5 гениев мировой режиссуры на московских сценах - часть 5
Театр

5 гениев мировой режиссуры на московских сценах

Катерина Вахрамцева 7 декабря 2015
1 мин

Режиссеров со всего мира в Москву приглашают два театра — Электротеатр «Станиславский», открытие которого стало главной новостью минувшего сезона, и Театр Наций. Time Out выбрал лучшие спектакли, поставленные в них всемирно известными режиссерами.

\"\"

5/5

 

Ромео Кастеллуччи — итальянский режиссер и художник, главный театральный новатор, покоривший весь мир. Ему безразличны законы театра, в рамках сцены ему скучно. В своих постановках он делает все, что смело можно отнести к перформансу или акционизму и тем самым поставить его в один ряд с лучшими современными художниками.

 

Он часто обращается к сюжетам из живописи, а его театр иногда ужасающе физиологичен — в спектакле «Проект J. О концепции лика Сына Божьего» сын моет больного отца, страдающего диареей, со всеми вытекающими в прямом смысле слова запахами и консистенциями. Он экспериментирует со своим телом, как поколение художников 60-х, и готов причинить себе реальную физическую боль — в спектакле «Ад» по мотивам «Божественной комедии» Данте на режиссера в защитном костюме спускают свору собак.

 

«Человеческое использование человеческих существ» в Электротеатре «Станиславский»

 

Действие «Человеческого использования человеческих существ» основано на каноническом евангельском сюжете. Фоном служит знаменитая фреска Джотто «Воскрешение Лазаря», на которой изображен Христос, приближающийся к гроту, и труп Лазаря в окружении родственников, зажимающих носы, чтобы не чувствовать запаха гниения. Иисус зовет Лазаря в мир живых, но тот предпочитает остаться в мире мертвых. Тогда диалог возобновляется на искусственном языке дженералиссимо («общайшем»), придуманном тридцать лет назад. Сюжет повторяется пять раз, и каждый раз использован новый уровень языка: его структура поднимается от четырехсот всеобъемлющих терминов к более тонким сферам, и на последнем уровне остается всего четыре слова.

 

Создатели дженералиссимо считали, что он способен передать мощь загробного мира. Главная его цель — обнуление языка как такового, а вместе с ним и культуры. Похожими экспериментами в начале XX века занимались и наши поэты-футуристы — Хлебников, Зданевич, Бурлюки. Все явно в новинку московскому зрителю, и уже ради этого стоит посмотреть спектакль — тем более что играют его нечасто.

 

Ближайшие спектакли — в 2016 году

  • Спецпроект