«Главное, чтобы прощальная церемония прошла достойно». Кто и как провожает москвичей в последний путь | Город | Time Out
Город

«Главное, чтобы прощальная церемония прошла достойно». Кто и как провожает москвичей в последний путь

Дмитрий Антипченко 1 июля 2022
7 мин
«Главное, чтобы прощальная церемония прошла достойно». Кто и как провожает москвичей в последний путь
Фото: Михаил Харин

Сфера ритуальных услуг — отрасль достаточно закрытая. Если о работе похоронных агентов информации и слухов немало, то профессия траурного церемониймейстера и появилась сравнительно недавно, и известно о ней не так много. Time Out побеседовал с ведущим похоронных церемоний и узнал, в чем состоит его работа.


Помог ГИТИС

Михаила с детства интересовало искусство, в особенности музыка и театр. Поэтому, когда встал вопрос о том, куда поступить учиться, он долго не раздумывал и поступил в один из ведущих театральных вузов России — ГИТИС. За годы своей карьеры Михаил успел послужить в нескольких театрах. Работа его увлекала, но приносила небольшой доход.

«Конечно, финансовая сторона важна. Когда встал вопрос смены работы на более высокооплачиваемую, я прежде всего рассматривал варианты в арт-сфере. Случайно наткнулся на объявление, в котором искали траурного церемониймейстера с опытом работы в театрах или учреждениях культуры. Тогда об этой профессии я не знал почти ничего, но сразу возник интерес. К тому же оплату обещали значительно более высокую, чем в театре».

Именно опыт работы в театре и знания, полученные в творческом вузе, очень помогли тогда еще начинающему церемониймейстеру. Среди этих качеств и навыков Михаил, в частности, отметил поставленный голос, умение публично выступать, вкус к музыке, визуальному оформлению и умение организовать людей.

«Азы нового дела приходилось постигать самому, действовать по наитию. Конечно, я всегда готовлюсь к церемонии, но очень часто понимаю, что не все задуманное можно реализовать. За несколько лет работы научился чувствовать людей и понимать с ходу, что и в какой форме лучше сказать».


Главная задача — координация людей

Церемониймейстер подключается к процессу подготовки к прощальной церемонии, когда получает заявку от похоронного агента, что есть необходимость в его услугах. Ведущему предоставляют необходимый минимум информации — кого придется провожать в последний путь, когда и в каком месте пройдет прощание, — а затем он созванивается с родственниками.

«При первом знакомстве обязательно уточняю, кем был покойный, чем занимался, увлекался и так далее. После выяснения деталей начинаю готовить прощальную речь и сценарий. Обязательно лично встречаюсь с близкими покойного: обсуждаем мои предложения, а я, в свою очередь, выслушиваю их пожелания».

Прощальные церемонии проходят либо в ритуальных залах, либо в специализированных помещениях в моргах или на кладбищах. Прощания бывают нескольких видов: гражданские, гражданско-религиозные и военные. Михаил уточнил, что священников приглашают в 80% случаев, порой даже если покойный не был верующим.

«Главная моя задача — скоординировать людей, задать нужный тон церемонии и упорядочить ее. Ведь часто люди из-за эмоций и отсутствия соответствующего опыта не могут сориентироваться, что, как и в каком порядке говорить. Для этого и нужны ведущие. Так, например, важно, чтобы рядом с покойным были самые близкие, а выступали с прощальным словом сначала коллеги и знакомые, а затем, закрывая церемонию, родные. Помимо организации процесса, важно задать нужное настроение, нарушить неловкое молчание, вовремя дать слово желающим выступить и так далее», — отмечает Михаил

Как правило, церемониймейстер сопровождает процессию до конца. Важно соблюсти порядок и при прощании на кладбище: объявить минуту молчания и последний подход прощающихся к гробу. На этом этапе ведущий тоже пристально следит за процессом. Приглашают ведущего и на поминки.

«Важно правильно начать, ведь многие даже на поминках чувствуют неловкость и напряжение. Ведь самое главное в траурной трапезе — вспомнить добрым словом покойного, отметить, чем он запомнился, что любил. Здесь можно и нужно дать волю эмоциям, поплакать и посмеяться».



Традиции и новшества

Михаил подчеркивает, что за последнее время похороны в России стали более организованными. Если в советские годы и в первоначальный период постсоветской истории ритуальными услугами из-за неразвитости отрасли порой занимались случайные люди, то сейчас все изменилось. Такие приметы советских похорон, как автобус ПАЗ, перевозящий покойного вместе с гостями, или нетрезвые грузчики, несущие гроб, давно в прошлом. Одна из примет нового цивилизованного времени в похоронной сфере — все более возрастающая востребованность траурного церемониймейстера. Несколько лет назад Михаил проводил несколько церемоний в неделю, сегодня — в среднем две в день.

Если организационные стороны похорон изменились, то, по словам Михаила, народные суеверия и традиции живучи до сих пор.

«Это касается, прежде всего, поминок. Например, до сих пор во время траурной трапезы не принято чокаться. Почти везде подают такие традиционные похоронные блюда, как кутья. Некоторые угощения могут быть разные в разных регионах. Так, в Москве принято подавать на поминках блины, а в Поволжье — пироги».

Из самых живучих народных суеверий, связанных с похоронами, Михаил отметил традицию занавешивать зеркала. Порой родные и друзья умершего совершают достаточно странные действия, но Михаил и к этому относится с пониманием. По его словам, большинство людей ведут себя адекватно. К тому же ведущий часто проводит военные похороны, где принят особый регламент и нет места экстравагантным элементам.


«Все пропускать через себя»

В такой непростой профессии нужно выработать правильный баланс между личным отношением к происходящему и беспристрастностью специалиста. Михаил убежден, что понимания горя утраты родных покойного провести церемонию успешно не получится.

«Всегда подхожу к процессу с душой, включаю эмоции, как без этого. Ведь на таком без преувеличения, важном мероприятии, как похороны, не место фальши и формализму. Родные и близкие покойного это обязательно почувствуют».

Особенно трудно Михаилу даются похороны молодых людей и ветеранов ВОв. Его дедушка был участником войны, поэтому, провожая в последний путь фронтовиков, он не может сдержать слез.

Разумеется, при такой эмоционально затратной работе необходимо переключаться. Михаилу помогает в этом искусство: театр, опера, концерты. Он любит бывать на выставках и просто гулять по Москве. Однако довольно напряженная работа оставляет не так много времени для этого — Михаил не был в отпуске уже четыре года.


Похороны как отражение жизни

Для церемониймейстера очень важно, чтобы родные были удовлетворены получившимся мероприятием. Ему невероятно дороги слова благодарности. Порой, повторно столкнувшись со смертью близкого человека, они вновь обращаются к нему. Иногда бывают странные, но трогательные просьбы.

«Как-то после очень душевной церемонии ко мне подошла одна старушка и попросила, чтобы, когда ее не станет, ее бы так же проводили в последний путь. Сначала ее просьба меня немного удивила, но потом я понял — значит, все было сделано правильно».

Михаил считает, что похороны — это своеобразное отражение того, каким был человек при жизни: много ли людей пришло его проводить, чем он запомнился, как и что о нем говорят. Когда церемония проходит слаженно и тепло, ведущий ловит себя на мысли, что, помимо его заслуги в организации, душевность прощания во многом определило то, что при жизни умерший был хорошим человеком, чем и заслужил добрые слова.

«В такие моменты я думаю — было бы хорошо, когда придет время, меня бы тоже проводили в последний путь достойно и вспомнили добрым словом!».

В оформлении материала использованы фотографии Михаила Харина.