Самый милый злодей Голливуда. Семь парадоксов из жизни Кристофа Вальца | Кино | Time Out
Кино

Самый милый злодей Голливуда. Семь парадоксов из жизни Кристофа Вальца

25 декабря 2020
8 мин
Самый милый злодей Голливуда. Семь парадоксов из жизни Кристофа Вальца
Фото: Depositphotos
31 декабря в российский прокат выходит новый фильм Вуди Аллена «Фестиваль Рифкина». Голливудский режиссер впервые пригласил в свой проект самого обаятельного злодея мирового кино — Кристофа Вальца. Похоже, что Вальц достиг очередной вершины демонической интеллигентности: в этот раз актер сыграет саму Смерть. Time Out рассказывает о 7 парадоксах из жизни австрийского трудяги-интеллектуала — полной такой же циничной иронии, как и большинство его ролей.

Парадокс № 1: странности генетики

Кристоф Вальц в молодости

Сейчас кажется, что Вальц был рожден для карьеры в кино — однако в юности он мечтал об опере и даже поступил в Венскую консерваторию. Однако довольно быстро Кристофер понял, что его вокальных данных для такой профессии недостаточно. После этого Вальц собрался стать оператором — но потом все-таки пошел в артисты, объяснив свое решение в одном интервью так: «Других идей не было».

Как к этим метаниям отнесся немаленький кинематографический клан Вальцев-Урбанчичей, неизвестно. Все прадедушки и прабабушки, дедушки и бабушки Кристофа (за исключением единственного родственника) играли в знаменитом Бургтеатре — бывшем придворном театре в зимнем дворце австрийских королей. На эту сцену Вальца выносили младенцем, туда же он пришел после окончания семинара Рейнхардта в Вене и знаменитой Актерской студии Ли Страсберга в Нью-Йорке. Той же, которую закончили Роберт де Ниро, Дастин Хоффман и Анджелина Джоли.

Правда, родители Кристофа работали художниками по костюмам — зато какими! Элизабет Урбанчич, мать актера, делала наряды для знаменитого фильма «Привидения замка Шпессарт». После смерти отца Кристофа Элизабет стала женой автора нескольких хитов, кинокомпозитора Александра Штейнбрехера. В другом браке композитор стал отчимом для Михаэля Ханеке — сегодня одного из главных режиссеров Германии.

Когда в 2013 году Кристоф Вальц забирал свой второй «Оскар» за роль в «Джанго освобожденном», то за кулисами он в буквальном смысле слова братался с Ханеке, получившем статуэтку за фильм «Любовь». А через третью семью любвеобильного Штейнбрехера Вальц связан еще и с кланом потомков великого американского артиста Юла Бринера, но это совсем другая история.


Парадокс № 2: капризы публики

«Комиссар Рекс»

Удивительно, но публика, которая сегодня обожает Вальца, почти не замечала актера на протяжении четверти века. И это при том, что снимался он с шахтерской работоспособностью. В 1980-х после нескольких лет вполне успешной карьеры сразу в нескольких театрах Вальц принимает решение рискнуть и полностью переключается на большие и малые экраны. Представьте себе череду бесконечных телесериалов: их вроде бы и смотрят, но актеров различают далеко не всех. Вот примерно таким артистом и был Кристоф.

После фатального провала целой серии мелодрам, где Вальц примерял на себя роль Тристана и других белокурых романтических героев, его агенту пришла в голову идея переключить Кристофа на роли злодеев. Кукольник-маньяк в «Комиссаре Рексе», один из последних эпизодов культового «Инспектора Деррика», чуть менее популярный «Место преступления», длиннющий британский детектив, описание которого невозможно найти даже в интернете…

Несколько десятков ролей, половину которых Вальц сегодня вычеркивает из портфолио, пара негромких внутригерманских наград — и так двадцать с лишним лет.


Парадокс № 3: Вальца открыл не Тарантино

«Жизнь за жизнь»

Все-таки из режиссеров мирового уровня первым Кристофа Вальца разглядел великий поляк Кшиштоф Занусси. Еще в 1991 году Кристоф сыграл в его фильме «Жизнь за жизнь» главную роль — беглеца из Освенцима. Здесь уже проявилась пресловутая двойственность Вальца: платой за подвиг были трагические смерти других заключенных. Однако публика особого внимания на актера не обратила.

Девять лет спустя Кристоф сыграл гангстера в первом своем голливудском фильме «Обыкновенный преступник» — и на постерах были только Кевин Спейси и Колин Фаррел. Все это тянулось до предложения сыграть в «Бесславных ублюдках». Вальцу к этому моменту было уже 53 года.


Парадокс № 4: успех вопреки желанию

«Бесславные ублюдки»

Шансы на то, что Вальц просто не пойдет на пробы к Тарантино, были довольно велики. Агент многие годы твердил Кристофу: согласишься на роль нациста — Голливуд заставит играть их до самой смерти. К тому же, по словам самого Вальца, «сценарий так сильно отличался от привычной трехактной истории, что я его просто не понял». Так что, по легенде, Вальц сценарий вообще выбросил, и только агент уговорил его прочитать текст второй раз. В общем, на пробы Вальц якобы пошел для проформы. Сам же Тарантино, изначально собиравшийся в роли штандартенфюрера СС Ганса Ланды снимать Леонардо ди Каприо, рассказывает, что, когда зашел Вальц, да еще и заговорил на четырех языках, что было важно для Ланды, выбор актера стал очевидным. Эта встреча изменила все. Первый «Оскар», долгие годы единственный среди актеров Тарантино; приз в Каннах; «Золотой глобус»; премия Британской академии кино и телевидения…

Следующую роль Вальца — доктора Кинга Шульца в спагетти-вестерне «Джанго освобожденный», принесшую актеру второго «Оскара», новую серию наград и звезду на голливудской Аллее славы — Тарантино уже напишет специально под Вальца.


Парадокс № 5: обаяние психопатии

«Большие глаза»

Фирменный дуализм интеллигентных психопатов Вальца уже больше десяти лет завораживает зрителей с легкой руки Тарантино. Жестокий дрессировщик в мелодраме «Воды слонам», гений интриг Ришелье в «Трех Мушкетерах» Пола Андерсона, главный мафиози Бен Чуднофски-Кровоновски в «Зеленом шершне», глава террористической организации «Спектр» в бондиане, будто списанный с Мориарти капитан Леон Ром в «Тарзане. Легенде». И так далее без конца.

В 2014-м Вальц играет супруга художницы, продававшего ее картины под своим именем — в фильме Тима Бертона «Большие глаза», поставленном по мотивам реальной истории. Прототип главной героини Маргарет Кин неоднократно говорила в интервью, что Вальцу удалось полностью передать характер ее мужа-психопата.

Изначально уклонявшийся от ролей нацистов Вальц, кажется, переиграл всех отрицательных героев Голливуда. Неохваченными остались разве что миры «Звездных войн» и Стивена Кинга, даже в пятом фильме «Пиратов Карибского моря» Вальц мог бы сняться — но отказался. Хотя, конечно, не стоит сводить всю карьеру Вальца к злодеям. Кристофер постоянно доказывает, что он актер большого дарования — и вполне соответствующей ему драматургической школы.

Чего стоит хотя бы камерная драма Романа Полански «Резня», где четверо актеров (в том числе Вальц и Кейт Уинслет) держат зрителей в напряжении одними лишь диалогами.


Парадокс № 6: сила первой любви

Что делает Вальц, оказавшись на вершине успеха? Правильно: вспоминает свою юношескую мечту об опере. Через несколько часов после второго «Оскара» на телеканале АВС выходит очередной выпуск популярного комедийного телешоу Джимми Киммела. В нем Вальц не просто презентует свой ролик Der Humpink, в котором он перепевает получивший тогда мегапопулярность «Трололо» Эдуарда Хиля. Кристоф минут десять рассуждает о лучшей, главной роли в своей жизни, подразумевая, собственно, Der Humpink!

Если учесть, что отечественный аналог шоу Киммела — это «Вечерний Ургант», то понятно, что вся ситуация — один большой приступ сарказма. Что уж там, самоирония всегда была секретом фирменного стиля Кристофа Вальца.

А в середине 2010-х Вальц пробует себя в качестве режиссера и ставит несколько музыкальных спектаклей в Голландии, Бельгии, Люксембурге и родной Вене. Первая любовь не ржавеет. Три из этих постановок — адаптации музыкальной комедии Штрауса «Кавалер розы»: в общем, ирония все же берет верх. Такая уж особенность дарования, видимо.


Парадокс № 7: добропорядочная жизнь голливудской звезды

«Худший брак в Джорджтауне»

Выяснить, где находится и чем занимается Вальц, когда не находится в своих домах в Берлине или Вене, решительно невозможно. И это в условиях беспардонного голливудского сплетничества! Все, что известно о его личной жизни — то, что актер однажды был официально женат на психологе Жаклин Раух. Возможно, сказывается опыт единственного предка Вальца, так и не ставшего актером: Рудольф Урбанчич когда-то учился у Зигмунда Фрейда и стал известным американским психологом. Впрочем, после развода Жаклин с тремя детьми уехала в Израиль, где сын Вальца Леон стал раввином. Кристоф же появляется на красных дорожках с гражданской женой Джудит Хольсте, которая, как и его мать, работает художницей по костюмам.

Несмотря на громкую славу, миллионные гонорары и обожание публики, которая увлеченно разыскивает кадры из ранних фильмов Вальца, он по-прежнему работает не покладая рук. За последние год-полтора актер не только снялся в «Фестивале Рифкина», но еще и поучаствовал в озвучке кукольного мультсериала Гильермо Дель Торо «Пиноккио». Говорит он, разумеется, за аферистов — лису и кота. Наконец, он появился в новом сериале «Самая опасная игра» в роли организатора охоты на людей.

Параллельно с этим Вальц пробует силы в серьезной режиссуре. Свою самую первую короткометражку, мелодраму «Если посмеете», Вальц снял еще в 2000 году. Пару лет назад вышел его полнометражный дебют — «Худший брак в Джорджтауне». Кристоф сыграл в нем роль афериста, убившего свою жену — светскую львицу, которая была старше него на сорок лет. Сценарий к «Худшему браку» написал Дэвид Оберн, прославившийся «Домом у озера» с Киану Ривзом и Сандрой Буллок, а в роли супруги появилась великая Ванесса Редгрейв.

Сам же Кристоф Вальц о своей занятости часов по тридцать в сутки сказал в одном из интервью примерно так: «Актерское мастерство — это работа и заработок, а не высокие материи». Кажется, этот интеллектуал опять издевается.