Имена московского метро: станция «Добрынинская» | Город | Time Out
Город

Имена московского метро: станция «Добрынинская»

Ольга Воробьева 16 ноября 2021
12 мин
Имена московского метро: станция «Добрынинская»
Фото: wikipedia

Сегодня названия станций метрополитена для нас — всего лишь пункты в городских маршрутах, а люди, чей вклад в историю, науку или искусство был настолько велик, что их именами называли целые станции, оказались забыты. Time Out продолжает серию статей, чтобы напомнить читателям, в честь кого станции московской подземки носят свои названия. В этот раз речь пойдет о Петре Добрынине — загадочном революционере, память о котором до сих пор хранят ключевые объекты столицы.


О станции

Была открыта 1 января 1950 года.

Архитекторы: Л.Н. Павлов, М.А. Зеленин, М.А. Ильин

Проектные названия: Серпуховская Застава, Люсиновская

Это пилонная трехсводчатая станция глубокого заложения (35,5 м) с островной платформой.

Узбекский серый мрамор «газган» используется в облицовке пилонов. Между арками расположились небольшие барельефы авторства Елены Янсон Манизер, воспевающие труд советского человека: доярка, сборщик винограда, рыбак, охотник, пастух и так далее. Пол выложен прочным магматическим камнем «габбро» черного цвета и красным гранитом.

В отделке путевых стен использованы два вида мрамора и серо-розовый гранит на цоколе. Мозаичное панно «Утро космической эры» художника С.А. Павловского украшает торец центрального зала с 1967 года — оно заменило барельеф с изображением Иосифа Сталина.

Почему «Добрынинская»

Так в течение 70 лет называлась Серпуховская площадь, под которой расположена станция. Почему площадь была названа в честь революционера, отличившегося в организации боев на Остоженке, — тайна комиссии по наименованию объектов. И все же район его деятельности, Замоскворецкий, совпадает.

Интересна история создания архитектурного облика станции. Главный архитектор Леонид Павлов был поклонником древнерусского зодчества. Однажды он встретил рассвет недалеко от церкви Покрова на Нерли во Владимирской области. Белоснежный храм с изломами аркатурно-колончатых* поясов и многослойностью перспективных порталов казался парящим и менял окраску в лучах восходящего солнца. Именно этот объект вдохновил Павлова на создание «Серпуховской» с ее арочной ритмикой.

Панно «Утро космической эры» в торце центрального зала. Фото: wikimedia

«Проснулся рано, чуть-чуть брезжил свет. Перед моим взором, на фоне прозрачного голубого неба, каким-то тяжелым, серым монолитом возникла церковь. Я любовался ею… Вдруг она начала светлеть. Потом порозовела. Потом стала желтой. На стенах появились тени от скульптурных рельефов, очертились карнизы. Церковь как бы меняла форму, ее монолитность исчезала. И, наконец, она стала ярко-белой, волнуя своей девической красотой. Такая живая картина становления образа потрясла меня. Я понял, что эта тема должна стать основополагающей для композиции “Добрынинской”. В мраморной облицовке я пытался достичь цветовых ощущений, пережитых у владимирской церкви в описанное мною утро».

Разумеется, Павлов изучил и историю места — узнал о Серпуховских воротах Земляного города, куда торжественно въезжал когда-то Лжедмитрий I и откуда через год вывозили его останки для похорон на «убогом» кладбище, прочитал о деревянной Триумфальной арке времен Петра I и изучил фото часовни «Нечаянная радость» на стрелке Большой и Малой Серпуховской улиц.

Наземный павильон из подмосковного известняка композиционно поддерживает стиль и архитектурную направленность объекта — все гармонично и изысканно. Однако ни одна из станций не критиковалась чиновниками так, как «Серпуховская».

И само сооружение, по их мнению, выглядело недостаточно монументальным, и барельефы неприемлемо сливались с мрамором, да еще СССР были представлены как аграрная страна. А главное — недопустимо мало «вождя народов» присутствовало в оформлении, всего один барельеф на торцевой стене.

Примечательно, что после принятия через пять лет Никитой Хрущевым постановления «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» бедного Павлова стали ругать за чрезмерную расточительность и архитектурную избыточность. Леонид Николаевич был настолько опустошен и буквально раздавлен энергичной полемикой, что ушел из профессии на несколько десятилетий.

Он вернулся к работе лишь в 80-х и построил станцию с названием «Серпуховская». Лишь в интервью этих лет он «выдал» источник вдохновения в работе над «Добрынинской» — в 50-е за такой волюнтаризм можно было не только лишиться работы.

Личность за названием

Корреспондент Time Out расспросил посетителей сетевого кафе быстрого питания, расположенного неподалеку, что им известно о личности Петра Добрынина.

На этот раз представители кластерной выборки выступили единым фронтом — 100% респондентов ничего не знали о нем.

Предположения, правда, отличались разнообразием. Старшее поколение предположило, что это «наверное, революционер» — и это правильный ответ. Люди «средних лет» вспоминали певца Добрынина, а молодежь бескомпромиссно уверяла, что объект воспевает подвиги богатыря Добрыни Никитича.

Удивительно, что станция до сих пор носит имя малоизвестной современникам личности, деятельность которой весьма отдаленно связана с локацией.

Предлагаем ознакомиться с пятью фактами из жизни Петра Добрынина, чтобы сделать собственный вывод, насколько этот деятель достоин увековечения в названиях современных объектов и топонимике столицы.

Факт 1: подарил имя не только станции метро

Через революционные события прошли десятки тысяч агитаторов и участников уличных боев. Среди них сотни командовали небольшими отрядами и погибали «за дело революции». Петра Григорьевича Добрынина постреволюционное правительство явно посчитало ключевой фигурой. Именно в его честь были названы площадь (переименована в Серпуховскую в 1994 году), улица (переименована в Коровий вал в 1994 году) и целых четыре переулка в Москве.

Факт 2: «больше не знают о нем ничего»

Вдумчивый маркетинг Советов народных комиссаров (СНК) предполагал выдвижение в «народные герои» людей с кристально-отмытыми биографиями. Поэтому официальный жизненный путь Добрынина короток и прям, словно дорога в «царство свободы» из главного революционного марша тех лет*.

Он родился в 1894 году, сразу же пошел токарем на завод Шписса-Прена — факт отсутствия сведений о родителях и детско-юношеских годах вызывает вопросы. Получив квалификацию, устроился на телеграфно-телефонный завод, одновременно проходил курсы личностного роста в политкружке и подпольной Замосквореченской организации РСДРП(б).

Бюст у вестибюля станции «Добрынинская»

Кажется, Петр Григорьевич был действительно эффективным агитатором и успешно создавал отряды красногвардейцев после Февральской революции. Он занимался производством бомб и снарядов, а также закупкой оружия для Замоскворецкого районного и центрального московского штабов Красной гвардии.

Добрынин не обошел вниманием и Октябрьское вооруженное восстание — бился с юнкерами на Пречистенке и Остоженке. Даже ранение не удержало его от участия в штурме здания штаба Московского Военного округа. В последний день октября 1917 года революционер получил смертельное ранение.

Факт 3: его деятельность отражена в воспоминаниях соратников по борьбе

О Добрынине была написана книга. Автор Лидия Петропавловская издала повесть «Петр Добрынин. Жизнь и подвиг» в 70-х годах. Найти ее даже в электронном виде уже не представляется возможным, а вот воспоминания об активностях Петра Григорьевича во время уличных боев 1917-го можно отыскать.

Прежде чем кратко изложить суть тех исторических событий, хотим прояснить — кто и с кем так непримиримо воевал в октябре.

Большевики представляли собой отлично организованную, дисциплинированную структуру, опирающуюся на рабочих и действующую радикальными революционными методами. Фабричному и заводскому пролетариату вожди пообещали власть над всеми поработителями в пакете с отличными условиями труда, да вдобавок раздали настоящее оружие. Опьяняющая волна энтузиазма, помноженная на численность большевистского электората — вот и объяснение эффективности подхода руководства.

Юнкерами называли студентов военных училищ, сегодня некоторые историки дают им прозвище «последних защитников империи». Прекрасно образованные, говорящие на нескольких языках, обученные светским манерам, это были уже не избалованные дворянские сынки из XIX века. К 1917 году в военные заведения принимались в основном представители крестьян и мещан, небольшой процент составляли дети священнослужителей и интеллигенции плюс совсем немного небогатых дворян. То есть Москву взялись защищать 18-летние мальчишки, верные присяге и уважающие закон.

Н.И. Солуянова вспоминала, как ликующий от известия о свержении царя Петр Добрынин возглавил колонну рабочих телефонного завода с красными флагами. Он предложил разоружить полицию — группа ворвалась в полицейский участок. Дрожащие под дулами пистолетов полицейские снимали с себя оружие, которое тут же надевали рабочие.

Г. Савицкий «Бой на Кудринской площади в Москве. Октябрь 1917 года», 1932

Участник событий Зубков рассказывал о судьбоносной встрече Добрынина с директором обсерватории Штернбергом — именно этот человек впоследствии стал уполномоченным партийного центра восстания по Замоскворецкому району. По его приказу и под его личным руководством были обстреляны из артиллерийских орудий Кремль и исторические объекты, за что Штернберг получил должность военного губернского комиссара Москвы.

В.М. Зубков рапортовал о деятельности Петра по организации отрядов Красной гвардии района. А вот и упоминание локации, которая в скором времени будет носить имя Добрынина:

«В один из теплых июньских вечеров Петр Добрынин пришел на Серпуховку, где шли в это время оживленные споры на импровизированных митингах. Они были особенно обостренными, так как шла подготовка к выборам в городскую думу и предвыборная борьба накалила страсти. Каждая политическая партия выдвигала своих кандидатов списком, а каждый такой список имел свой номер. Большевистский список шел под № 5. Агитаторы (среди них было немало молодежи) проявляли много изобретательности и не жалели энергии в распространении предвыборных плакатов и лозунгов. Но напечатанных в типографии плакатов не хватало, и их мастерили сами. На это уходило много времени. И Петр придумал выход. Он изготовил металлические трафареты с лозунгами: “Голосуйте за список № 5”, “Голосуй за 5! С пятью лучше, чем с тремя!”. А внизу плаката была нарисована рука с пятью растопыренными пальцами, возле которой жалко выглядела другая рука — только с тремя пальцами (под № 3 шли меньшевики)…».

Один из руководителей Красной гвардии Я.Я. Пече вспоминал об их общем со Штернбергом «детище» — пункте выделки ручных гранат. Замоскворецкая база при участии Добрынина работала энергично, но требовалось еще оружие, чтобы «защитить революцию». Петр был послан на Тульский оружейный завод. Командировка оказалась успешной, что «вызвало бурю радости у молодых красногвардейцев».

Когда пришла телеграмма о начале вооруженного восстания, Добрынин вошел в президиум штаба московской Красной гвардии. Он рыл окопы, агитировал на митингах, придумал, как прятаться за тюками из хлопка при обстреле. При разоружении домовых комитетов на Остоженке отряды Добрынина встретили неожиданно яростный отпор «контрреволюционеров». Пришлось выбрать в качестве штаба ночную чайную Бахтина — Петр приказал хозяину освободить помещение. Вскоре он уже руководил штурмом Зачатьевского монастыря.

«После короткого боя в панике юнкера покинули Зачатьевский монастырь. На его колокольне был установлен красногвардейский пулемет. Окна на колокольне были забаррикадированы тюками с хлопком. Кроме того, установили пулемет в иконописной мастерской», — вспоминал В.П. Файдыш.

Гвардейцы достаточно оперативно разжились артиллерийскими орудиями. Одно из них Штейнберг приказал направить прямо на Кремль, но московский ВРК объявил перемирие на сутки для переговоров с «Комитетом общественной безопасности».

Энергичному Петру не сиделось на месте: он приказал собрать подростков и разослать их для разведывания позиций юнкеров. В итоге один из мальчишек погиб, красногвардейцы были возмущены циничным поступком противника, а Добрынин занялся разработкой стратегического плана по выбиванию белогвардейцев с Остоженки.

Факт 4: погиб как герой

31 октября Петр Григорьевич приступил к осуществлению своего проекта. Несколько объединенных отрядов красногвардейцев должны были обстреливать дом 15/17 по Остоженке, остальные силы — брать в кольцо здание штаба МВО. Добрынин первым бросился на штурм через забор, но разрывная пуля попала ему в живот. Под шквальным огнем товарищи не могли перенести его на свою сторону баррикады.

И тут к нему подошли медицинские сестры бессердечных белогвардейцев и перенесли его в лазарет Бакунина на Остоженке. Однако рана оказалась смертельной, и на следующий день революционер умер.

Малый Николаевский дворец в Кремле, поврежденный артиллерийским огнем во время октябрьских событий. Фото: wikimedia

Обстрел Кремля из тяжелых орудий длился два дня и три ночи. Эта бессмысленная «игра в войнушку» продолжалась даже после того, как юнкеры покинули все здания. Были искалечены многие памятники культуры. Нарком Луначарский был потрясен и подал в отставку. Председатель Московского совета народных депутатов Ногин писал, что «после такого каждый честный социалист перестанет подавать нам руку».

Однако для товарищей важнее оказалось воспоминание о том, как седой генерал, командовавший юнкерами, после заявления о безоговорочной сдаче с восхищением спросил, кто руководил операцией. И услышал в ответ: «Рабочий телефонного завода Петр Добрынин».

Факт 5: он такой не один — множество участников революционных событий дали имена московским топонимическим объектам

Мы поинтересовались, много ли улиц и переулков столицы носят имена героев революций. Цифра оказалась внушительной — 61. Беглый опрос показал, что даже люди, проживающие в Москве более 20 лет, понятия не имели, что, к примеру:

  • Люсиновская названа в честь большевистской агитаторки и участницы вышеназванных боев Люсик Лисиновой (Лисинян);
  • набережная Шитова хранит память о Петре Шитове, погибшем в бою с юнкерами у Ильинских ворот;
  • площадь Журавлева скорбит о рабочем-большевике Иване Журавлеве.

Так что же отвечать на вопрос, кто такой Петр Добрынин?

  • Московский рабочий;
  • большевистский агитатор;
  • участник подпольного большевистского кружка;
  • организатор Красной гвардии Замоскворечья;
  • герой боев за Остоженку со стороны красногвардейцев;
  • человек, отлично постигший тактику ведения уличных боев;
  • революционер, погибший при наступлении на Остоженско-Пречистенских позициях.

После ознакомления с фактами биографии Петра Добрынина одни решат, что он был настоящим героем, другие назовут его террористом, поставлявшим оружие запрещенной организации для свержения существующей власти. Достойны ли герои уличных боев и участники подпольных сообществ начала XX века упоминания в объектах и улицах столицы? Предложили бы вы переименовать станцию «Добрынинская» в случае референдума или все же оставили актуальное название?