем Новгородской — с XIV века здесь проходила дорога в Великий Нов­город. Его жители, а также устюжане задерживались в Москве и селились слободами в районе Никитской. Современный Вознесенский переулок даже именовался в те времена «Новгородским».

Никитской улица стала в XVI веке по одноименному женскому монастырю. Он не сохранился, а вот белоснежный Храм Вознесения Господня XVI века до сих пор стоит на пересечении Большой Никитской и Вознесенского переулка.

При Иване Грозном в 1565-1575 годах между Моховой улицей и Романовым переулком, названным по двору боярина Романова, стоял Опричный двор. Для него в соседнем Кисловском переулке готовили соленья, а за ним, в свою очередь, начиналась Поварская слобода, где жили царские повара, хлебники и блинники.

Иван IV в юности столкнулся с борьбой бояр за власть. Памятуя об этом, он стремился к самодержавной власти. И в один момент царь совершил хитрый маневр — он отказался от власти из-за измены бояр и попросил выделить ему опричнину. Такое послание он отправил дворянам и духовенству, а горожанам сказал, что претензий к ним никаких не имеет. Поэтому народ попросил царя вернуться.

Храм Вознесения Господня. Фото: wikimedia

Иван Грозный услышал их просьбы, восстановился у власти и поделил страну на две части — опричнину и земщину. В первую были включены важные земли, где селились дворяне опричного войска, а во второй остались бояре. В Москва границей стала река Неглинка.

В XVIII веке на Никитскую заселялась знать, и слободы превратились во дворы князя Федора Ромодановского, адмирала Федора Апраксина и стольника Колычева. По указу Петра I Романов двор отдали под жилье духо­венству кремлевских церквей.

В 1757 году казна выкупила для университета земли между улицей Моховой и Никитским переулком. Во 2-м Леонтьевском переулке, проходившем от Большой Никитской до Тверской, в начале XVI века стояли церкви Леонтия Ростовского и Дионисия Ареопагита. Переулок пришлось уничтожить, а церкви снести — эти земли стали частью университетского двора.

Акварель неизвестного художника. Московский университет и река Неглинная, 1790-е

Первое здание Московского университета разместилось у Воскресенских ворот, где сейчас располагается Исторический музей, а первый корпус на Моховой открылся в 1793 году. Здание нынешнего факультета журналистики МГУ принадлежало даме из рода Пашковых, которая в середине 1830-х годов продала его императору Николаю I. Сначала там собирались проводить балы, но планы не были реализованы — и особняк подарили Московскому университету. Корпус, где сегодня находится Институт стран Азии и Африки, стал Старым университетом, а бывший дом Пашковых назвали Новым университетом, или Аудиторным корпусом. Семинары проводили в старом корпусе, в новом же читали лекции.

Уже во времена Екатерины II на улице расположились владения генерал-поручика графа Владимира Орлова, кня­гини Екатерины Дашковой, князя Сергея Меншикова и Якова Брюса.


Афиши, театр и зоологический музей

Ростопчинские афиши. Фото: wikimedia

В 1812 году случился пожар, и часть домов по Большой Никитской выгорела. Во время Отечественной войны усилились патриотические настроения, на что отчасти повлиял и Московский университет. Еще в XVIII веке при нем открылась типография, а, когда французы подступили к Москве, она начала выпускать патриотические листовки — «ростопчинские афиши».

Федор Васильевич Ростопчин был назначен московским военным губернатором в 1812 году, а немногим позже стал московским главнокомандующим. Во время войны Ростопчин собирал ополчение, обеспечивал провиант для армии и размещал раненых в нынешней столице. Однако больше всего он запомнился издательством «Дружеских посланий главнокомандующего в Москве к жителям ее» — афиши, которую разносили по домам. В листках Ростопчин старался ослабить страх перед наполеоновской армией, порой преувеличивая заслуги русских войск и гротескно рисуя французов.

В 1810-х на Большой Никитской появился театр. С 1810 по 1817 годы в Усадьбе Позднякова (дом № 26/2) располагалась самая известная театральная площадка города — «Театр Позднякова».

Портрет Ростопчина. О.А. Кипренский

О нем говорила вся Москва и даже писал Александр Грибоедов в комедии «Горе от ума»: «Дом в зелени расписан в виде рощи… <…> За ширмами, в одной из комнат посекретней, / Был спрятан человек и щелкал соловьем, / Певец зимой погоды летней». Во время Отечественной войны театр стал французским. Труппа называлась «Бюрсей», а ее участниками были франкоговорящие артисты из Императорского театра Москвы.

После 1812 года многие дома знати перешли к мелким дворянам и купцам, во второй половине XIX века — к учрежде­ниям. Дом № 11 в 1852 году принадлежал­ князю Горчакову, а позже был куплен для синодальных певчих. Хозяевами дома Лобанова-Ростовского (Дом № 23) в начале XIX века были Бантыш-Каменские (Дмитрий Каменский — автор «Словаря до­стопамятных людей земли русской»), а затем здание перешло к Платону Огареву, отцу писателя Николая Огарева. К младшему Огареву часто приходил Александр Герцен, и в доме проходили собрания кружка. Его участники вспоминали:

«…мы декламировали запрещенные стихотворения Рылеева и Пушкина и распевали наполеоновские куплеты Беранже… все волновало нас, все нас интересовало и вызывало в нас энту­зиазм».

Зоологи­ческий музей. Фото: wikimedia

В 1886 году к дому Глебовой-Стрешневой в русском стиле, где сегодня располагается Геликон-опера, на углу Малого Кисловского переулка пристроили здание для театра. Ныне в нем размещается Московский театр драмы имени В.В. Маяковского.

В конце XIX века на углу Никитского переулка и Большой Никитской улицы силами академика архитектуры Быковского появилось здание Зоологи­ческого музея. В его внешнем виде читаются зоологические мотивы: на фасаде заметны птицы, головы животных и рептилии. На рубеже XIX-XX веков в музее работал художник-анималист Василий Ватагин, известный иллюстрациями к книгам Редьярда Киплинга, Джека Лондона и Эрнеста Сетон-Томсона. Ватагин рисовал животных физиологически точно, при этом передавая и характер зверя. Еще студентом, он оформлял залы музея, писал для экспозиции картины, фрески и панно.


Советские годы

Первая тяговая электрическая подстанция. Фото: wikimedia

После 1917 года часть старых флигелей снесли, улицу переименовали в честь Герцена, между Моховой и Никитскими воротами сняли трамвайную линию, положили асфальт и запустили троллейбус.

К 1935 году на месте Никитского монастыря выросло монументальное серое здание — Первая тяговая электрическая подстанция. Ее выстроили, чтобы питать центральные части Арбатско-Покровской, Филевской, Сокольнической и Замоскворецкой линий.


Фото: wikimedia

Московская консерватория

Адрес: Большая Никитская, 13

В XVIII веке на месте Московской консерватории располагалась типичная городская усадьба: два флигеля и здание в глубине. В 1767 году ее приобрела княгиня Екатерина Дашкова, подруга и сподвижница Екатерины Великой.

После смерти княгики усадьба перешла к ее племяннику — наместнику государя-императора на Кавказе, генерал-губернатору Новороссии Михаилу Воронцову. При нем в здании сдавали квартиры в наем, и арендовали их люди известные: художник Карл Брюллов и родители Пушкина — Сергей Львович и Надежда Осиповна. Московская консерватория стала арендатором здания в 1871 году.

Консерваториями называли городские приюты в Италии, где обучали ремеслу, в том числе музыке. Позже так стали называть музыкальные высшие учебные заведения.

Первым директором Московской консерватории стал Николай Рубинштейн. В конце XIX века она перешла к Василию Сафонову, при котором здание реконструировали, открыли большой зал и малый в правом флигеле. Работы требовали больших затрат, но Сафонову удавалось получать помощь от спонсоров, как бы мы сказали сегодня. «Господин Сафонов умеет извлекать удивительные аккорды из московских купцов», — говорил фельетонист Влас Дорошевич.

Петр Ильич Чайковский работал в Московской консерватории со дня основания. Его пригласил сам Рубинштейн. Композитор долго жил в правом флигеле, где и написал оперу «Орлеанская дева». В 1940 году Консерватория получила его имя, а в 1954-м открылся памятник композитору, созданный скульптором Верой Мухиной.

Памятник русскому композитору Петру Чайковскому возле Московской консерватории. Фото: Depositphotos

Англиканский собор Святого Андрея

Адрес: Вознесенский пер., 8/5

Во второй половине XIX века приход англиканской церкви увеличивался, и община решила выстроить храм в Вознесенском переулке. За помощью обратились к архитектору Ричарду Нилу Фриману. Однако лично англичанин в Россию не приезжал, и все чертежи передавал заказчику.

Фриман обратился к викторианской готике: высокие узкие башенки, контрфорсы*, красный кирпич. Над входом парят два терракотовых ангела — считается, что их привезли из Англии. В руках у ангелов видны цветки чертополоха, символ шотландской геральдики.

В 1920 году церковь закрыли. Там появились коммунальные квартиры в основном для людей очень бедных. К 1960 году жителей коммуналок расселили, и в церковь заехала звукозаписывающая фирма «Мелодия», которая благодаря превосходной акустике смогла устроить здесь студию. В начале 1990-х церковь возобновила работу и сегодня проводит в здании концерты органной музыки.


Фото: Depositphotos

Театр Маяковского

Адрес: Большая Никитская ул., 19/13

В архитектуре театра Маяковского читается круглая форма — в начале XIX века на этом месте была круглая зала купца Зарубина. Ротонду сдавали под маскарады и концерты. Здание сгорело в 1812 году, но восстанавливать его начали уже во второй половине XIX века.

Тогда владелицей стала Евгения Федоровна Шаховская, которая учредила частный театр и сдавала его в аренду. Одно время театр называли «Парадиз» по фамилии антрепренера Георгия Парадиза. В театре выступали русские и иностранные актеры — например, здесь играла французская актриса Сара Бернар. На этой сцене состоялся спектакль «Чайки» для единственного зрителя — ее создателя Антона Павловича Чехова.

После революции в здании открылся Театр революционной сатиры, в 1922-м — Московский театр Революции, который возглавил Всеволод Мейерхольд. Имя Владимира Маяковского театру присвоили в 1954 году.