6 книг великих художников, которые нужно успеть прочитать на самоизоляции

С каждой новой неделей карантина появляется все больше шуток о так и не пролистанных нумизматических альбомах, непройденных курсах по окраске мебели и непросмотренных спектаклях режиссера Богомолова. Возможно, пришло время взглянуть на мир искусства с противоположной стороны. Time Out выбрал 6 книг, написанных великими художниками. Они помогут по-новому взглянуть на творчество мастеров и, возможно, даже вдохновят вас купить свои первые краски и кисти.


Микеланджело Буонарроти

«Дневник Микеланджело. Письма и искусство великого мастера»

Издательство: АСТ, Москва

Год издания: 2019

Микеланджело. Именно этому гениальному флорентийцу принадлежат слова «я просто беру камень и отсекаю все лишнее», произнесенные в ответ на вопрос о том, как ему удается создавать великие шедевры. Художник, скульптор, мыслитель, архитектор — Буонарроти был известен современникам и как поэт. В описаниях клиентов, коллег по ремеслу и даже праздных путешественников Микеланджело фигурирует как человек необщительный, взрывной, резкий в своих высказываниях. Однако в письмах к знакомым и родственникам художник раскрывается с новых сторон: рачительный хозяин, мудрый и тонкий, очень гордый, подчас впадающий в уныние и позволяющий себе «звездные» капризы. Эпистолярное наследие мастера Возрождения — огромная ценность. Кроме отца, брата и племянника, он переписывался с биографом великих художников Джорджем Вазари, поэтессой Витторией Колонна, живописцем Себастьяно дель Пьомбо, отправлял послания королю Франциску I, папам, герцогам. Близким Микеланджело давал советы о ведении быта и поисках жены, покровителям же рассказывал о сложностях и тонкостях в работе скульптора.

Как читать

Предварительно изучив биографию мастера хотя бы в Википедии. Обращать внимание на год написания писем. Внимательно рассматривать в Гугле (или припрятанном до блаженных пенсионных времен альбоме репродукций) произведения, создаваемые великим мастером в год написания того или иного письма. Не судить гения за его привязанности, но попробовать понять муки мятущейся души через его сонеты.

Фрагмент портрета Микеланджело, Марчелло Венусти, 1535

«Спокоен, весел, я, бывало, делом

Давал отпор жестокостям твоим,

А ныне пред тобой, тоской язвим,

Стою, увы, безвольным и несмелым;

«И ежели я встарь разящим стрелам

Метою сердца был недостижим, -

Ты ныне мстишь ударом роковым

Прекрасных глаз, и не уйти мне целым!

От скольких западней, от скольких бед,

Беспечный птенчик, хитрым роком годы

Храним на то, чтоб умереть лютей;

Так и любовь, о донна, много лет

Таила, видно, от меня невзгоды,

Чтоб ныне мучить злейшей из смертей».

Перевод А. М. Эфроса


Леонардо да Винчи

«Суждения о науке и искусстве»

Издательство: Азбука

Год издания: 2019

Даже среди признанных гениев итальянского Возрождения Леонардо да Винчи считается титаном, наделенным гениальностью и знаниями в слишком многочисленных для одного человека сферах искусства и познания. Маэстро не просто интересовали такие области науки, как экспериментальное естествознание, анатомия, механика, математика, искусство войны, оптика, ботаника, гидравлика, палеонтология (и это неполный список). Да Винчи проводил серьезные исследования, был изобретателем и первооткрывателем, его рукописные заметки насчитывают около семи тысяч страниц. Учитывая, что над каждым живописным произведением гений работал довольно долго, остается удивляться, как человек мог успевать реализовывать свои задумки, находясь одновременно в постоянном процессе самообучения?

Краешек этой тайны можно приоткрыть, прочитав небольшую часть личных заметок этого удивительного мастера.

Как читать

Потихоньку продираться через многословность гения, запивая рубиновым кьянти и формируя свои личные предпочтения в оценке репродукций магических произведений. Возможно, понять, что ранний Леонардо вам ближе и после карантина отправиться в Мюнхенскую Пинакотеку смотреть «Мадонну с гвоздикой», а не созерцать спиной «Джоконду», сражаясь за лучшую селфи-зону с китайскими ценителями искусства.

Цитата Да Винчи словно написана сегодня:

«Печальная участь ожидает того, кто наделен талантом, но вместо того, чтобы развивать и совершенствовать свои способности, чрезмерно возносится и предается праздности и самолюбованию. Такой человек постепенно утрачивает ясность и остроту ума, становится косным, ленивым и обрастает ржавчиной невежества, разъедающей плоть и душу».


Данте Габриэль Росетти

Дом жизни. Поэзия. Письма 1836-1881

Издательство: Азбука

Год издания: 2005

Идейный вдохновитель Братства прерафаэлитов, человек с именем, звучащим как песня, Данте Габриэль Росетти — личность мультиталантливая и неподражаемая. Интересный факт его биографии: художник обожал свою жену и первые годы их совместной жизни изображал ее в каждом женском персонаже своих картин. Он посвящал ей сонеты, книгу с которыми,  написанную в единственном экземпляре, и положил в гроб любимой в день ее смерти. Однако через десять лет пересмотрел приоритеты и решил раскопать могилу, дабы извлечь свои поэтические вирши для оффлайн-пользования. Эти сонеты и стали основой сборника «Дом жизни», прославив Росетти еще и как талантливого стихотворца. Издание ценно еще и тем, что каждый сонет можно прочитать и в переводе, и в оригинале. Единственное произведение Росетти в прозе также вошло в сборник.

Во втором томе собраны письма Данте Габриэля к родным и друзьям. Это совершенно очаровательное викторианское чтиво о кошке, которая хромает,  о смене вывески на таверне, о рисунках, посланных тетушке Шарлотте для Рождественского базара и других мелочах, живо передающих атмосферу Лондона и предместий XIX века.

Кстати, купить двухтомник сегодня — задача не самая простая, но Time Out выяснил для своих читателей, что это можно сделать на Яндекс Маркете.

Как читать

Начиная с утреннего порриджа и, как минимум, до файв-о-клок — в подробностях разглядывая репродукции, узнавая, какая история лежит в основе каждого из сюжетов. Плавно переходить на сведения о «бедной Лиззи» (Элизабет Сиддал) и ее рисунки, а затем с головой погружаться в марево красок прочих Прерафаэлитов. Предупреждаем: их мир вызывает стойкую зависимость.

Фрагмент картины «Леди Лилит» Россетти, 1866—1873

«Так свеж ручей, но ты милее втрое:

С твоих густых волос я снял покров

И вижу робкий блеск лесных цветов,

Запутанных в их золотистом рое.

На грани года, в чуждом ей настрое,

Колеблется Весна: на тихий зов

Не тянется терновник из снегов,

Беседки полнит веянье сырое.

Но солнце будит луг в апреле раннем.

Закрой глаза, ты слышишь, здесь и там

Весна проходит легким трепетаньем,

Как поцелуй, по векам и губам,

И целый час Любовь клянётся нам,

Что в сердце снег хранить мы перестанем».

(перевод: Вланес)


Винсент Ван Гог

«Письма к брату Тео»

Издательство: Эксмо-пресс

Год издания: 2018

Художественное наследие Ван Гога огромно — это 2100 произведений. Его картины притягивают цветовыми всплесками, манят в свой мир — мир гениального безумца, человека, получившего признание лишь после самоубийства в возрасте 37 лет.

Обостренное чувство прекрасного, особенное восприятие мира и цвета, душевные расстройства, отягощенные алкоголизмом, привели измученного телом и душой художника в психиатрическую больницу в Арле.

Активная переписка с братом началась с 1872 года и длилась до смерти Винсента. Ван Гог написал Тео более шестисот писем — о своем состоянии, искусстве и жизненном опыте.

Теодор в течение 10 лет оплачивал аренду жилья и ателье, краски с холстами, пребывание в психиатрической клинике и приюте для душевнобольных, а также прочие нужды своего гениального брата.

Винсент пишет в эти годы: «Я не знаю такого лечебного заведения, куда меня согласились бы принять бесплатно на том условии, что я буду заниматься живописью за свой счет, а все свои работы отдавать больнице. Это — не скажу большая, но все же несправедливость. Найди я такую лечебницу, я без возражений перебрался бы в нее».

К примеру, лечащий врач Ван Гога, доктор Рей, долгое время закрывал своим портретом кисти Винсента дыру в курятнике.

Через год Тео предлагает брату перебраться поближе к нему, в Овер-сюр-Уаз. Винсент переходит под наблюдение доктора Гаше, на глазах которого он и совершит самоубийство 29 июля 1890 года. В кармане художника будет найдено письмо к брату со словами: «Что ж, я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины моего рассудка, это так…»

«Письма к брату Тео» — удивительная документальная повесть о мире гения, редкая возможность узнать о художнике от него самого, минуя биографов и моралистов. Именно поэтому книга постоянно переиздается разными издательствами.

Как читать

Скорее когда: в конце самоизоляции, дабы не поддаться декадентским настроениям и не упасть в осознание беспросветности бытия. Дожидаясь открытия европейских границ и планируя маршрут из Парижа до Монт Сен Мишель с непременным заездом в Овер-сюр-Уаз, ведь картинам Ван Гога обычно тесновато в сборниках и альбомах. Есть смысл найти несколько любимых и отыскать их копии или репродукции во время поездки — именно такие мелочи делают путешествие незабываемым.

Пшеничное поле с кипарисами, 1889 г.

Кузьма Петров-Водкин

«Пространство Эвклида» 16+

Издательство: Азбука

Год издания: 2019

Автобиографическая повесть была написана художником в 1932 году. Это не первая проба пера уже маститого живописца (прославившегося к тому времени своим «Купанием красного коня», картинами «Мать», «Богоматерь», «Фантазия» и др.), а продолжение повести «Хлыновск», где Кузьма Сергеевич вспоминает о детстве в родном городе Хвалынске, заканчивая эту часть жизнеописания главой «Холерный год».

Яркий, оригинальный, образный язык Петрова-Водкина красочно воссоздает картины быта, характеры современников художника, выстраивает перед нами историю его становления как личности под руководством мастера-иконописца, рассказывает о заграничных путешествиях.

В повести ярко прослеживается линия становления будущего художника, изменение его взглядов на искусство, его взаимоотношения с цветом и композицией — всех факторов, которые способствовали зарождению самобытной теории о «сферической» перспективе и «трехцветии».

Заканчивается повесть описанием извержения вулкана Везувий прямо под ногами восторженного художника и его «тлеющего пальто». Это полноценная беллетристика, произведение, выходящее за рамки привычных мемуаров известных людей. Стоить заметить, что текст книги проиллюстрирован рисунками самого Петрова-Водкина.

Как читать

Обложившись исторической литературой. Пытаясь разобраться, какие грандиозные события в России и в мире происходили одновременно с ежедневными испытаниями маленьких людей — тех, что создавали историю и так или иначе влияли на становление будущего художника.

Автопортрет

«Толкачев говорил о роскошных залах дворцов, разукрашенных такими картинами, что посетители толкаются в них, принимая их за натуру, что у того же Айвазовского в одном месте так нарисован виноград, что воробьи прилетают его клевать. Говорил также о школе художеств, куда допускаются только избранные во всей России люди, чтоб изучать последние тайны искусства… На этом обычно он останавливался, опускал голову на руки и говорил, как клятву: «Не буду жив, а стану, стану художником!..» Я трепетал от этих слов и про себя мысленно повторял их. Когда Толкачев подымал от рук лицо, на его глазах были настоящие слезы. Он звал парнишку краскотера и говорил ему:

— Сбегай, Троша, за полбутылкой и колбасой… Да не забудь огурец соленый!..»


Сальвадор Дали

«Дневник одного гения»

Издательство: Азбука

Год издания: 2020

Эта книга — мемуары гениального художника, непревзойденного пиарщика и маркетолога, охватывающие период с 1952 по 1963 годы. Если в год выхода «Дневник…» стал объектом насмешливой снисходительности для большинства собратьев по цеху, то, спустя несколько лет — основой для пиар-техник, изучаемых в лучших университетах Европы и Америки.

Пожалуй, и для нашего времени дневник мастера — это не только интереснейшее чтиво, дающее представление о формировании мировоззрения человека, внушившего миру, что он  непревзойденный гений. Это еще и объект, имеющий право называться настольной книгой для всех, кого интересуют технологии продвижения и самопиара.

Недаром «Дневник…» чуть ли не ежегодно переиздается разными издательствами — спрос на «откровения гения» не падает с середины прошлого века.

Как читать

Почти все отзывы на эту книгу сводятся к идее: «не для чтения в маршрутке». Переиначивая эту мысль, можно сказать, что если бы карантин не возник как современное явление, его следовало бы придумать, чтобы ознакомиться с литературой для домашнего чтения. Лучшее решение — приобрести одновременно альбомы с иллюстрациями картин и фотографиями «гения сюрреализма, провокатора и суперзвезды».

Не стоит сильно проникаться идеями Дали: неспроста Джордж Оруэлл сказал, что при изучении творчества маэстро «нужна способность держать в голове одновременно оба факта: и тот, что Дали хороший рисовальщик, и тот, что он отвратительный человек».

Лучше всего воспринимать написанное с немалой долей юмора и, возможно, принять участие в челлендже #изоизоляция, изобразив с помощью подручных средств «Женскую фигуру у окна», растекшиеся часы из «Постоянства памяти» или Галу из «Послесловия».

«Эта книга докажет, что повседневная жизнь гения, его сон, пищеварение, его воспарения, ногти, простуды, его кровь, его жизнь и смерть в корне отличаются от жизни и жизненных проявлений всех прочих представителей человечества. Ибо эта уникальная книга — первый дневник, написанный гением. Более того, единственным гением, которому выпал единственный шанс сочетаться браком с гением Галой, являющейся единственной мифологической женщиной нашего времени».


Спецпроект

Загружается, подождите ...