Город, которого не было. Что испытал бы путешественник во времени из Москвы нулевых, попав в наши дни | Город | Time Out
Город

Город, которого не было. Что испытал бы путешественник во времени из Москвы нулевых, попав в наши дни

Клара Хоменко 8 декабря 2021
12 мин
Город, которого не было. Что испытал бы путешественник во времени из Москвы нулевых, попав в наши дни
Фото: Depositphotos

8 декабря отмечают День путешественника во времени — праздник, придуманный гиками США в честь самого распространенного фантастического сюжета. Time Out, честно говоря, променял бы машину времени на телепортатор, чтобы свободно перемещаться с работы к морю и обратно. Однако и путешествие из прошлого в будущее тоже неплохая штука — так что мы решили представить, что увидели бы условные москвичи, если бы в декабре 2000 года обнаружили в своем дворе странное мерцающее окошко и решили в него влезть.


Василий, 31 год

Продает с лотка видеокассеты возле метро

Отправляется изучать метрополитен будущего

Временной портал выбрасывает Василия на станции «Белорусская», и это большое везение, что не на «Парке Победы» и тем более не на Большой кольцевой линии: в 2000 году их еще не было. Человека и так ждет приличный удар: проезд в метро в его время стоил 5 рублей. Придется объясняться с кассиршей, которая в конце концов для экономии посоветует «Тройку» — нововведение 2013 года. Василия немного утешит мысль, что ее можно сдать обратно и получить назад свои 60 рублей.

На самом деле, у Василия есть множество способов сэкономить на проезде в общественном транспорте в этом году.

Жителя нулевых по карману, конечно, все равно ударит, но современникам будет полезно.

Только после этого он посмотрит на схему метрополитена и выяснит, что подземка разрослась в два раза — вместе с Москвой. Теперь тут есть станция «Солнцево», «Рассказовка», «Лефортово» — и это только то, что успел выхватить взгляд. Потом ему кто-нибудь отдавит ногу чемоданом и спросит: «Как пройти к “Аэроэкспрессу”?». Василий не сможет ответить на этот вопрос, поскольку «Аэроэкспресс» появился только в 2005 году — а вот сотрудник полиции, который подойдет оштрафовать его за пребывание в метро без маски, вежливо объяснит, как попасть на поезд, идущий до аэропорта «Шереметьево».

Площадь перед Белорусским вокзалом

7 популярных мифов о московском метро,  которыми пугают и путают горожан и гостей столицы.

Схема московского метро, 2002 год (слева) и 2021 год (справа)

Услышав, что во всем мире бушует коронавирус и еще год назад людям вообще запрещали выходить из дома, Василий остолбенеет. Выяснив, что должен заплатить 4 тысячи рублей за то, что не соблюдает правила безопасности — нырнет обратно в портал. Жаль: Василий ведь мог купить маску в автомате и доехать до «Некрасовки», например, на новом поезде с зарядками и экранами. Испытал бы эстетический шок, но, стиснутый со всех сторон толпой пассажиров, понял: некоторые вещи не меняются, сколько станций ни построй.

С другой стороны, Василий только что из разговора выяснил, что милиция в России называется полицией, мэр города не Лужков, а какой-то Собянин, зато президент все еще Владимир Путин. Вполне достаточно потрясений для нервной системы одного человека.

А современникам остается только улыбаться: 6 признаков московского оптимиста

Имена московского метро: о заслугах людей, в честь которых названы станции метрополитена

Time Out подготовил серию статей, призванных напомнить о заслугах личностей, чьими именами названы станции метрополитена.


Елена Сергеевна, 42 года

Учительница

Гуляет по улицам города и рефлексирует

Портал Елены Сергеевны открывается у парка «Зарядье», и приходит она в себя очень быстро: учительницу так просто не напугаешь. Оглядевшись по сторонам, Елена Сергеевна быстро понимает: идея с реконструкцией гостиницы «Россия», про которую так много рассказывали по телевизору, явно не сработала. Непонятно, зачем заодно снесли исторические дома на Варварке, но хотя бы Кремль на месте — это успокаивает.

Еще более умиротворяющее действие оказывает памятник Владимиру Крестителю, стоящий неподалеку — есть еще святые вещи в будущем. Наконец, все вокруг выглядит как минимум очень чистым, а вечером еще и освещенным — путешественница во времени не сразу узнает Никольскую и Кузнецкий мост. Манежную площадь тоже не узнает — оттуда пропала гостиница «Москва», но так даже лучше. На Воздвиженке больше нет здания «Военторга». Леонтьевский переулок застроен элитками. Вообще их как-то очень много, этих элиток, и большинство выглядит довольно жутко. На Арбате возле «Праги» построили какое-то восьмиэтажное чудовище.

От очень долгой прогулки и переживаний Елене Сергеевне страшно захотелось есть, но все, что поблизости, выглядит не очень подходящим для ее маленькой зарплаты. Даже «Макдональдса», как назло, не наблюдается — зато обнаруживаются какие-то Burger King и Subway. Придется выбирать едва не вслепую: первый открылся в России только в 2010 году, второй — в 2004-м. У входов она увидит людей в желтых и зеленых куртках, с огромными коробами за спинами или у ног. Еще у каждого есть велосипед или — что совершенно для взрослых людей ненормально — самокат, правда, с двигателем. Кажется, в будущем люди совсем перестали уважать автомобили. Оно и понятно: по дороге Елена Сергеевна наблюдала несколько устройств для платной парковки и, узнав цену, чуть не схватила инфаркт. Хорошо, что у ее семьи никогда не хватит денег на машину — хотя, судя по рекламе банков, мимо которой Елена Сергеевна проходила, в этом времени ставки по кредиту меньше, чем 55% в год. Даже ипотеку можно взять — за 8%, а не за 35%!

С другой стороны, еда нормальная, но нечеловечески дорогая. Может, страна опять идет к деноминации рубля? Хорошо бы телевизор посмотреть и выяснить, но тот, что висит на стене кафешки — очень тонкий и наверняка дорогущий, понятно, почему такие цены в забегаловке — показывает только спортивные новости, да еще без звука. Люди с коробами ушли, на их место пришли новые — смотрят в такие же плоские экраны, как на стене, только помещающиеся на ладони. У девушки, которая села рядом с Еленой Сергеевной за стол, такой же. Елена косится краем глаза: девушка тыкает на значок голубой птички, быстро водит по экрану пальцем вверх и вниз, потом как-то вызывает клавиатуру и начинает печатать — тоже прямо на экране. «Фантастика»,  — думает Елена Сергеевна. — «Не забыть бы мне вернуться».

Куда сходить и чем заняться в Москве на этой неделе: главные события столицы

Концерты, фестивали, спектакли, кинопремьеры, выставки, ярмарки, лекции, мастер-классы, выступления звезд и другие культурные события Москвы, которые стоит посетить.


Сергей Палыч, 54 года

Милиционер

Изучает «спортивную» Москву

Сергей Палыч выходит из временной воронки у «Лужников» и сперва радуется, потому что туда и собирался за новой курткой. Через минуту становится понятно, что мерцающая штука у облезлых качелей не была телепортом: вокруг точно «Лужники» — но точно не рынок. Стадион, на котором Сергей Палыч в прошлом 1999 году зачем-то видел вылет сборной России из отборочного турнира Чемпионата Европы по футболу, теперь выглядит совершенно иначе, как будто его перестроили. Путешественник идет вокруг арены: парк, клумбы, абсолютно целые скамейки. Набережная стала шире, дорога уже. К воде ведут деревянные мостки.

Сергей Палыч будет долго смотреть на них, потом, не веря своим глазам, пройдет до беговой дорожки и встанет там, глядя на стеклянные башни небоскребов на горизонте. Не знал бы, что одну такую начали строить в 1996 году — решил бы, что Москву захватили инопланетяне. Хотя, может, и захватили, кто знает. Иначе откуда бы возле «Лужников» была станция с надписью «Воробьевы горы», которую начали восстанавливать всего год назад? Не могли же так быстро справиться. Сергей Палыч поднимает голову. От Воробьевых гор к стадиону ползет кабинка канатной дороги.

Придя в себя хотя бы отчасти, Сергей Палыч спускается в метро, молясь, чтобы его деньги подходили для расчетов в этой Москве. На сотни 1997 года выпуска смотрят подозрительно, зато охотно принимают десятки — добавляя, что давно не видели расчета наличкой. Вместо бумажного билета с магнитной полоской дают ярко-красный с белыми буквами, в цветах «Спартака».

Строительство стадиона «Динамо»

Газетных киосков нет нигде, и придется схватить бесплатную со стойки. Пролистав ее наскоро, Сергей Палыч выяснит, что у его любимого «Динамо» тоже есть новый стадион, «Торпедо» провалился в ФНЛ, «Зенит» почему-то три года подряд чемпион страны, а Россия в «Лужниках» принимала Чемпионат мира — и дошла там до четвертьфинала.

После этого Сергей Палыч окончательно утвердится в мысли про инопланетян — но до «Петровского парка» и новой арены бело-голубых все же доедет. Потом Сергею Палычу захочется посмотреть, как выглядит родной дом — но окажется, что его пятиэтажку на Ленинградском шоссе снесли. Тогда он вернется к «Лужникам». Идею выяснить результаты всех спортивных матчей за этот год и потом на них поставить Сергей Палыч отбросит: вдруг это как-то изменит будущее.

Лошадиное поле и обрезанные брюки. Как появился футбол в Москве

Time Out рассказывает, как и благодаря кому футбол появился в столице, с какими трудностями столкнулись первые игроки и по каким признакам можно было узнать болельщика.


Катерина, 19 лет

Студентка исторического факультета

Восхищается парками и ТРЦ столицы

Вывалившись из воронки прямо в сугроб и приложившись лбом о спинку скамейки, Катя в первую минуту пугается, что ее занесло куда-нибудь в 50-е — играет песня из старого фильма «Покровские ворота», что-то про домино. Она студентка исторического факультета и не против этой эпохи, но желательно бы после смерти Сталина, а не до. Потерев рукой ушиб, Катя встает и понимает: нет, это не прошлое. Просто музыка на огромном катке — ретро, а на льду люди примерно ее возраста, только одеты они одновременно лучше и проще.

У многих в руках бумажные стаканчики. Из будочки неподалеку пахнет кофе. А вокруг — ВДНХ, и через полчаса Катя очень жалеет, что не попала сюда летом: хотелось бы посмотреть на то, как работают фонтаны.

В конце концов усталость берет верх, и Катя решает отправиться куда-нибудь еще, причем по земле — чтобы посмотреть на окрестности. Однако троллейбуса она не дождалась, потому что в Москве их больше нет, а в автобус за наличные Катю не пускают — теперь это запрещено. Когда водитель спрашивает у Кати про банковскую карту, она теряется и просто идет искать метро: посмотреть город все еще хочется. В подземке даже больше людей, чем было раньше, но они по-прежнему бегут по своим делам и никого не слышат — теперь у них для этого даже специальные затычки в ушах, в основном белые, с ножкой вниз. Катя выходит на «Парке культуры», какое-то время оглядывается, пытаясь сообразить, что изменилось. Ничего не замечает, кроме новых указателей и того, что стало намного чище. На Крымском мосту она останавливается и долго смотрит на реку: там нет ни одного дебаркадера. На зданиях нет рекламы. На набережных нет припаркованных машин. Зато у Храма Христа Спасителя виден еще один мост.

Спустившись, Катя еще долго идет вдоль воды. По дороге ей попадаются несколько металлических стоек с надписью «Велопрокат». Она смеется, что кто-то так наивен, чтобы дать другому велосипед и надеяться, что его не украдут и не сломают. Так себе бизнес-идея, да и кому велосипед нужен в Москве? Думая об этом, Катя по рассеянности поворачивает не туда и оказывается среди скульптур — Брежневу, Марксу, Ленину, Сталину… Это выглядит довольно жутко, как кладбище, — но Катя убеждается, что никакого возрождения тоталитаризма тут точно не случилось.

Тем не менее такое собрание памятников на пустой набережной, засыпанной снегом, пугает, так что она все-таки идет в Парк Горького. Там тоже все выглядит совсем иначе, и Кате нравится это будущее. Очень.

В теплом ТРЦ, украшенном к Новому году, она бродит между витрин, выясняя для себя много нового — например, что телефон теперь каждый носит с собой в кармане вместе с интернетом, и стоит это по меркам нынешнего времени совсем недорого. Очень много красивой одежды на любой вкус — даже на тот, который есть у Кати. Люди стали настолько добрее, что заботятся о бездомных животных. Она все сильнее хочет остаться в 21-м, но чтобы решиться на такое, надо знать больше.

На последние деньги Катя покупает газету — серьезную, чтобы понять сразу все. Когда она отложит ее в сторону и посмотрит на город по ту сторону стекла, будет уже темно. Катя повернется и пойдет к выходу, надеясь, что ее портал за лавочкой на ВДНХ все еще на месте.

10 лет жизни. Что случилось в Москве за последнее десятилетие: с 2011 по 2020

Time Out рассказывает о том, как время меняло Москву последние 10 лет, какие катаклизмы происходили в столице, как воспринимались перемены тогда и чем они стали для города сейчас.

В оформлении статьи, включая фотографии «героев» текста, были использованы изображения с сайта Depositphotos и из архива Time Out Москва. Любые совпадения с реальными людьми — случайны.