Итальянское наследство и инженерные причуды. 5 усадебных театров Москвы | Город | Time Out
Город

Итальянское наследство и инженерные причуды. 5 усадебных театров Москвы

Александр Потапов 25 июля 2022
5 мин
Итальянское наследство и инженерные причуды. 5 усадебных театров Москвы
Музей-усадьба «Архангельское». Фото: legion-media.ru

В июле 1795 года в имении графов Шереметевых Останкино был открыт усадебный дворец-театр. Его строительство началось в 1792-м и продолжалось даже после открытия, до конца столетия. Первой постановкой стала опера «Зельмира и Смелон, или взятию Измаила» на музыку Осипа Козловского, автора неофициального гимна империи «Гром победы, раздавайся!». Time Out рассказывает о 5 знаменитых усадебных театрах Москвы.


Театр в Кусково

Петр Борисович Шереметев, сын третьего российского фельдмаршала и зять третьего российского канцлера, продвигался по службе не столько благодаря энергии и таланту, сколько благодаря родовитости и удачному браку. Тем не менее Петр Шереметев собрал в своем имении Кусково богатейшую картинную галерею и основал лучший на тот момент в стране усадебный театр, сделав важный вклад в отечественную культуру.

Его достижения в обустройстве театра превзошел сын Николай — настоящий аристократ с прекрасным европейским образованием, в свое время спонсировавший Моцарта, но часто проявлявший самодурство и деспотизм.

Николай Шереметев уделял особое внимание образованию крепостных актеров: приглашал для них преподавателей балетного искусства, музыки и актерского мастерства из Москвы и Петербурга. Зимой театр переезжал на Никольскую улицу, где актеров учили иностранным языкам специально нанятые гувернеры, а нерадивых учеников наказывали физически и морили голодом. Шереметев вникал в личную жизнь каждого члена труппы и давал им благозвучные фамилии по названиям драгоценных камней. Артистичную красавицу-крестьянку Прасковью Жемчугову граф полюбил так сильно, что дал семье девушки вольную, а потом и вовсе женился на ней.

Николай Шереметев. Портрет работы Н.И. Аргунова, 1801-1803

Сегодня от театра в Кусково, когда-то сложного архитектурно-паркового комплекса, остались только очертания контура Воздушного театра — сцены под открытым небом, окруженной садом соответствующей формы.


Театр в Останкино

Фото: wikimedia

Останкинский театр стал гордостью графского имения и одним из лучших театров Европы в плане оборудования. Крепостные Шереметевых, обладавшие инженерными, архитектурными и оформительскими талантами, сумели обеспечить прекрасную акустику и отличную видимость сцены из любого уголка зрительного зала. При необходимости его можно было превратить в бальный: специальный механизм опускал сцену и поднимал партер, пока они не образовывали ровный паркет для танцев.

До сих пор ведутся споры о точной дате открытия театра — либо в 1795 году, либо в 1797-м в связи с приездом в Москву на коронацию Павла I. Возможно, для императора ставилась совершенно другая опера — «Браки самнитян», в которой, как и в «Зельмире и Смелоне», блистала шереметевская любимица Прасковья Жемчугова.

Николай был другом детства Павла, поэтому император приказал графу переехать в Петербург. Прасковья в сыром петербургском климате заболела чахоткой, сильно сократившей ее дни, а театральная труппа была распущена в 1799 году. Последнее представление 14 оставшихся от некогда большого театра танцоров произошло в 1801-м в честь визита нового императора Александра I в Останкино.

Прасковья Жемчугова. Портрет работы Н.И. Аргунова

Сегодня театр в Останкино — уникальный памятник российской театральной истории XVIII века, частично сохранивший изначальные планировку, внутреннее убранство и механизмы машинного зала.



Театр в Люблино

Здание театральной школы Дурасова. Фото: wikimedia

Усадьба Люблино, принадлежавшая Николаю Алексеевичу Дурасову — московскому богачу и оригиналу, в некотором смысле была выстроена вокруг театра, как и Останкино. О репертуаре люблинской труппы известно мало, но остается фактом, что Дурасов заботился о воспитании своих крепостных актеров не меньше Шереметевых. Доказательством этому является дошедшее до наших дней здание театральной школы — небольшой симпатичный флигель.

Люблино славилось актерами, преподавателями и хором певчих, а уже после смерти Дурасова его крепостные, получив вольную, разошлись по большим столичным театрам.


Театр в Ивановском

Сцена театра в Ивановском. Фото: wikimedia

Этим театром занималась Аграфена Федоровна Закревская — племянница Дурасова, дочь собирателя книжных редкостей Федора Андреевича Толстого, тетка Льва Николаевича Толстого и муза Александра Сергеевича Пушкина. Здесь, в отличие от представленных выше театров, не было постоянной крепостной труппы, а спектакли давали актеры Малого театра, благодарные хозяйке имения за гостеприимство и материальную поддержку.

В Ивановское съезжался весь петербургский и московский бомонд: высокие военные и гражданские чины посещали генерала Закревского — героя войны 1812 года, министра внутренних дел и будущего московского градоначальника, а поэты, художники и аристократические бездельники из числа золотой молодежи пользовались покровительством Аграфены Федоровны.

Позднее Ивановское перешло старинному купеческому роду Бахрушиных, отпрыски которого также устраивали на усадебной сцене любительские семейные спектакли. Театр дошел до нас практически в неизменном состоянии и может порадовать посетителей музея-усадьбы интересной экспозицией.


Театр в Архангельском

Здание театра Гонзаго. Фото: wikimedia

Князь Николай Борисович Юсупов, в будущем директор Императорских театров и Эрмитажа, в 1791 году во время дипломатической поездки увидел в миланском театре Ла Скала декорации выдающегося художника Пьетро ди Готтардо Гонзаго и позвал его в Россию. Как оказалось, талантливый итальянец уже был приглашен в Петербург коллегой и соотечественником Джакомо Кваренги для оформления Эрмитажного театра, поэтому в скором времени он прибыл на новое место.

Работа в Эрмитажном театре и над проектом Павловского парка отнимали у Гонзаго много времени, но на просьбу давнего друга и покровителя Юсупова помочь в оформлении театра в Архангельском декоратор не мог ответить отказом.

Проект здания, разработанный итальянцем, был воплощен архитектором Большого театра Осипом Бове, а декорации были лично отрисованы Гонзаго и представлены на открытии сцены императору Александру I. Театр так и назывался по несколько измененному имени своего создателя «Театром Гонзаги» и славился игрой актеров и сценическим оформлением. До наших дней дошли несколько оригинальных декораций и здание театра.