10 лет жизни. Что случилось в Москве в 2019 году | Город | Time Out
Город

10 лет жизни. Что случилось в Москве в 2019 году

Клара Хоменко 23 декабря 2020
12 мин
10 лет жизни. Что случилось в Москве в 2019 году

У человеческой памяти есть интересная способность — воспринимать настоящее в негативном ключе, а потом, когда оно станет прошлым, вздыхать о прекрасных временах. На самом деле истина, конечно, посередине, хотя последний год десятых явно не задался. Time Out продолжает серию материалов о том, как время меняло Москву последние 10 лет, какие катаклизмы происходили в столице, как воспринимались перемены тогда и чем они стали для города сейчас.


Из Третьяковки украли картину Куинджи

Причем произошло это не под покровом ночи, а среди бела дня, буквально на глазах у изумленной публики, которая пришла на выставку художника в Инженерный корпус 27 января. В этот вечер воскресенья посетителей было более чем достаточно. И вот при этом стечении народа неизвестный молодой человек просто подошел к картине «Ай-Петри. Крым», снял ее с крючков, вынул из рамы и удалился. Никто ничего не понял — а когда поняли и вызвали охрану, было уже поздно. Проверки сумок посетителей, естественно, ничего не дали.

А. Куинджи, Ай-Петри. Крым. 1890-е

Похитителя вместе с картиной нашли на следующий день — это был безработный предприниматель Денис Чуприков. На нем числился огромный долг по просроченному кредиту, к тому же Чуприков находился под подпиской о невыезде в связи с уголовным делом по ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов). Как потом выяснилось, продавать картину Чуприков не собирался — наоборот, планировал на другой день просто вот так же спокойно войти в музей и вернуть «Крым» на место. «Хотел хайпануть», — так он это объяснял.

Хайп обошелся в три года колонии. Репутационные потери Третьяковки можно было, в принципе, приравнять к этому сроку: вдруг выяснилось, что один из главных музеев страны работает по принципу «заходи, кто хочешь, бери, что хочешь». Директор галереи Эльвира Трегулова, правда, пыталась объяснить все произошедшее «невероятной востребованностью музеев среди огромного количества людей» — но почему этим людям позволяется то рвать картину Репина, то красть Куинджи, осталось непонятным. При этом руководство галереи приняло на себя ответственность за случившееся. Росгвардия, охранявшая музей — нет: там заявили, что их задача — обеспечивать безопасность людей, а не сохранность картин.

«Ай-Петри. Крым» вернулся в экспозицию 1 февраля — под защитным стеклом и намертво привинченный к стене. Толпы перед ним собирались невероятные. Смотрительницу, которая, видя наглый грабеж, впала в ступор — уволили. Минкульт решил, что из истории надо сделать «технологические выводы» и пообещал оснастить главные музеи страны современными системами безопасности. Так мы узнали, что этих систем не было.

Наконец-то помыли «Каменный цветок»

Вообще не только помыли, конечно: один из самых красивых фонтанов ВДНХ вместе с «Дружбой народов» был закрыт на реставрацию перед 80-летием Выставки. К тому моменту все это находилось в ужасном состоянии. У «Каменного цветка» не работала половина струй, смальта местами осыпалась, а местами выглядела так, словно это вообще не смальта, а ржавое железо. Ремонт длился около года, фонтаны открыли в срок — но если позолоченные девушки никого не ослепили, то восстановленный «Цветок» поверг горожан в шок «ненормально яркими красками».

Фото: сайт выставки

Реставраторов и мэрию обвинили в вандализме. Сравнивали фотографии 1954 года и нынешний фонтан — разумеется, не в пользу последнего: мол, раньше выглядело благороднее, а теперь какая-то кислотная китайская поделка. Реставраторы в ответ напомнили, что вообще-то цветопередача на старой пленке оставляет желать лучшего — и именно вот так, как сейчас, детище Константина Топуридзе выглядело в момент открытия.

Просто если что-либо не мыть и не ремонтировать 65 лет, то оно, разумеется, приобретет весьма благородные тона — но фонтану это не грозит до тех пор, пока он покрыт водоотталкивающим составом. Как только он смоется (года через два), изначально выбранные архитектором краски потускнеют.

В авиакатастрофе в Шереметьево погибло больше 40 человек

5 мая самолет Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот» вылетел из Шереметьево в Мурманск. Через 30 минут он вернулся обратно в аэропорт, при посадке сильно ударился о взлетно-посадочную полосу, дважды подпрыгнул — и загорелся. На борту было 78 человек — пятеро из них члены экипажа. Как только самолет остановился, началась эвакуация, но спасти всех не смогли: 40 пассажиров и бортпроводник Максим Моисеев остались в полыхающем хвосте самолета.

После катастрофы. Фото: wikimedia

В первые несколько дней после катастрофы все разговоры были только о выживших — их обвинили в том, что они пытались спасти свои чемоданы, пока другие умирали. «Аэрофлот» заявил, что это ложь: пусть у некоторых и были сумки в руках, эвакуация прошла очень быстро — 55 секунд на человека при нормативе в 90. Еще говорили о том, что сотрудники авиакомпании недостаточно сделали для того, чтобы спасти людей. Это опровергли уже сами пассажиры, которые рассказывали, как Ксения Фогель и Татьяна Касаткина до последнего помогали всем выбираться из самолета. 21-летний Моисеев погиб, пытаясь открыть дверь хвостовой части. Еще обсуждали вероятную причину катастрофы — в двигатель попала чайка, которых полно вокруг Москвы, поскольку кругом мусорные полигоны и надо с этим что-то делать.

В терминале В аэропорта Шереметьево поставили столик возле табло, а рядом табличку с номером рейса — чтобы люди могли приносить цветы. 14 июня Межгосударственный авиационный комитет опубликовал предварительный отчет о произошедшем — согласно ему, в самолет попала молния. 2 октября командиру корабля Денису Евдокимову предъявили обвинения в нарушении правил полетов. Евдокимов вину не признал и не признает. Он настаивает на том, что самолет был попросту неисправен во время посадки и никак не реагировал на ручное управление. Следствие полагает, что Евдокимов неправильно сажал самолет — с превышением скорости и под слишком острым углом: в результате сломалось шасси и треснули топливные баки.

Фото: wikimedia

Судя по тому, что выяснилось уже в 2020 году, это вполне логичное предположение, но сколько тут вины пилота, непонятно. Во-первых, по данным Шереметьевского профсоюза летного состава, Денису Евдокимову за три года ни разу не дали позаниматься на тренажере для пилотов SSJ-100 в ручном режиме, то есть он просто не знал, как посадить Суперджет без автоматики. Во-вторых, «Аэрофлот» заявил, что поведение тренажера при пилотировании в ручном режиме кардинально отличается от пилотирования самолета в реальных условиях.

При этом тренажер тестировали специалисты Европейского агентства авиационной безопасности и признали его годным.

В Шереметьево произошел багажный коллапс

В начале июня «Шарик» снова оказался в центре внимания общественности и СМИ — к счастью, по намного менее серьезному поводу. Просто вылетающие и прилетающие пассажиры часами вынуждены были ждать свой багаж, а самолеты простаивали, ожидая, когда закончится погрузка-разгрузка. Расписание рейсов полетело к черту. Так выяснилось, что в Шереметьево уже давно не хватает грузчиков.

Текучка кадров на этих должностях в аэропорту началась после сокращения зарплат и упразднения Департамента наземного обеспечения перевозок «Аэрофлота». До 2019 года компания, которая обеспечивала аэропорту почти 79% всего пассажиропотока, обслуживала свои рейсы сама. Потом все управление багажом передали в Шереметьево — и моментально начались проблемы. Из-за сокращения зарплаты и серьезных штрафов люди увольнялись по нескольку десятков человек в день. А тут еще и время летних отпусков наступило, как зима в декабре — неожиданно.

Фото: Depositphotos

Транспортная прокуратура начала проверку после жалоб пассажиров, потом подключился Минтранс. К началу июля в «Шереметьево» все еще были проблемы. Они продолжались до середины августа, а потом пошли на спад: сотрудников все-таки набрали, да и «высокий сезон» закончился — как потом выяснилось, на ближайшие полтора года.

Случилось «Московское дело»

В 2019 году в Москве проходили в выборы в городскую думу, куда в итоге не попал ни один представитель оппозиции, ни один независимый кандидат. Московский избирком обвинили в нарушениях и предвзятости. Результатом стали митинги «За честные выборы» и акции протеста, которые шли все лето. Таких массовых выступлений город не видел с 2013 года. Такой жестокости силовиков — пожалуй, что с конца 90-х. Количество полицейских и сотрудников Росгвардии на улицах было почти аномальным. В местах проведения акций выставляли автозаки, глушили связь. Людей разгоняли при помощи дубинок и служебных собак, около 80 человек в итоге оказались в больнице. Были те, кто пытался отбиваться, были те, кто пытался им помочь. Так возникло «Московское дело» — против тех участников митингов и случайных людей, которые пытались чем-то ответить на жестокость силовиков.

Большинство из них попали под суд после драки у «Детского мира» 27 июля. Участники протеста, которые в тот день «гуляли по Москве», решали, куда двинуться дальше, и обсуждали это, сидя на скамейках вокруг клумб — вот тех, что поставили в рамках реконструкции столичных улиц ради красоты, удобства и комфорта горожан. Насладиться этим комфортом москвичам не пришлось — на место явились сотрудники Росгвардии и начали избивать людей, которые к тому моменту даже не выражали активного протеста. Они просто сидели на скамейках. Но об одного из них сломали полицейскую дубинку и поволокли его в автозак, других повалили на землю. На Рождественке были другие люди, которые не участвовали в протестах, но естественной реакцией было заступиться. Их тоже избили. В процессе пострадали и росгвардейцы: кому-то прилетело камнем по шлему, кому-то распылили в лицо перцовый баллончик, в одного из бойцов швырнули мусорный бак.

Как потом выяснилось, наибольшие моральные страдания силовикам причинили пластиковые бутылки и стаканчики. Айдар Губайдулин бросил такую бутылку в росгвардейцев, ни в кого не попал — теперь он находится в международном розыске, поскольку покинул Россию. Его собирались судить за угрозу применения насилия к представителю власти. Самариддин Раджабов за такую же пустую бутылку несколько месяцев просидел в тюрьме, прокуратура требовала 3,5 года заключения. Суд назначил штраф в 100 тысяч. В ходе судебного разбирательства пострадавший росгвардеец сообщил, что испытал сильный стресс от звука, с которым ударилась об асфальт бутылка. На этом фоне приговор Александру Мыльникову выглядит даже удивительным: ему дали два года условно за то, что он пытался оттащить росгвардейца при исполнении от людей, лежавших на земле.

Всего по «Московскому делу» проходило 32 человека. Некоторые из них были освобождены и даже добились компенсации за незаконное задержание и извинений от власти, но большинство получило условные или реальные сроки. Пожалуй, главным итогом случившегося можно признать общее удивление относительно приговоров — довольно мягких на фоне того, что можно было ожидать от государства, которое ломает о своих граждан резиновые дубинки. Эти приговоры объяснялись, правда, невероятной консолидацией общества: даже провластные журналисты и священники выступили и против полицейской жестокости, и против сроков, которые требовала прокуратура. Тем не менее, самая распространенная реакция на новости по «Московскому делу» под конец года начиналась со слов «а могли бы и…». Могли бы. Не поспоришь.

Мэр Москвы, конечно, заявил, что применение силы было соразмерным ситуации. Зато больше половины членов Совета по правам человека при президенте России публично осудили действия силовиков. В результате некоторые из них покинули СПЧ, а глава совета Михаил Федотов лишился должности.

Открыли МЦД и закончили трассу М-11

В 2019 году в Москве открылись сразу 8 новых станций метро и была навсегда закрыта самая короткая ветка «Каховская». Но главным изменением в транспортной системе города стало открытие Московских центральных диаметров — аналога МЦК, только теперь речь шла не о кольце, а о линии, которая пересекала весь город и связывала между собой пригороды. В результате путь из Подольска в Нахабино занимал 2 часа, из Одинцово в Лобню — полтора, без единой пересадки. Формат наземного метро объединял большую Москву с пригородами и интегрировал формат электричек в систему метрополитена: участки МЦД-1 и МЦД-2 включают в себя 66 станций, на трети из них была пересадка на метро.

Фото: Depositphotos

В день открытия пассажирам предлагали опробовать новшество бесплатно, на шести станциях оборудовали фотозоны, везде предлагали бесплатный горячий чай — конец ноября все-таки. Но все пошло не так: мэрия и РЖД недооценили число желающих опробовать МЦД на себе, а также тот факт, что вообще-то электрички по этим направлениям перевозили 4 миллиона человек. В «Иволгах», пущенных по маршрутам, оказалось на 7 вагонов меньше, чем обычно — в результате случилась страшная давка. Многих возмутило, что поезда были не стопроцентно новыми, как на МЦК. Обещанный интервал в 6 минут тоже не выдерживался. Часть валидаторов не работала. «Тройки» не успели переформатировать под новую систему. Остановочные павильоны смонтировали не полностью. К тому же «Иволги» отечественного производства были, мягко говоря, не то, что «Ласточки» — на второй день у одной из них сломалась дверь, и всех пассажиров высадили ждать следующий поезд. В общем, открываться было явно рановато. Но событие давным-давно согласовали с президентом, который должен был перерезать ленточку.

Фото: Depositphotos

На этом фоне удобство москвичей большого значения не имело — к тому же мэрия клялась все исправить в кратчайшие сроки. Еще две недели Диаметры работали бесплатно, чтобы отчасти компенсировать людям проблемы и не отвратить их окончательно от нового вида транспорта. Но, собственно, и выбор-то был невелик: ехать на работу автобусом по вечным московским пробкам — то еще удовольствие. К тому же власти начали активно устранять ошибки: подвижной состав заменили полностью, дали возможность бесплатной пересадки на метро и МЦК, пустили дополнительные поезда и наладили нормальный график движения — теперь интервал действительно составляет 6 минут.

Фото: сайт мэра Москвы

В конце ноября 2019 года завершилась еще одна стройка века: после 9 лет работ наконец-то открыли полностью трассу М-11 «Нева». Платная дорога стоила больше 510 млрд рублей, стоимость проезда по ней была установлена на максимуме в 2 тысячи рублей — при возможности развить скорость до 130 км/ч. Правда, удовольствие заканчивалось в Твери — там дорога смыкалась с бесплатной М-10, поскольку объезда города никто не спланировал. Журналисты посчитали, что в среднем поездка по новой трассе обойдется в 4,5 тысячи рублей с учетом стоимости топлива, а дорога займет 6 часов. «Сапсан» идет 4 часа и стоит дешевле. А когда московская мэрия и РЖД выполнят свои наполеоновские планы по интеграции МЦД-3 и скоростной магистрали «Москва-Санкт-Петербург», до Северной столицы из Южной можно будет добраться за 2,5 часа.

С другой стороны, должен же существовать у нас хоть какой-то выбор.

  • Спецпроект