Никакого хэппи-энда: 8 фильмов, в которых зло побеждает | Кино | Time Out
Кино

Никакого хэппи-энда: 8 фильмов, в которых зло побеждает

Анастасия Лабурец 2 февраля 2021
6 мин
Никакого хэппи-энда: 8 фильмов, в которых зло побеждает
«Ребенок Розмари»
Голливудские финалы приучили зрителей к тому, что хорошие парни получают все, а плохие — проигрывают с разгромным счетом. Однако бывают и сюжеты о бескомпромиссной победе сил зла, а возмущенным зрителям остается только отчаиваться. Time Out вспоминает 8 фильмов, в которых добру не оставили ни единого шанса.

«Старикам тут не место», 2007

Главный герой ленты Льюэллин Мосс спрашивают наемного убийцу Карсона Уэллса, опасен ли преследующий его киллер Антон Чигур. «В сравнении с чем?», — отвечает Уэллс. — «С бубонной чумой?».

Сопоставление с этой чудовищной инфекцией кажется наиболее подходящим. Чигур, которого играет великолепный Хавьер Бардем — вовсе не типичный злодей, действующий по какому-то задуманному плану. Скорее, его можно охарактеризовать как стихийное бедствие, бесчувственное и беспощадное к окружающим. В решающий момент убийца предлагает своим жертвам подбросить монетку на удачу: герой якобы предлагает сделать судьбоносный выбор им самим. В конце концов, результат его действий не заключается в том, что он сделает или не сделает — потому что он все равно останется в выигрыше.

Для шерифа Тома Белла Антон Чигур олицетворяет силы мира, которые человек не способен контролировать, — именно они в конечном итоге побеждают.


«Плетеный человек», 1973

Этот культовый британский фильм ужасов запомнился одним из самых шокирующих финалов, когда-либо показанных на экране.

По сюжету инспектор и убежденный христианин Нил Хоуи прилетает на остров Саммерайл с целью расследовать исчезновение девочки по имени Роуэн Моррисон. Несмотря на то, что местные утверждают, что никогда ее не знали, шериф прочесывает все закоулки и, наконец, находит подростка… после чего попадает в ловушку. Дело в том, что жители острова решили принести шерифа в жертву — на Саммерайле уже давно практикуют ритуалы кельтского язычества.

В финальной сцене испуганный Хоуи оказывается лицом к лицу со своей смертью. Под торжественное пение островитян старые боги будто бы торжествуют над прогрессом — и надежда на праведную силу добра тает на глазах.

Ужас и безумие в отечественных декорациях:

7 увлекательных сериалов о русской хтони


«Ребенок Розмари», 1968

Семейная жизнь еще никогда не казалась настолько пугающей и отравляющей, как в первой экранизации литературного произведения Айры Левина, снятой Романом Полански.

Розмари и Гай Вудхаус переезжают в Нью-Йорк и знакомятся со своими соседями — пожилой парой Минни и Романом Кастеветами. Это карикатурные, болтливые и подчеркнуто милые старики, у которых, однако, есть свои планы на новых друзей. Молодая пара мечтает о детях, и как-то ночью Розмари снится сон, где Гай перевоплощается в дьявола и насилует ее. Наутро героиня понимает, что беременна.

Лента начинается с, казалось бы, безобидной колыбельной: трогательная мелодия, симпатичные персонажи и светлые тона съемки до поры до времени обманывают зрителя. На поверку фильм оказывается медлительным триллером — плавное развитие сюжета и вкрадчивая внимательность к деталям создают сильнейшее эмоциональное напряжение. Финал ленты нередко называют лучшей ее частью.

Раскрывать все карты мы, конечно, не будем, но оговоримся, что на счастливый конец рассчитывать точно не стоит. Роман Полански выносит приговор человечеству. Зло торжествует.


«Бразилия», 1985

Сатирическая антиутопия Терри Гиллиама рассказывает о мире, в котором царят потребительство и терроризм. Лишь один человек, работающий во всемогущем Министерстве информации, в погоне за любовью и свободой осмеливается бросить вызов. И, разумеется, терпит неудачу.

Сюжетный поворот в финале стал таким шокирующим, что Терри Гиллиаму пришлось воевать с собственной студией — продюсеры наотрез отказывались пускать фильм в прокат и хотели обрезать концовку. К счастью, сделать им это не удалось, что, собственно, и внесло ленту в список культовых. Помните: Большой Брат следит за всеми вами.


«Первобытный страх», 1996

В ленте Грегори Хоблита Ричард Гир играет чикагского адвоката Мартина Вейла, который специализируется на поиске юридических лазеек и слишком любит быть в центре внимания. В нашумевшем деле, за которое берется герой, фигурирует подросток Аарон Стэмплер (потрясающий дебют Эдварда Нортона) — его обвиняют в жестоком убийстве архиепископа. Вейл обнаруживает, что у мальчика диссоциативное расстройство личности, вызванное годами жестокого обращения, и что преступление совершил Рой — вторая, агрессивная личность героя. Казалось бы, все становится понятно практически сразу, но в финале вас ожидает сюжетный твист, который переворачивает всю историю с ног на голову.

Кстати, за свою первую роль в большом кино на тот момент 27-летний Эдвард Нортон получил «Золотой глобус» в номинации «За лучшую мужскую роль второго плана».


«Китайский квартал», 1974

И снова Полански: на этот раз режиссер снял один из главных фильмов второй половины прошлого столетия, великолепный образец неонуара — «Китайский квартал» с Джеком Николсоном в главной роли.

Актер играет роль Джейка Гиттеса, частного детектива, расследующего коррупцию в Лос-Анджелесе на самом высоком уровне. Загадочная богатая женщина предлагает ему выяснить обстоятельства романа на стороне, который закрутил ее муж — глава департамента водоснабжения. Согласившись, герой оказывается втянутым в цепочку махинаций, правду о которых слишком опасно разглашать.

Роберт Таун, уроженец «города грез», писал свой сценарий с любовью к этому месту и ностальгией по тем временам, когда пустынный Лос-Анджелес разрастался и стремился туда, где есть вода. В фильме она олицетворяет собой богатство и ненасытную власть. Как и в большинстве нуарных лент, самым опасным персонажем окажется женщина — сногсшибательная femme fatale Эвелин Малрэй, доверять которой нельзя ни в коем случае.

Финалы фильмов Полански всегда отличались особой мрачностью, но эта история оставляет после себя пугающее чувство смирения с чудовищным настоящим и беспросветным будущим. Как сказал один из героев: «Забудь об этом, Джейк. Это Китайский квартал».


«Дорога на Арлингтон», 1999

В недооцененном американском триллере 1999 года Джефф Бриджес играет роль человека, который начинает подозревать, что его соседи скрывают мрачную тайну. По мере того как сомнения в правдивости слов его новых друзей растут, окружающим начинает казаться, что он теряет связь с реальностью после недавней трагической гибели своей жены.

Хотя концепция террористической угрозы в этом фильме очевидна уже на раннем этапе, ее сила заключается в череде гениальных сюжетных поворотов и маленьких режиссерских уловок, которые и приводят к убийственному финалу.

Отдельной похвалы заслуживает драматичное противостояние Джеффа Бриджеса и Тима Роббинса.


«Жар тела», 1981

Знойное переосмысление «Двойной страховки» Билли Уайлдера, «Жар тела» остается полностью верным духу фильмов в стиле нуар. Жанр, рожденный отчаянием Америки 1940-х годов, рассматривал почти всех мужчин как ослабленных существ, а женщин — как роковых красоток, способных сокрушить кого угодно своей сексуальностью и искусными манипуляциями.

Уильям Херт играет адвоката, который влюбляется в очаровательную замужнюю женщину Мэтти Уолкер. Та, в свою очередь, хочет избавиться от супруга и прибрать к рукам его состояние. Ослепленный страстью, Нед решается помочь своей возлюбленной привести план в действие — однако мужчина даже не догадывается, какой финал его ждет.

Будучи самовлюбленным юристом-интеллектуалом, герой считает, что контролирует ситуацию и сможет выйти сухим из воды. Надо ли говорить, что он ошибается?