Гуляем по Москве: улица Маросейка | Город | Time Out
Город

Гуляем по Москве: улица Маросейка

Ксения Попова 19 января 2022
8 мин
Гуляем по Москве: улица Маросейка
Фото: Depositphotos

Маросейка начинается у Ильинских ворот и заканчивается у Армянского переулка, но так было не всегда. Когда-то улица была частью Покровской дороги, по которой цари из Кремля добирались до загородных дворов. Time Out рассказывает, как появилось название улицы, почему комиссия по переустройству Москвы дважды заседала в доме на Маросейке и на какие здания обратить особое внимание во время следующей прогулки.


Не Маросейка: церкви, государевы сады и царская дорога

В XVI-XVII веках не было привычных нам Маросейки и Покровки. По землям за Ильинкой проходила Покровская дорога: по ней князья и цари добирались до загородных государевых дворов. Улица получила имя по церкви Покрова в Садех. Последнюю построили в конце XV столетия, тогда же к ее названию стали прибавлять «в Садех»: со времен Ивана III церковь окружали сады с плодовыми деревьями и ягодными кустарниками.

С появлением «магистрали» на улице и в переулках стали возводить все больше религиозных построек: так появилась церковь Симеона Дивногородца, или «Николы в Блинниках», как ее называли в XVII веке. А в начале XVI столетия итальянский зодчий Алевиз построил в Старосадском переулке каменную церковь Владимира в Са­дех.

Начиная с XVI века вдоль Покровской дороги селились иностранцы. Начало улицы, нынешнюю Маросейку, заселили выходцы из Малоросcии — так в те времена называли Украину. Они основали Малороссийское подворье, где во время визитов в Москву останавливались духовенство, купцы и дипломаты. Улица же стала Малороссейкой — уже потом длинное название москвичи сократили до Маросейки.

В Армянском переулке жили армяне, в переулках Маросейки и Покровки — французы и немцы. По их предложению недалеко от Покровской дороги появилась лютеранская церковь. А один из переулков, выходивший на Покровскую улицу, стал Старосадским после того, как государевы сады с Покровской улицы перенесли в Замоскворечье.

Евангелическо-лютеранский кафедральный собор святых Петра и Павла. Фото: wikimedia

Маросейка: улица знати, улица купцов

В XVII веке, как пишет москвовед Сытин, земли на левой стороне улицы занимали дворы и лавки, разделенные небольшими переулками. По правой стороне стояли стре­лецкие дворы и горшечные лавки, на Покровской улице были видны дворы Салтыкова, мясные лавки, Малороссийское подворье, а также дворы полковника В.Ф. Салтыкова и вдовы стольника Собакиной. Особое место занимали дворы торговых гостей — купцов-иноземцев или же тех, кто торговал с иностранцами.

Одним из известных торговых гостей на улице был Семен Сверчков. Он построил одну из богатейших городских усадеб допетровской эпохи и выделил деньги на строительство церкви в Сверчковом переулке.

В конце века с воцарением Петра I царскую дорогу в загородные усадьбы Покровское, Измайлово, Преобра­женский дворец и в Огородную, Казенную и Басманную слободы перенесли с Покровской на Мясницкую улицу.

В начале XVIII века Покровская постоянно менялась: то сужалась до 9 метров, то расширялась до 13 метров. Несмотря на потеряю в XVIII веке статуса царской дороги, она все еще оставалась улицей знати: здесь стояли и церкви, и боярские дворы, и купеческие усадьбы. Тогда же Покровская улица разделилась на Маросейку и Покровку. Поначалу Маросейка доходила до Покровских ворот, а нынешнюю границу — Армянский переулок — приобрела уже в XIX веке.

Церковь Успения Богородицы, 1856 год

При Екатерине II Москву начали модернизировать, и к середине 1770-х создали комиссию для контроля за осуществлением «Государственного плана Москвы». «Каменный Приказ» разместился в усадьбе Сверчкова на Маросейке. В 1782 году приказ ликвидировали, а дом вплоть до 1813-го заняли комитет для наблюдения за исполнением городских повинностей и контора Мануфактур-коллегии.


Маросейка в XIX и XX веках

Улица Маросейка в XIX веке

Во время Отечественной войны 1812 года Москва сильно пострадала от пожаров. Маросейку огонь затронул частично: правая сторона улицы была почти полностью уничтожена. С 1813 по 1836 годы палаты Сверчкова вновь заняла «Комиссия для строения Москвы», где работали архитекторы Бове, Жилярди и Стасов.

Во второй половине XIX века после ликвидации комиссии дом выкупили фабриканты-кондитеры Абрикосовы. Литературная жизнь на Маросейке протекала в доме №4: там бывали историк Н.М. Карамзин, поэты В.А. Жуковский и М.М. Херасков. Затем дом перешел к семье Боткиных, которые тогда были известными чаеторговцами. Их фамилия не была связана с медициной, пока в семье Петра Кононовича и Анны Ивановны не родился Сергей Боткин — в будущем известный врач и профессор Императорской медико-хирургической академии.

В начале XX века на Маросейке появилось современное многоэтажное каменное здание книгоиздателя Ивана Сытина и разместился книжный магазин. В 1914 году на месте дома Куракина XVII-XVIII веков построили резиновую мануфактуру «Треугольник» — многоэтажный дом авторства архитектора Лялевича.

Большие изменения ждали улицу и в советские годы: постройки прежних столетий Маросейка сохранила, а вот название пришлось поменять. В 1954-м, в год 300-летия воссоединения Украины с Россией, Маросейка стала улицей Богдана Хмельницкого и оставалась таковой до 1990-х.


Фото: wikimedia

Усадьба Румянцева-Задунайского

Адрес: улица Маросейка, дом 17/6, стр. 4

Сегодня усадьбу Румянцева-Задунайского занимает посольство Республики Беларусь. Так что увидеть интерьеры здания не получится, а вот вдохновиться фасадом можно во время прогулки по Маросейке и Покровке.

Особняк построили в 1782 году по заказу купца Хлебникова. Исследователи приписывают авторство проекта то Василию Баженову, то Матвею Казакову. Архитектурный стиль здания балансирует на грани барокко и раннего классицизма. Генерал-фельдмаршал П.А. Румянцев-Задунайский купил особняк в 1793 году. По его заказу интерьеры комнат дополнили картины русско-турецких сражений, а снаружи был высажен сад.

В конце XVIII — начале XIX веков здание перешло к его сыну Николаю Петровичу. Тот покровительствовал искусству и содержал крепостной театр. С конца 1800-х Румянцев управлял Министерством иностранных дел. А после Отечественной войны — в тот момент особняк заняло учрежденное Наполеоном городское правление Москвы — графу Николаю Петровичу пришлось отказаться от государственной службы.

Фото: Александр Иванов, mos.ru

После 1812 года Румянцев все более находил себя в общественной деятельности: стал почетным членом Вольного экономического общества, Петербургской Академии наук и Общества любителей истории и древностей Российских в Москве. У него было собрание старинных рукописей, грамот и книг — крупнейшее в стране на тот момент. В 1826 году здание вернулось к Румянцевым — теперь уже к Сергею, брату Николая Петровича.

Узнаваемый облик особняк получил в 1880-х годах с появлением нового хозяина — купца Митрофана Грачева. По его желанию на фасадах здания появились скульптуры, декор и герб с ангелами и буквой «Г».


Фото: Depositphotos

В конце XIX века по всей Москве стали появляться крупные доходные дома. Их владельцами, как правило, становились сколотившие состояние купцы. И Маросейка не стала исключением.

Одно из примечательных зданий на улице — доходный дом Кольбе. Считается, что владелец дома, купец 1-й гильдии Роберт Аристович, был совладельцем платинового завода «Кольбе & Линдфорс», основанного в 1875 году.

Трехэтажное здание на Маросейке построили к 1897 году, его архитектором стал Э.С. Юдицкий. Одним из знаменитых жильцов дома на рубеже веков на Маросейке, 10 был физик-экспериментатор П.Н. Лебедев. Сегодня доходный дом Кольбе выглядит не вполне лаконично — все потому, что в 1930-х здание реконструировали и достроили еще два этажа. В результате стилистика старой и достроенной части разошлась.


Фото: wikimedia

Дом на Маросейке, 7/8 появился в 1913-1914 годах по заказу Товарищества печатания, издательства и книжной торговли Ивана Дмитриевича Сытина. В начале XX века он выкупил земли, где стоял дворец Шаховских. Особняк XVIII века в стиле барокко снесли, а на его месте выросло многоэтажное почти не декорированное серое здание. Как исключение на нем были объемные веночки, маскароны и растительный рисунок на фасаде со стороны Маросейки.

Иван Сытин был сыном сельского обывателя — свободного крестьянина. Несмотря на незнатное происхождение, ему удалось стать одним из влиятельных издателей в России. Учиться Иван Дмитриевич не любил что в детстве, что в отрочестве — как вспоминали современники, Сытин до самой старости писал с ошибками. Однако была в нем коммерческая удаль: в детстве он помогал родственникам на Нижегородской ярмарке, а прибыв в Москву, устроился работать в книжную лавку Петра Шарапова. Через пару лет Шарапов уже отправлял молодого Сытина в деловые поездки.

В 1882 году Сытин получил купеческое звание. Долгое время он оставался «лубочным» издателем и создателем календарей — массовой продукции. Она пользовалась спросом, но деловую репутацию издателю не укрепляла. Многое изменилось в 1884-м, когда толстовец Владимир Чертков предложил Сытину напечатать четыре небольшие книги для народа, три из которых были авторства Льва Толстого, одна — Николая Лескова. И вскоре Сытин возглавил издательство «Посредник».

В знаковом для него 1891-м Сытин преобразовал лубочно-просветительское предприятие в «товарищество на паях» — Товарищество печатания, издательства и книжной торговли И.Д. Сытина. Это позволило ему заполучить желаемую репутацию, и дела пошли вверх.

Иван Сытин. Фото: wikimedia

К 1914 году Иван Сытин, оставаясь человеком «безграмотным», издавал четверть всей российской печатной продукции. Товарищество печатало газеты и школьные учебники, собрания сочинений классиков и дешевую массовую литературу. В доме на Маросейке разместились не только правление Товарищества, всевозможные конторы и меблированные квартиры, но и открылся главный книжный магазин Сытина.