Корнелиу Порумбою и не только: фильмы новой румынской волны
«12:08 к востоку от Бухареста»

На прошлой неделе в прокат вышла свежая картина представителя новой румынской волны Корнелиу Порумбою «Свистуны»: отойдя от канонов, режиссер создал яркую, неожиданно оптимистичную картину. Но ранние работы Порумбою, как и фильмы нескольких других режиссеров, имеют иные, вполне определенные художественные особенности — Time Out вспоминает значимые картины новой румынской волны. 

Смерть господина Лазареску (Moartea domnului Lăzărescu, 2005, реж. Кристи Пую) 

Данте Ремус Лазареску (Ион Фискутяну) нуждается в срочной операции на мозге, однако вынужден скитаться из одной больницы в другую — судя по всему, из-за неопрятного внешнего вида. В итоге Лазареску сменил четыре больницы, но окончательная судьба героя так и остается для зрителя тайной.  

Картина удостоилась «Особого взгляда» в Каннах и стала отправной точкой для зарождения новой румынской волны, наметив определенные художественные особенности направления. Серая рутинная повседневность, черный юмор, абсурдная ситуация, сверхмедленный ход событий и безразличие окружающих. В таком мире живет одинокий скиталец, не смеющий надеяться на помощь в постреволюционной Румынии.

12:08 к востоку от Бухареста (A fost sau n-a fost?, 2006, реж. Корнелиу Порумбою) 

В канун Рождества Вирджил Ждреску (Теодор Корбан) снимает телепередачу, которая должна помочь разобраться в спорном вопросе — была ли шестнадцать лет назад революция в их городке под названием Васлуй. В качестве свидетелей тех событий Ждреску позвал учителя Тибериу Манеску (Ион Сапдару) и пенсионера Эманоила Пишочи (Мирча Андрееску). Обсуждение идет, но с каждым звонком телезрителей дилемма только усложняется.  

Картина является первой полнометражной работой Корнелиу Порумбою, но удостоилась сразу двух призов в Каннах — «Золотой камеры» и «Приза ассоциации европейских кинотеатров». Потрясающая разговорная комедия с тонким юмором и мастерски поставленными диалогами, которые, несмотря на отсутствие действия, не позволяют оторваться от экрана ни на секунду. Отдельно стоит отметить философский финал ленты.  

4 месяца, 3 недели и 2 дня (4 luni, 3 săptămâni şi 2 zile, 2007, реж. Кристиан Мунджиу) 

В противоположность двум предыдущим картинам действие этого фильма разворачивается в дореволюционной Румынии в 1987 году, пока еще у власти стоял Чаушеску. В условиях запрета абортов молодая девушка на сроке 4 месяца, 3 недели и 2 дня делает нелегальную операцию, на которую ее сопровождает подруга.

Фильм, изначально имеющий ироничное название «Сказки золотого века», получил главный приз на Каннском фестивале. Потрясающие выразительные актерские работы, атмосфера устрашающей будничности — у Мунджиу получилось тонкое социальное высказывание и трогающая искренностью история о человеческом соучастии в невыносимых условиях.  

Полицейский, имя прилагательное (Politist, adjectiv, 2009, реж. Корнелиу Порумбою)  

Полицейский Кристи (Драгош Букур) узнает, что школьник продает одноклассникам гашиш. В Европе меры наказания за это уже смягчаются, но в Румынии такая сделка все еще карается законом. Начальник приказывает Кристи арестовать парня — но совесть не позволяет полицейскому ломать жизнь молодому человеку.  

Картина завоевала в Каннах два приза — «Особый взгляд – приз жюри» и «Приз ФИПРЕССИ – особый взгляд». На протяжении всего фильма режиссер упорно фиксирует бюрократические процессы, рутинную жизнь главного героя и его внутреннюю дисгармонию. Невероятно меланхоличная лента, разбивающая надежды на справедливость — так же, как начальник полицейского управления сломал Кристи, утопив в груде законов и кодексов его моральные принципы и человечность. 

Хочу свистеть — свищу (Eu când vreau să fluier, fluier, 2010, реж. Флорин Шербан) 

Восемнадцатилетний Сильвиу (Жорж Пистериану) отбывает последние пять дней своего четырехлетнего заключения в колонии для несовершеннолетних. Раздосадованный решением матери увести его младшего брата в Италию, Сильвиу сбегает с похищенной им молодой соцработницей Анной (Ада Кондеску). 

Дебютная работа Шербана миновала Канны, но завоевала два приза в Берлине — «Серебряный Медведь – Гран-при жюри» и премию Альфреда Бауэра. В картине относительно много действия и даже есть лавстори, что нехарактерно для новой румынской волны, однако все остальное на месте: социальный посыл, обнажение проблем современной Румынии, гиперреалистичность и аутентичные типажи героев — во всех ролях задействованы непрофессиональные актеры. 

Сокровище (Comoara, 2015, реж. Корнелиу Порумбою)

Семьянин Кости (Тома Кузин) получает предложение от соседа ехать искать клад, который когда-то зарыли его бабушка и дедушка. Они находят консультанта и едут с металлоискателем и лопатами на дело, которое заканчивается неожиданно для них обоих.  

Завсегдатай Каннского фестиваля Порумбою и на этот раз не остался без призов, получив «Особый взгляд Каннского кинофестиваля – приз особому таланту». В основе картины лежит реальная история его друга о зарытом в 1948-м году кладе — однако режиссер переосмысляет пронизанный безнадегой сюжет как сказку, реалистичную и не наивную. Пожалуй, именно «Сокровище» стало отправной точкой для Порумбою, после которой он стал переосмысливать отношение к реальности и будущему — пика это настроение достигает в «Свистунах»

Сьераневада (Sieranevada, 2016, реж. Кристи Пую) 

Врач-невролог Ларри (Мими Брэнеску) приезжает с женой в Бухарест на поминки отца. В совокупности собралось шестнадцать человек, но предметом их обсуждения внезапно стала тема произошедшего в Париже теракта. Спор накаляется, присутствующие разделяются на два лагеря, а после прибытия незваного гостя поминки окончательно превращаются в хаос.  

Спустя одиннадцать лет Кристи Пую вновь оказался в Каннах и соревновался с новой картиной уже за главный приз, но на этот раз не получил награды. Впрочем, это не умаляет достоинств фильма, ибо зрелище завораживающее. Двигатель сюжета тут — ожидание, дающее постепенный психологический накал. Все детали и чувства героев передаются так точно, что с каждой минутой все больше ощущается удушье и теснота — будто ты сам находишься в этой почти советской квартире в причудливом мире предрассудков и скованности.