12 интересных и неожиданных фактов из фильма «Однажды… Тарантино»

Прошло двадцать пять лет с триумфа «Криминального чтива» на Каннском фестивале, и с тех пор Квентин Тарантино уже успел стать легендой. Недавно вышел девятый, самый откровенный и одновременно печальный его фильм и, очевидно, сейчас самое подходящее для выхода картины о самом режиссере: фильм «Однажды… Тарантино» состоит из интервью коллег, которые вспоминают, каково было работать с мастером в разные периоды его карьеры. Time Out выбрал двенадцать интересных и неожиданных фактов из новой документальной картины. 

Тарантино вручную пишет сценарии

Всем известно, что сценарии к фильмам Тарантино пишет сам. Но многие ли знали, что он делает это только от руки? Для режиссера это особенный процесс, сравнимый с написанием стихов, и поэтому он предпочитает избегать компьютеров. Тим Рот вспоминает, что Тарантино при помощи красной и черной ручек, желтого блокнота и фломастера написал диалог всего за пять минут.


На площадке Тарантино конфискует у съемочной команды гаджеты

Тарантино всегда точно знает, чего хочет и диктует это съемочной команде — хотя вместе с этим выступает за непринужденную атмосферу. С дисциплиной у режиссера все строго: как только заходишь на съемочную площадку, ты обязан сдать гаджет в специальный пакет, на котором будет обозначено имя владельца. Джейми Фокс отмечал, что за телефон на съемочной площадке Тарантино мог уволить кого угодно.


Танец Майкла Мэдсона в «Бешеных псах» был чистой импровизацией

Сцена пытки в «Бешеных псах». Танец Майкла начинается на четвертой минуте

Рассказывая о съемках «Бешеных псов», Майкл Мэдсон признался, что совершенно не умеет танцевать и не имел представления, что будет делать в культовой сцене с танцем во время пытки полицейского. Эпизод был снят совершенно случайно: как только Мэдсон включил музыку, он неожиданно для себя начал импровизировать, а съемочная команда быстро на это отреагировала. Кроме того, в сценарии не было момента, где актер говорит в отрезанное ухо – это он тоже сделал стихийно.


Актеры в «Бешеных псах» снимались в своей одежде

У «Бешеных псов» был достаточно маленький бюджет, и Тарантино попросил актеров принести из дома свою одежду — это обязательно должны были быть строгие черные костюмы и ботинки. Однако в фильме можно заметить, что Стив Бушеми все же был в черных джинсах, а Мэдсон — в пиджаке и брюках от разных костюмов и в ковбойских сапогах. Впрочем, благодаря этому родилась еще одна знаменитая сцена, где Мэдсон достает из одного из сапогов нож – спрятать туда лезвие актер тоже придумал сам.

Также актеры со смехом вспоминают, что их собственные костюмы едва не были испорчены из-за искусственной крови, которая при высыхании становится липкой. После съемок одной из сцен актеры обнялись, но едва смогли разлепиться из-за того, что были перемазаны в крови.


На съемках «Убить Билла» Ума Турман попала в аварию

Все каскадерские трюки за актрису выполняла Зои Белл, однако Тарантино попросил Турман самой сняться в эпизоде, где она произносит монолог в машине. В итоге актриса попала в аварию, которая закончилась сотрясением мозга, травмами колен и шеи.

Этот факт стал известен относительно недавно, после того, как было положено начало движению #MeToo. Ума признавалась, что продюсер фильма Вайнштейн в то время не хотел придавать делу огласку. Сам Тарантино говорит, что это его самая чудовищная и большая ошибка в жизни, о которой он сожалеет.


Вайнштейн впервые увидел сценарий Тарантино благодаря Сэмюэлю Л. Джексону

Джексон впервые снялся у Тарантино в «Криминальном чтиве» и шел с ним рука об руку вплоть до «Омерзительной восьмерки». Когда актер впервые увидел сценарий «Чтива», то сразу сказал, что это — лучшее, что он читал за всю жизнь. Затем он дал почитать текст Харви Вайнштейну и убедил в том, что это стоящий проект. Не любитель рисковать, продюсер вначале скептически отнесся к тогда еще мало известному режиссеру, но все же решил взяться за проект. С тех пор Вайнштейн до конца своей карьеры продюсировал каждый фильм Тарантино.


Дженнифер Джейсон Ли научилась играть на гитаре только на съемках «Омерзительной восьмерки»

 

В «Омерзительной восьмерке» есть эпизод, где Дейзи Домергу играет на гитаре, однако исполнительница роли Дженнифер Джейсон Ли впервые на съемочной площадке взяла в руки инструмент. Актриса признается, что для того, чтобы снять сцену, в перерывах ей то и дело приходилось тренироваться игре на гитаре.


Тарантино держал Элая Рота в тоннеле несколько дней

 

Знаменитая сцена из «Бесславных ублюдков», где сержант Донни Доновитц по прозвищу Жид-Медведь забивает немца бейсбольной битой, длится всего ничего — но, чтобы ее снять, исполнитель роли Элай Рот просидел в тоннеле несколько дней.

Чтобы образ разъяренного Доновитца был более правдоподобен, актер должен был «набирать форму» и тренироваться с железом до выхода на свет, однако каждый день Тарантино прерывал съемки именно на этом моменте, говоря Роту, что его выход будет сниматься завтра. В итоге терпение Элая Рота было уже на исходе, и к реальному дню съемок он выглядел действительно внушительно.


Во время репетиций игру Кристофа Вальца другие актеры до последнего видели лишь мельком

Игра Кристофа Вальца в «Бесславных ублюдках» стала для Тарантино настоящим открытием. Настолько, что он старался избегать того, что бы кто-то из актеров ее видел. Прежде всего это нужно было для неожиданности, которая должна была спровоцировать более реалистичное смятение других персонажей: в сцене, где героиня Дианы Крюгер на кинопремьере не знает, как реагировать на истерический смех Ланды, актриса действительно испытывала смешанные чувства.

Кристоф Вальц — безусловная звезда фильма. Ни одна кровавая расправа не сравнится по степени страха и дискомфорта с тем, что испытывает зритель во время открывающей фильм сцены, где Ганс Ланда допрашивает фермера Перье ЛаПадита. Этот эпизод не устаешь пересматривать — он сравним с интеллектуальной игрой не на жизнь, а на смерть.


Диану Крюгер душил Квентин Тарантино

 

В «Бесславных ублюдках» после диалога тет-а-тет на кинопремьере Ганс Ланда набрасывается на Бриджит фон Хаммерсмарк, после чего начинает душить. При съемке снизу мы видим лицо Кристофа Вальца, однако, когда фокус переводится на лицо Дианы Крюгер, можно заменить руки, совершенно не соответствующие по размеру рукам миниатюрного актера. Дело в том, что Тарантино изъявил желание самому выступить в качестве убийцы немецкой актрисы и британской шпионки.


Для Леонардо Ди Каприо съемки у Тарантино были самым счастливым моментом в карьере

 

Леонардо Ди Каприо сыграл в «Джанго» жестокого и псевдообразованного рабовладельца и плантатора Кэлвина Кэнди. Большинство зрителей полюбили и помнят актера по другим ролям, но, по словам коллег, съемки Ди Каприо у Тарантино были самым счастливым моментом в его карьере. Он с огромным удовольствием играл в сцене, где в сопровождении своего же бешеного крика сначала режет себе руку, а затем орудует молотком. Говорят, Ди Каприо никогда не получал такую доли свободы.


Тарантино владеет кинотеатром, а до этого он организовывал собственный кинофестиваль

С 1997 по 2007 год Тарантино проводил собственный фестиваль под незамысловатым названием Quentin Tarantino Film Festival. В программу входили любимые фильмы режиссера, которые он после показа обсуждал со зрителями.

Однако в 2007-ом году режиссер стал серьезно озабочен тем, что цифровые камеры начинают приходить на замену пленке. Тогда он приобрел в собственность кинотеатр New Beverly Cinema в Лос-Анджелесе, где до сих пор проводит показы пленочных картин. «Омерзительную восьмерку», к удивлению коллег, Тарантино снял на семидесятимиллиметровую пленку. Это является одним из главных достоинств фильма: на постоялом дворе кадр способен вместить всех участников эпизода, будто зритель сидит в зале театра, а актеры находятся на большой сцене.