«Зачем мы штурмуем деревья»: кто такие арбористы и как они каждый день рискуют жизнью
Город

«Зачем мы штурмуем деревья»: кто такие арбористы и как они каждый день рискуют жизнью

Елена Варламова 3 февраля 2020
9 мин
«Зачем мы штурмуем деревья»: кто такие арбористы и как они каждый день рискуют жизнью

Прогуливаясь в одном из многочисленных московских парков или по дорожкам дачных поселков в пригороде, можно увидеть странных людей, в альпинистском снаряжении и с бензопилой в руках штурмующих высокие деревья. Называются эти люди арбористами, а деревьям они вовсе не враги, и часто спасают их от гибели. Time Out пообщался с одним из арбористов, чтобы рассказать вам, что делают эти люди на деревьях.

О деревьях и людях

Арборист Игорь Казанцев и его помощник Александр Иванов сегодня выезжают к заказчику в дальнее Подмосковье. Хозяин прикупил участок земли, и теперь будет строить на нем дом. Несколько деревьев придется удалить.


«Таких заказов от частных владельцев земли, к сожалению, большинство, хотя задача арбориста не борьба с деревьями, а правильный уход за ними в условиях урбанизированной среды – там, где деревьям приходится уживаться с человеком.

По идее арборист – это посредник между миром деревьев и людей. Он должен работать с деревом так, чтобы и людям было комфортно, и дерево не пострадало.

Спиливание дерева производится в крайнем случае: или когда оно уже погибло, или неудачно расположено – в опасной близости от строений. Или как сейчас — в случае строительства новых зданий. Но я всегда стараюсь уточнить, зачем хозяин хочет удалить то или иное дерево. Возможно, проблему можно решить иначе.

Однажды меня попросили спилить огромную вековую липу. Проблема, как выяснилось, была всего лишь в том, что на дереве поселились птицы, и их помет портил краску на машине, которую хозяин парковал внизу. Я уговорил клиента построить под деревом навес, а липу сохранить как украшение его участка. Так я лишился очень дорогого заказа, ведь стоимость зависит от диаметра ствола, зато сохранил дерево».

Игорь Казанцев

Арборист


Забота об экологии — не единственное, что может заставить арбористов отказаться от заказа. Дело в том, что удаление дерева – это не только вопрос желания хозяина земли, на которой оно выросло. Балансодержатель должен получить порубочный билет. По своему желанию можно спилить у себя на участке только плодовое дерево.

Ответственность за незаконную рубку деревьев несет владелец земли, на которой оно росло. Но и исполнителю грозит штраф, причем не только денежный: если незаконопослушного арбориста застанут на месте преступления, его рабочие инструменты изымут. А это означает невозможность принимать новые заказы очень длительное время.


«В городе сейчас крайне бдительные граждане, следят за каждым зеленым насаждением. Поэтому через полчаса после начала работы к нам обычно подъезжает полицейский патруль. Интересуется документами, мы все показываем, и они уезжают. Подальше от Москвы, в частном секторе, с этим проще, конечно. Но и там соседи могут сообщить “куда следует”. Поэтому я своим клиентам настоятельно рекомендую все оформить документально».

Игорь Казанцев

Арборист


В городе заказы у Игоря бывают чаще от предприятий или торговых центров. А муниципальные службы обычно обходятся без арбористов.


«До смешного доходит: сажают в автовышку дворника, дают пилу ему и говорят: “Пили это, пили то”. А в этом еще и разбираться надо: как спил сделать, чтобы минимальный вред дереву нанести. У нас как обычно кронируют: был тополь 25 метров, сделали из него пенек метров 7. А внутри дерева после такой обрезки гниль пойдет, оно через несколько лет будет уже не жилец. Обрезать больше чем на 25% от объема кроны для дерева вредно. Поэтому за ним надо следить и не допускать, чтобы выросло так высоко. А под окнами вообще лучше высаживать плодовые низкорослые деревья или кустарник. Иначе через десяток лет нарушится инсоляция в квартирах.

В городе каждое дерево должно быть посчитано, иметь свой паспорт, где записаны условия его жизни. И тогда у нас не будет “внезапно” упавших деревьев во время ураганов.

Потому что потенциально опасное дерево можно вычислить. Чаще всего это высокое и тонкое дерево, выросшее в массиве, но по каким-то причинам оставшееся в одиночестве (например, когда соседние спилили)».

Игорь Казанцев

Арборист


Опасна и трудна

Игорь погружает во вместительный багажник своего автомобиля целую гору снаряжения и несколько бензопил разного размера. Всю экипировку для работы на дереве каждый арборист покупает за свой счет и следит за ее состоянием.

Материально вложиться перед началом работы по профессии придется немало. На защитную одежду и перчатки, каску, альпинистское снаряжение придется потратить порядка 1000 – 2000 евро. А еще как минимум понадобится несколько бензопил и гаффы – специальные шипы для подъема по дереву.


«Но это тот момент, когда не стоит экономить на качестве. Ведь от этого буквально зависит жизнь профессионала. Как минимум одна травма за карьеру есть у всех арбористов. А уж порезы никто и не считает. От порезов спасает защитная одежда из кевлара – материал, из которого бронежилеты делают. Основные травмы – падение с высоты и ранения бензопилой. Первое смертельно, второе – очень травматично. По оценкам европейских коллег 1 смертельный случай происходит в среднем в 2,5 дня. В России статистика не ведется.

А вообще у нас шутят: “Арбористика – ближайший путь на кладбище”.

Поэтому перед тем, как лезть на дерево, надо хорошо его обследовать, оценить риски. И если ситуация позволяет спилить его снизу или использовать автовышку – лучше так и сделать».

Игорь Казанцев

Арборист


Зато и заработки у арбористов неплохие. Средняя стоимость рабочего дня – от 10 тысяч рублей. Только такая сумма позволяет покрыть расходы на снаряжение, инструмент и нивелировать сезонность работы.


«Чаще всего заказчики начинают думать о деревьях, когда выезжают на участки: весной, летом, осенью. Да и для нас зима – не очень удобный сезон. Одежды нужно надевать больше, а это сковывает движения. Поэтому нужно летом работать так, чтобы зиму прожить на эти деньги. Или брать вторую работу. Моя бригада, например, зимой берет заказы на чистку крыш от снега: и заработать можно, и поддержать себя в хорошей физической форме.

Кто-то, я слышал, зимой из спилов поделки делает, на рождественской ярмарке продает. Кто хорошо летом заработал, уезжает на «зимовку» в теплые страны.

Но летом бывает, что по 2-3 недели работаем без выходных, с рассвета до заката, часов по 9 – 12. Хотя это очень плохо. Уставший человек может ошибиться и себя поранить».

Игорь Казанцев

Арборист


Сегодня за короткий зимний день арбористам надо успеть сделать столько же, сколько летом. Поэтому выехали мы затемно, тем более, что путь не близкий. По дороге Игорь рассказывает об арбористах и аброристике


«Для России эта профессия новая и не очень распространенная. В российском классификаторе ее тоже пока нет. А в США и Европе арбористика как культура ухода за деревьями появилась в начале прошлого века. От лесоводства она отличается индивидуальным подходом к каждому дереву. У нас потребность в таком уходе появилась в 90-е годы, когда состоятельные люди стали покупать себе внушительные участки земли. И встал вопрос, как содержать имеющиеся на них деревья. А их то ветер повалит, то короед повредит, то еще что-то.

В арбористику люди приходят из промальпинизма, из спелеологии, из горного туризма, потому что половина необходимых знаний для работы в арбористике — это умение пользоваться альпинистской технологией.

Все, что нужно для допуска – удостоверение промальпиниста. Но сертифицированный по международным стандартам арборист должен не только уметь хорошо лазать по деревьям и умело орудовать пилой, но еще и разбираться в деревьях».

Игорь Казанцев

Арборист


Сам Игорь учился в Тимирязевской сельхозакадемии. Позже работал в компании, занимавшейся наружной рекламой. Однажды, поспорив с исполнителями о качестве работ, поднялся на альпинистском снаряжении на рекламную конструкцию высотой 9 метров.


«А потом я подумал: зачем мне нанимать людей и за ними переделывать работу, если я могу пройти соответствующее альпинистское обучение и делать это сам? Обучился и стал работать. Создал свою компанию по промышленному альпинизму. А в 2010 пришел новый мэр Собянин, и бизнесу по наружной рекламе пришел конец. И я переквалифицировался в арбористы. И теперь использую свои знания и в области биологии, и промальпинизма» .

Игорь Казанцев

Арборист


После работы — снова на дерево

Сегодня на объекте арбористам предстоит спиливать деревья на свободном участке. А это значит, что можно спиленные части ствола сбрасывать вниз. На участках земли, где уже стоят дома, сараи, разбиты клумбы или построен бассейн, такой возможности не бывает. И в таких случаях все спиленное аккуратно опускают вниз на веревочных подвесах. При этом очень важно заранее знать, в каком состоянии дерево, выдержит ли оно эти манипуляции. В самом худшем случае, дерево может подломиться ниже того уровня, где находится арборист и вместе с ним рухнуть. Если прочность дерева под сомнением, арбористы закрепляют подвесы для отпиленных частей ствола и свой страховочный трос на соседнем здоровом дереве.

Внизу арбористу обычно помогает его ассистент: открепляет спиленное от подвесов, заправляет бензопилу и следит, чтобы в опасную зону вокруг дерева не проходили посторонние, даже если это хозяин участка. В случае ЧП желательно, чтобы ассистент умел оказать первую помощь. Иногда на земле может понадобиться несколько помощников.

Игорь надевает альпинистское снаряжение и поднимается на раскидистую березу. Вес экипировки арбориста может доходить до 7 кг, а еще наверх надо «захватить» бензопилу, они бывают разные, весом от 4 до 20 кг, и длиной шины до метра.

Через некоторое время с березы начинают падать вниз большие ветки, а затем и спиленные куски ствола. Помощник Александр оттаскивает спиленное к забору. Теперь до заката послушать истории Игоря не получится, остается только пить чай из термоса и смотреть на чужую работу. Как гласит пословица, на это можно смотреть бесконечно.

После рабочего дня по дороге обратно разговор зашел о досуге арбористов. Как выяснилось, эти чудесные люди в свободное от работы время любят… снова забираться на деревья! Объединения арбористов, сообщества в соцсетях и даже отдельные компании периодически организуют фестивали, выездные мероприятия среди представителей своей профессии. На эти выезды собираются арбористы их разных городов России, причем с женами и детьми. В итоге получается что-то между спортивным соревнованием и пикником. Чаще всего эти мероприятия проходят в российских ботанических садах, например в Москве или в Крыму, на взаимовыгодных условиях: ботаники предоставляют место для фестиваля, а арбористы в свою очередь – волонтерскую работу по уходу за деревьями. Компания, которой руководит Игорь, тоже организовывала подобные фестивали семейного формата:


«Я всегда приветствую такой формат мероприятий, когда подтягиваются и жены, и дети, чтобы они своими глазами увидели, что делают их мужья и отцы на работе. Чтобы видели, что это сложно, что это высокие физические и психоэмоциональные нагрузки».

Игорь Казанцев

Арборист


По подсчетам Игоря Казанцева, арбористов, активно общающихся на соответствующих форумах и в группах в соцсетях около 2000 по России и соседним странам. Если учесть, что есть еще примерно столько же людей, которые не выходят на контакт с коллегами в интернете, то всего в стране людей, занимающихся арбористикой, насчитается не больше пяти тысяч.

  • Спецпроект