Мне бы в небо: стюардессы о своей профессии
Город

Мне бы в небо: стюардессы о своей профессии

Диана Дорофеева 10 июля 2020
11 мин
Мне бы в небо: стюардессы о своей профессии

12 июля отмечают Всемирный день бортпроводника. Кажется, что это очень легкая и романтичная профессия, которая к тому же позволяет часто путешествовать. Time Out поговорил со стюардессами о плюсах и минусах их работы, мифах, с которыми приходится сталкиваться, необычных просьбах пассажиров и изменениях в связи с пандемией.


Катерина Лаговская

@_katerina_lagovskaya_

Я в авиации уже больше семи лет. Профессию я выбрала очень спонтанно: после школы родители предложили попробовать, я отправила резюме, меня взяли — и вот уже долгие годы я неразлучна с небом и самолетами. Авиация — это образ жизни: почувствовав однажды, что такое полет, очень сложно потом жить без этого ощущения.

За время трудовой деятельности я была удостоена звания «Best cabin attendant», мне вручили благодарность от генерального директора авиакомпании, я даже вела прогноз погоды на местном телевидении в рамках акции «Летная погода». Я неоднократно получала письменные «спасибо» от пассажиров — так что не стесняйтесь оставлять приятный отзыв бортпроводникам, если вам понравилась их работа.

Общение с разными людьми — бесценно. Еще один плюс моей профессии — возможность путешествовать. В крупной компании это неизбежно: копилка новых стран существенно пополняется за считанные месяцы.

Хотя на первый взгляд быть бортпроводником очень романтично и легко, не стоит забывать про постоянные перегрузки, смены часовых поясов, хронический недосып, возможные проблемы с венами из-за того, что приходится быть на ногах весь полет. На обучении мы буквально перевоплощаемся из одной профессии в другую — нужно держать в голове колоссальное количество информации.

Прежде всего, бортпроводник — радушный хозяин на борту. Но вместе с этим мы психологи, спасатели, в случае чего врачи — нас учат даже принимать роды. Самый главный приоритет для стюардессы — обеспечить безопасность пассажиров, поэтому, заходя в самолет, вы оказываетесь в надежных руках. И уже как бонус ко всему перечисленному мы предоставляем сервисные услуги.

Прежде всего, бортпроводник — радушный хозяин на борту. Но вместе с этим мы психологи, спасатели, в случае чего врачи — нас учат даже принимать роды.

Как я уже сказала, все люди разные — это остро начинаешь ощущать, находясь в постоянном контакте с ними. Некоторые сидят весь полет тихо, как мышки, стесняясь что-то спросить, другие наоборот хотят повышенного внимания к себе, требуют общения. Однажды мне задали несколько вопросов, которые заставили меня улыбнуться.

«Девушка, как открыть окно, мне очень душно?». Друзья, в самолете нет возможности открыть окно. Чтобы мы с вами могли дышать на высоте 10 тысяч метров, кабина становится полностью герметичной. А если герметичность вдруг нарушится, пилот будет экстренно снижаться до безопасной высоты.

«Девушка, а где находятся парашюты?». На пассажирских самолетах вообще нет парашютов — ни у пассажиров, ни у нас, ни у пилотов. Просто потому что в них нет необходимости. Во время полета скорость самолета настолько велика, что открыть дверь технически невозможно. А даже если и получится каким-то образом оказаться за бортом, там примерно -60 градусов — человек получит травмы, несовместимые с жизнью.

И, наконец, мой фаворит: меня однажды попросили выключить приборы, потому что у человека болела голова. И даже после того как я объяснила, что это звук двигателя, пассажир все равно хотел, чтобы я сообщила пилоту, что его нужно выключить.

 
 

В связи с пандемией авиация резко ощутила кризис. Количество полетов сильно сократилось, бортпроводники были отправлены в отпуск за свой счет. Мы все очень устали сидеть дома, соскучились по небу, по самолетам, а самое главное, по вам, дорогие пассажиры. Только-только в нашей авиакомпании начали появляться новые рейсы — пока по России, конечно же. И мы рады снова быть частью чего-то важного, наблюдать за небесными красотами, которые всегда уникальны и неповторимы. И очень счастливы видеть на борту вас. Dear passengers, welcome on board!


Елизавета Ермилова

@lisaermilova

Стюардессой я стала очень спонтанно: переехала в Москву и увидела объявление о наборе бортпроводников. Несмотря на то, что на 1 место было 40 желающих, взяли меня. Другие девушки и парни думали, что я очень мечтала об этой профессии, но нет: я никогда об этом не думала и даже боялась летать.

Как выяснилось, в моей работе очень много плюсов и есть некоторые минусы. Начнем с приятного: отпуск длится 70 дней, зарплата выше среднего, мы, как правило, часто путешествуем, а из иллюминатора открывается прекрасный вид. И на пенсию женщины могут выйти в 45 лет, а мужчины в 50 лет: для этого нужен стаж работы бортпроводником от 7-10 лет. Из минусов можно отметить график, из-за которого сбивается режим сна, и проблемы со здоровьем в виде отеков и варикоза.

И еще нужно каждый год проходить проверку знаний и медицинскую комиссию, чтобы получить допуск на полеты.

Вокруг профессии бортпроводника сложилось очень много мифов. Многие, например, думают, что все стюардессы мечтают выйти замуж за пилота. Но я не встречала ни одну девушку, которая бы действительно целенаправленно этого хотела. Да, такие пары возможны и случаются нередко, но ведь и в любой другой отрасли бывают романы между людьми, работающими в одной сфере.

Многие, например, думают, что все стюардессы мечтают выйти замуж за пилота. Но я не встречала ни одну девушку, которая бы действительно целенаправленно этого хотела.

Другое популярное заблуждение — что у нас нет личной жизни. На самом деле в авиакомпаниях, которые выполняют регулярные рейсы, стюардессы бывают дома каждый день. Улетают утром и возвращаются вечером, или улетают ночью и возвращаются утром. Поэтому у очень многих есть семьи и дети.

И третий, самый распространенный миф — в стюардессы берут девушек только модельной внешности. Это не так. Внешность просто должна быть приятной. В первую очередь при отборе смотрят на то, как мы держимся — уверенно или нет. Также обращают внимание на знание английского языка и на стрессоустойчивость.

 
 

Пандемия, конечно, повлияла на нашу работу. Теперь у нас новые правила, например, обязательное ношение масок и перчаток во время полета. А в них, как мы знаем, непросто. И перед каждым рейсом бортпроводникам и пилотам дополнительно измеряют температуру — раньше такого не было.


 

Владлена Чалая

@vladushka_fly

Я всегда задумывалась о работе в небе, но допускала эту мысль только в мечтах. Но поскольку мой отец — военный летчик, видимо, авиация все-таки у меня в крови. И надо было дожить до 24 лет, получить 2 высших образования, чтобы наконец разобраться окончательно, чего именно мне хочется.

За время работы я поняла, что стюардессы, летающие в зарубежные страны — это люди без графика и стабильных выходных: близкие порой забывают, как мы выглядим. Да, находясь в романе с небом, нужно чем-то жертвовать. За это стальные птицы показывают нам новые города и страны, давая подпитку эмоциям. А еще мы счастливые обладатели всего самого крутого и очень дешевого, привезенного с разных уголков планеты.

Приходится воспитывать в себе такое качество, как пунктуальность — профессия обязывает. Нужно быть предусмотрительной: в наших сумках можно найти вообще все на любые мыслимые и немыслимые случаи. Мы все находчивые личности, умеющие дать красивый ответ даже на очень странные вопросы. И способные с юмором объяснить самые необъяснимые вещи — например, почему с потолка в самолете льется вода.

Мы все находчивые личности, умеющие дать красивый ответ даже на очень странные вопросы. И способные с юмором объяснить самые необъяснимые вещи — например, почему с потолка в самолете льется вода.

А еще стюардессам обязательно нужно следить за здоровьем. Бортпроводники — очень здоровые люди. Как минимум из-за того, что каждые полгода они проходят специальные медицинские комиссии, которые допускают их до любимой летной работы. Но работа эта не из легких — со временем вредные факторы все же сказываются.

 
 

Пандемия на мою компанию повлияла сильно: я летаю в чартере, а это значит, что мы выполняем рейсы исключительно за границу. А сейчас остаемся на земле и жутко скучаем по небу.


Карина Ищук

@maniadelcielo, Яндекс. Дзен

Стюардессой я решила стать совершенно случайно. Хотя до сих пор удивляюсь, почему не думала об этом раньше. Ведь многие мои родственники связаны с авиацией: папа — бывший летчик военной авиации, дядя летал на вертолете, брат — действующий пилот. Но я никогда не мечтала стать бортпроводником, пока не подвернулся удивительный случай.

По образованию я экономист и раньше работала менеджером в офисе. Но работа не приносила удовольствия, я чувствовала, что душа просит полета. Поэтому я уволилась и пошла на курсы… бухгалтеров. Видимо, чтобы окончательно убедиться, что это не мое. Там я разговорилась с девушкой и обронила фразу, что лучше бы стала стюардессой.

Как выяснилось, реплика попала по адресу: новая знакомая оказалась бывшей бортпроводницей. И в то время как раз шел набор в авиакомпанию, о котором я узнала от нее же.

О плюсах моей профессии могу говорить бесконечно, а вот с минусами у меня сложнее, настолько сильно люблю работу. Как человек, которому не нравится рутина, я по-настоящему кайфую от новых знакомств и мест. Каждый день непохож на предыдущий — этого мне очень не хватало в офисе. Непредсказуемость доходит до такой степени, что однажды я улетела в командировку на неделю, а вернулась через три. Но это специфика графиков именно в чартерной авиакомпании. А самое завораживающее — атмосфера. Она непередаваемая, во всех смыслах слова неземная.

Каждый день непохож на предыдущий — этого мне очень не хватало в офисе. Непредсказуемость доходит до такой степени, что однажды я улетела в командировку на неделю, а вернулась через три.

Мне тяжело даются ночные рейсы, после них всегда себя не очень хорошо чувствуешь. То есть самый главный минус — ущерб здоровью, который ощущаешь в буквальном смысле слова на своей коже. «А как же сложные пассажиры? Ведь работа с людьми — это всегда непросто?» — спросите вы. Но хороших и приветливых людей больше. К тому же улыбка часто творит чудеса, превращая «сложного» пассажира в обычного человека.

 
 

Конечно, пандемия повлияла на работу. Это я вам говорю как стюардесса, которая не летала уже больше трех месяцев.


Ирина Иваненко

@ivanenko_irina

Я решила стать стюардессой, потому что мечтала о романтике и путешествиях. Хотелось работать в большой компании, стать частью успешной команды. Для себя я нашла много плюсов в этой профессии — например, возможность часто бывать за границей, я уже успела посмотреть много стран. И, конечно, новые знакомства, благодаря которым я обрела друзей. У нас конкурентная зарплата и большой отпуск, а также хорошие бонусы в виде страховок, выгодных корпоративных предложений и льготных билетов для семьи.

Из минусов могу выделить ночные перелеты, однотипные рейсы и задачи. Самый распространенный миф, с которыми мы сталкиваемся, — что все стюардессы идут в небо, чтобы выйти замуж за пилота. И многие думают, что это легкая работа — как будто ты на самолете просто официант.

Многие думают, что это легкая работа — как будто ты на самолете просто официант.

Сложностей в работе мало, в этом мне повезло. В непростых ситуациях помогают как друзья, так и коллеги. В нашем коллективе нет такого, что тебя бросают решать все проблемы в одиночку. Тяжело бывает, например, на рейсах на Дальний Восток, когда меняется часовой пояс. Трудности могут возникнуть с пассажирами, когда что-то идет не так, допустим, большая задержка рейса — тогда ты становишься объектом для вымещения гнева и обиды людей.

 
 

Пандемия повлияла на рейсы и на зарплату. Первые месяцы были особенно сложными — тогда резко все закрылось, и мы фактически остались без работы. До сих пор все не восстановилось на том уровне, каком было. Маски и перчатки на каждый рейс стали уже частью форменной одежды. Но перемены произошли не только в авиации, они во всем мире.



  • Спецпроект