Гуляем по Москве: Спиридоновка | Город | Time Out
Город

Гуляем по Москве: Спиридоновка

Ксения Попова 21 сентября 2021
9 мин
Гуляем по Москве: Спиридоновка
Фото: Depositphotos

Спиридоновка выходит к оживленным и модным Патриаршим прудам, но сама улица на удивление тихая. Еще в XIX веке о ней говорили — «место, где тишина и нет суетливой торговли». С того времени мало что изменилось. Time Out рассказывает, чем мила Спиридоновка москвичам и почему интересна любителям городских историй.


Спиридоновка: от козьей слободы до улицы знати

Улица получила свое название по построенной в 1530-х годах Спиридоньевской церкви и впервые начала появляться на картах с XVI века. Спиридоновка проходила по пустынному Козьему болоту.

Первое подробное описание этих земель встречается в «Книге о посольстве Василия Великого князя Московского, к Клименту VII» итальянца Паоло Джовио: «В смежных с городом (Москвою) полях находится невероятное множество диких коз». Джовио не просто так говорит местах, «смежных с городом»: в XVI веке Москва была гораздо меньше, чем сейчас, и район Патриарших прудов относился с «загородью» — незаселенной территории за Москвой.

Итальянец Паоло Джовио узнавал краеведческие подробности от великокняжеского посланца и переводчика Дмитрия Герасимова, который помогал ему работать над книгой. Новости о Московии сообщали ему и итальянские купцы, торговавшие в Московском государстве. В книгу Джовио включил географию города, рассказы о русском войске, его численности и обычаях.

Карта Московии Паоло Джовио

Помимо трактата, итальянский историк начертил карту Московии: на ней различимы Новгород и Вологда, Нижний Новгород и Псков, Черное, Азовское и Белое моря, отмечены Кавказские горы. Гравированный лист по непонятным причинам не был приложен к изданной в XVI веке книге. О карте никто не знал до 1994 года: она хранилась в частной коллекции.

Земли бывшего «загородья» начинают облагораживать в XVII веке. Патриарх Иоаким распоряжается вырыть три пруда и запустить в них рыбу. В патриарших прудах разводили сорта подешевле и попроще, дорогие же растили в Пресненском районе. Вскоре вокруг прудов появилась «патриархова козья слобода» — оттуда козью шерсть и козий пух поставляли к царскому и патриаршему дворам.

К началу XVIII века улица была постепенно заселена: на Спиридоньевку, как тогда ее называли, приезжали люди разных чинов и званий. С началом петровских реформ многое поменялось: государство стало светским, Церковь потеряла власть.

Отмена патриаршества в 1721 году сильно ударила по Патриаршим слободам в Москве. Пруды забросили, земли заболотились. А вот Спиридоновка напротив встречала новых жителей. К середине XVIII века на улице стояло уже 42 двора: 21 дом по правую и 21 дом по левую стороны. Большинство домов принадлежало причтам — группе людей, служащим при одной церкви — и знати. Кроме домов, на улицу выходило три огорода и «пустырь безгласный» — «никому не принадлежащий», как объясняет москвовед Сытин.

Состав населения сменился к концу XVIII века — владельцами дворов на Спиридоновке стали представители родовой знати. Например, здесь расположились графиня Е.Ф. Мусина-Пушкина и княгиня А.П. Шаховская. Стали появляться дома офицеров, но причты церквей сохранились.


Спиридоновка литературная, Спиридоновка купеческая

Пожар 1812 года не обошел Спиридоновку стороной — улица была деревянной и полностью сгорела. После Отечественной войны здесь появились первые каменные строения: на плане Москвы середины XIX века видны три дома и церковь Спиридона. В течение века улица менялась вслед за городом: Москва расширялась, и Спиридоновка постепенно из редко населенной улицы превратилась в одну из центральных. Ее обитателями стали высокопоставленные москвичи и интеллектуалы, чьи дома соседствовали с дворами людей из низших сословий.

О неравномерном заселении улицы писала и Юлия Ратомская в книге «Спиридоновка в лицах»:

«Усадьбы высшей аристократии и богатых купцов соседствовали с мелкими владениями, лавками, питейными заведениями, трактирами, мастерскими, в которых писали иконы и делали музыкальные инструменты».

Памятник героям басен Ивана Крылова на Патриарших прудах. Фото: Depositphotos

На Спиридоновке появилась усадьба поэта Евгения Баратынского и баснописца Ивана Дмитриева, который оказался в тени Ивана Крылова — сегодня его творчество изучается разве что в университетах. А вот современники были о нем высокого мнения и считали первым стихотворцем, писавшим басни «с поэзией в слоге». У Дмитриева в гостях бывали Василий и Александр Пушкины, Петр Вяземский и начинающий литератор Николай Гоголь, в усадебном саду нередко гулял Николай Карамзин.

Иван Дмитриев был в дружбе с отцом и дядей Пушкина. Баснописец следил за творчеством Александра Сергеевича и отмечал его успехи, а тот, еще будучи юным, знал наизусть некоторые басни и стихи Дмитриева. В стихотворении «К другу стихотворцу» 15-летний поэт, восхищаясь Дмитриевым, Державиным и Ломоносовым, назвал их «певцами бессмертными, и чести, и слава россов».

Особняк Рябушинского в 1904 году. Фото: wikimedia

К концу XIX — началу XX века на улице появились особняки состоятельных москвичей. Архитектор Федор Шехтель возвел модернистские дома для Морозовых и Рябушинского. Еще один мастер модерна Иван Бони спроектировал городскую усадьбу Агапита Беляева. В те же времена Спиридоновку захватила мода на доходные дома.

По адресу Спиридоновка, 6 стоял дом семьи Марконет. В одном из его флигелей в январе 1904 года жили Александр Блок с женой Любой Менделеевой. Остановиться в доме Марконет им предложил троюродный брат поэта Сергей Соловьев. За две недели, что супруги провели в Москве, они познакомились с московскими символистами.

«В тот же день Блок переехал на Спиридоновку, и в течение нескольких недель почти каждый вечер мы собирались в пустой квартире Марконетов и просиживали с Блоком до глубокой ночи. Успех Блока и Любови Дмитриевны в Москве был большой», — вспоминал Соловьев.

Перекресток улицы Спиридоновки и Гранатного переулка, начало ХХ века

На углу Гранатного переулка ближе к 1910-м годам снимал квартиру писатель и переводчик Борис Зайцев, у которого нередко проходили литературные встречи. В 1960 году в Мюнхене вышла книга Зайцева «Москва», где он написал:

«В доме Армянских, кораблем возвышавшемся на углу Спиридоновки и Гранатного, позже мы жили. Над переулком свешивались ветви чудесных тополей и лип особняка Леонтьева».


Советские годы: Спиридоновка, или улица Алексея Толстого

Спиридоновка в 1938-1939 годах

В советское время церковь Спиридона была снесена, несмотря на все попытки общественности спасти здание. Доходные дома на улице превратились в коммунальные квартиры: жилые помещения разделили перегородками.

В 1931 году по возвращении из Италии на Спиридоновке поселился Максим Горький, в начале 1940-х — Алексей Толстой. В феврале 1945 года последний ушел из жизни — и улица получила его имя. Сегодня на Спиридоновке открыт литературный музей-квартира писателя. Это незаметный флигель особняка Рябушинского, внутри которого расположились кабинет, столовая-гостиная, малая гостиная и синий зал. Комнаты уставлены креслами из дворца Петра I, есть дорожный сундук императора, старинные приборы из известного каррарского мрамора и люстра времен Екатерины II.


Time Out расскажет о самых эталонных, необычных и противоречивых домах на Спиридоновке.

Фото: Depositphotos

Особняк Рябушинского

Адрес: ул. Малая Никитская, 6/2с5

Прогулка по улице или начнется с особняка Рябушинского, или им завершится — здесь Спиридоновка встречается с Малой Никитской. Особняк был построен архитектором Федором Шехтелем в начале XX века для фабриканта Степана Рябушинского.

Крестьянин Михаил Рябушинский приехал в Москву в первой половине XIX века и открыл лавку в Гостином Дворе. Его дети — уже купцы Василий и Павел — учредили торговый дом «П. и В. Братья Рябушинские» и купили хлопчатобумажную фабрику. Сын купца и внук крестьянина, Степан Павлович к началу XX века заведовал текстильным производством, основал банкирский дом «Братья Рябушинские» и стал одним из богатейших людей Москвы.

Федор Шехтель строит особняк в стиле модерн: асимметричные стены, сплетение прямых и плавных линий, витражи и мозаика. Архитектура подчиняется внутреннему пространству — интерьеру, отсюда и асимметрия экстерьера. Внутри особняк выглядит еще более «модерново»: здесь и тающая лестница, и люстра-медуза, и морские коньки, притаившиеся в ручках дверей. С 1931 года в особняке жил Максим Горький — спальня, кабинет и столовая бережно хранят наследие писателя.


Фото: A.Savin, wikimedia

Особняк Зинаиды Морозовой

Адрес: ул. Спиридоновка, 17

Если пойдете к улице от Патриарших прудов по одноименному переулку, то выйдете прямо к особняку Зинаиды Морозовой. Летом он стоит в зелени, а в прочие сезоны долго был скрыт от глаз прохожих — проходила реконструкция.

Между тем это здание совершенно удивительное — оно стало первой крупной работой Шехтеля и прославило его на всю Москву. Архитектор предлагал Морозову три проекта будущего особняка: в стиле французского ренессанса, рококо и английской неоготики. Меценат выбрал последнее: в юности он провел ни одни день в Манчестере, где учился текстильному делу.

Геометрические формы особняка и возвышающаяся башня создают асимметричную композицию, вытянутые окна подобны стрельчатым аркам — элементам готики. Внешне здание выглядит довольно аскетично, внутри же отделано с размахом: мраморные полы, ткани со средневековыми орнаментами, старинные гобелены. Шехтель предложил новаторскую планировку здания: симметрия была забыта, а залы расположились, следуя логике жизни хозяев.

Морозовы переехали в особняк в 1898 году и прожили они там недолго — уже в 1905 году Савва Морозов застрелился, а его жена Зинаида покинула дом. В советские годы он принадлежал Наркоминделу, позже Министерству иностранных дел. В 1990-х годах в здании случился страшный пожар. Интерьеры восстанавливали по чертежам Шехтеля. Сегодня в особняке расположился Дом приемов МИДа. Полюбоваться интерьерами не получится, а вот вдохновиться английской неоготикой в эклектичной Москве вполне возможно.


Фото: Depositphotos

Дом треста «Теплобетон»

Адрес: ул. Спиридоновка, 24/1

Выгодно выделяется на Спиридоновке и монументальное серое здание с зелеными балконами — дом треста «Теплобетон». Он был построен на месте церкви святого Спиридония, которую снесли в 1930-1932 годах.

Советское здание выполнено в духе постконструктивизма и не аскетично: его фасады умеренно украшены барельефами с аллегорическими фигурами, резкими выступающими углами. Архитектура стремится к классике: лоджии поддерживают выразительные колонны, верхняя часть здания украшена рустовкой*.

Дом треста, совершенная инновация своего времени, выстроен из теплобетона — бетона с добавлением пемзы, гравия, песка. Этот материал начали активно использовать с середины 1920-х годов. Технологию охотно дорабатывало Русско-германское акционерное строительное общество. После 1933 года оно было переименовано в трест «Теплобетон», который в 1933-1934 годах выстроил для себя дом на Спиридоновке по новой технологии.