8 причин посмотреть «Их было десять» — новую экранизацию романа Агаты Кристи
Кино

8 причин посмотреть «Их было десять» — новую экранизацию романа Агаты Кристи

Виктория Савина 6 июля 2020
1 мин
8 причин посмотреть «Их было десять» — новую экранизацию романа Агаты Кристи


1


Обновленный сеттинг

Роман Агаты Кристи «Десять негритят» экранизировался множество раз, и снимать очередной пересказ особого смысла не было. Однако Паскаль Ложье смотрит на старую историю свежим взглядом: действие мини-сериала разворачивается в наши дни. Отель «Зеленый рай» расположен на живописном острове с экстремальными условиями выживания. Туда прибывают восемь героев, которые планируют отдохнуть или заняться делами. На месте их ожидают двое служащих — они тоже недавно приехали на новое место работы.

 

2


Непривычный формат

Вместо подноса с фарфоровыми негритятами герои обнаруживают десять гротескных фигурок на месте, которое напоминает алтарь Вуду. Затем мы слышим неизвестный голос: он оглашает, что каждый из приезжих оказался на острове, так как совершил преступление. В этот момент зритель видит экраны, на которых в реальном времени транслируется происходящее в номерах персонажей и около отеля — прямо как в зловещем телешоу.

Вскоре герои один за другим погибнут от рук убийцы в черном плаще с капюшоном, под которым не видно лица. Параллельно сериал прерывается на полицейское расследование и флэшбеки персонажей.


3


Экстремальная обстановка

Ложье накаляет атмосферу с самого начала, лишая героев еды, воды и связи с внешним миром. Участники истории оказались в жестоких условиях и по сути могли умереть не от рук убийцы, а от жажды или укуса ядовитой змеи.

Логично, что на светские манеры, которые фигурировали в романе, нет и намека: персонажи проявляют агрессию с самого начала, прибегая к пыткам и пытаясь устранить любого подозреваемого.


4


Напряженное динамичное повествование

Саспенс в «Их было десять» близок к современному формату детективного триллера. В сериале не так уж много внезапных пугающих моментов, зато достаточно тревожных сцен, сопровождаемых давящими саундтреками. Помимо этого, можно узнать авторский почерк режиссера в мелких деталях. Например, фарфоровая куколка Мэрилин Монро с пугающей улыбкой и головы манекенов отлично работают на атмосферу.


5


Неочевидная развязка

Первоначальная концовка романа Агаты Кристи пессимистична, однако в 1943 году писательница разработала финал с хэппи-эндом, который использовался в некоторых экранизациях. Поэтому основная интрига сериала состоит в том, какой вариант выберет Ложье. Однако есть еще один момент: профессии героев изменены, поэтому зрители могут попробовать вычислить убийцу самостоятельно.


6


Яркие образы героев

Персонажи появляются в обновленных амплуа. Это выходцы из бедноты с багажом негативного опыта и невинные с виду студенты, корыстные телевизионные «гуру» и бывшие солдаты, психически травмированные афганской войной. Разумеется, по ходу сюжета образы будут трансформироваться, все больше обнажая комплексы героев и их внутренних демонов.


7


Актуальные темы

Очевидно, что многие ситуации, в которые попадали герои романа Кристи, вряд ли могут произойти в настоящее время. Поэтому еще одной интересной и удачной составляющей экранизации Ложье являются обстоятельства, при которых были совершены убийства — они связаны с актуальными и широко обсуждаемыми темами.

Среди них харассмент и детская жестокость, переправление мигрантов и преступный бизнес и даже травматические последствия войны в Афганистане. К этому нужно добавить другой важный лейтмотив — дефективность системы правосудия и лицемерие общественных институтов.


8


Глобальный посыл

В сериале есть некоторые корректировки мотивации героев в совершении тех или иных поступков, но основную идею Ложье берет из литературной основы: мир жесток, а люди — порочны. Но в современной экранизации есть еще кое-что. Мы можем наглядно отследить, что с течением времени зло не искоренилось, а социум продолжает загнивать: изменилась лишь форма.

И в этом плане «Их было десять» органично вписывается в фильмографию Ложье, масштабируя его пессимистичную картину мира: шанса на искупление нет, как и надежды на перемены к лучшему.