Какой была Москва в 2011 году
Город

10 лет жизни. Что случилось в Москве в 2011 году

Клара Хоменко 20 марта 2020
12 мин
10 лет жизни. Что случилось в Москве в 2011 году

У человеческой памяти есть интересная способность — воспринимать настоящее в негативном ключе, а потом, когда оно станет прошлым, вздыхать о прекрасных временах. На самом деле истина, конечно, посередине. Учитывая, что последний год десятых как-то явно не задался, а первый — ознаменовался переводом стрелок туда-сюда по циферблату, Time Out начинает серию материалов о том, как время меняло Москву последние 10 лет, как воспринимались эти перемены тогда и чем они стали для города сейчас. 

Асфальт начали менять на плитку

Начало доброй традиции по перекладыванию плитки два раза в год было положено в марте 2011 года. Именно тогда мэрия заявила, что асфальт — это неэстетично, летом он плавится и плохо пахнет, а все остальное время выглядит недостойно столицы России. В первый же год было решено сменить больше миллиона квадратных метров на 97 улицах. Под это даже подвели научную базу: МАДИ обнародовал результаты своего исследования, согласно которым качественная плитка должна была прослужить не менее 10 лет.

Заммэра по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петр Бирюков заходил намного дальше — он обещал, что ремонт московских улицам не потребуется в следующие 70-100 лет.

Что случилось дальше — вы знаете. Сперва на улицах города уложили плитку, сбив местами совершенно ровное асфальтовое покрытие. Потом грянули морозы — и выяснилось, что плитка, во-первых, скользит, а во-вторых, проваливается. Новые тротуары быстро выкрошились. В МАДИ и мэрии настаивали, что рассчитали все правильно, а виноваты рабочие, не соблюдавшие правила укладки, и водители, то и дело заезжающие на тротуары.

Интересно, что к тому моменту на Мясницкой плиткой выложили даже проезжую часть — очевидно, довод с машинами-разрушителями тогда не пришел в руководящие головы. В апреле прошлого года стало известно, что вместо плитки там снова положат асфальт.

Закрылся рынок «Лужники»

Олимпийский комплекс превратился в большую барахолку вместе со всей страной — в начале 90-х. Здесь одевался весь город, не считая олигархов. 1 июля 2011 года вздыхали даже те, кто был всей душой за благоустройство Москвы: ушла эпоха. 2500 лотков, 500 контейнеров, 340 палаток — это был самый большой и, как утверждали некоторые, самый цивилизованный вещевой рынок в Москве. Сравнивали, понятно дело, с Черкизоном, где чего только не было за его богатую историю, включая теракт и подземный город с мигрантами, шьющими дешевую одежду.

«Лужа» тоже много интересного видела — там, например, в 2006 году местные охранники избили начальника отделения миграционного контроля столичного УФМС Виктора Макарова и заместителя директора Федеральной миграционной службы Михаила Тюркина. Тогда как раз увеличились штрафы за привлечение нелегальной рабочей силы. Чиновники пришли с рейдом и выявили 60 незаконных мигрантов, что очень не понравилось сотрудникам частного охранного предприятия «Гарант».

На генерале порвали одежду, Макарову разбили губу, остальным тоже досталось. Можете такое представить в наши дни? Вот, а тогда никто не мог представить, что тут будет проходить Чемпионат мира по футболу.

Москва примерила «юбочку»

Процесс расширения города началось, по традиции, с заявления президента — им тогда был Дмитрий Медведев. Свои исторические слова о необходимости «улучшить «развитие московского мегаполиса и облегчить жизнь огромному числу людей» он, что интересно, произнес в Петербурге.

На картах, которые публиковали после этого заявления, Москва выглядела так, как будто к ней прицепили волан или надели юбку. Город напрягся. Подмосковье тем более — было понятно, что вместе со статусом столичных жителей сюда придут и московские проблемы.

Понятно было и то, что забота о гражданах подразумевает под собой нехватку земли для жилищного строительства в имеющихся городских пределах. Все, что можно, утыкали многоэтажками еще при Лужкове. Власти были полны благих намерений: разгрузить центр города, выведя и федеральных, и городских чиновников в специально построенные здания в Новой Москве. Освободившиеся (и в основном исторические) площади предлагалось передать под самые разные цели, например, под жилье. Жилой комплекс премиум-класса в высотке Министерства иностранных дел — помните такое кощунство?

Пробки в 2011 году

Половину 2011 года шло обсуждение этой идеи, которая очень быстро стала проектом. «Город чиновников», Международный финансовый центр на землях, принадлежавших Сбербанку в Рублево-Архангельском… Одни это называли «колонизацией Подмосковья», припоминая федеральной власти опыт других расширившихся мегаполисов, от Нью-Йорка до Токио: все кончилось ростом стоимости жизни, сегрегацией, уничтожением местного среднего класса, притоком мигрантов. Другие опасались за судьбу Старой Москвы. Территории, которые присоединяли к столице, объявлялись выигравшими при любом раскладе — а вот саму столицу было жалко: боялись, что из центра вслед за властью уйдет бизнес, здания окажутся просто брошенными и начнут разрушатся.

В итоге МФЦ так и не был построен. Чиновники остались в своих прежних зданиях. Вся территория Новой Москвы застроена жилыми комплексами, многие из которых испытывают проблемы с экологией и все еще — с инфраструктурой, особенно транспортной. С последним сейчас, правда, получше — Москва активно сдает новые станции метрополитена. При этом три года не могли разобраться, кто погубил пруд и едва не угробил жителей в Николо-Хованском. По расчетам мэрии, к 2035 году территория ТиНАО окончательно разовьется во что-то очень хорошее.

Москву очистили от рекламных щитов

Из-за этих щитов Москва сильно походила на последнюю страницу дешевой газеты — вот ту, где печатаются разномастные объявления в рамочках. Удивительно, что на мавзолее не было рекламы McDonalds. Строго говоря, Сергей Собянин распорядился поснимать эти конструкции отовсюду, и прежде всего с исторических зданий, еще в 2010 году, но в 2011-м борьба достигла своего апогея.

Было (источник: жж Варламов)
Стало (источник: жж Варламов)

Это была бойня. В попытках отстоять свое предприниматели дошли до Высшего арбитражного суда. ВАС вынес решение о том, что демонтаж рекламных конструкций можно проводить только с судебным постановлением на руках. Мэрия заявила, что в суд не пойдет и в своем праве, поскольку 60% этих конструкций незаконны. Эти слова подкреплял тот факт, что почти сразу после прихода в мэрию Собянина слетел со своего места глава городского комитета по рекламе Владимир Макаров. Причем уволен он был со скандалом: против Макарова завели уголовное дело о превышении должностных полномочий, что позже было подтверждено решением Пресненского суда.

Было (источник: жж Варламов)
Стало (источник: жж Варламов)

Перетяжки над дорогами, конструкции на крышах и стенах, реклама на сетках и заборах во время ремонта фасадов, уставленный «раскладушками» тротуар — все это исчезло меньше чем за год. В результате цены на рекламу в столице только за время этой кампании выросли в полтора раза. Наиболее мудрые игроки переместились в метро (но жить им там оставалось недолго). Самые дальновидные — в интернет. Город совершенно преобразился.

Было (источник: жж Варламов)
Стало (источник: жж Варламов)

Реконструкция Большого Театра

Отличная иллюстрация того, что вообще происходило в Москвой в нулевые. Именно тогда 180-летнее главное здание Большого было закрыто на капитальный ремонт, хотя шли к этому московские власти с 1999 года. Сперва пять лет определяли подрядчиков.

Большой Театр

Адрес: Театральная пл., 1; Б. Дмитровка, 4/2

Потом объявили о начале работ. Потом оказалось, что открыть театр, как это планировалось, осенью 2008 года не удастся, поскольку руководитель проекта неэффективен, подрядчики не могу договориться между собой, работы ведутся по принципу «кто в лес, кто по дрова», а правительство Москвы полностью самоустранилось. К 2007 году объект по сути был заморожен. Ситуация выглядела примерно так: Большой раздели до скелета, с фундамента сняты стены и будущее театра буквально висит в воздухе.

В дело вмешался президент Дмитрий Медведев. Он собрал новую рабочую группу, которая наконец-то скоординировала строителей, реставраторов и чиновников всех уровней. В качестве нового срока сдачи был заявлен 2011 год — и вечером 28 октября в Большом действительно состоялся гала-концерт в честь открытия. Его транслировали в 600 кинотеатрах по всему свету. А газеты в это время транслировали новый скандал: Минкультуры обещало, что на вечер попадут только избранные (Владимир Путин и Ангела Меркель, например) так что билеты в продажу не поступят. Но билеты, которыми распоряжалась Администрация президента, спокойно продавались в сети и стоили до 2 миллионов рублей.

 

За месяц до этого разразился другой скандал: актер Николай Цискаридзе назвал все поведенные в театре работы вандализмом. По его словам, лепнину заменили на пластик, вместо бронзы теперь крашеные позолотой железяки, в гримуборных нет окон, а если поднять балерину в новом репетиционном зале, то она стукнется головой о потолок. Цискаридзе даже предлагал лично провести экскурсию по театру и показать результаты реконструкции с этой точки зрения. В ответ гендиректор Большого Анатолий Иксанов назвал артиста «сбитым летчиком».

Любительская съемка «углубления»

Бушевал и «Архнадзор». Общественники изначально были против масштабной реконструкции Большого — они настаивали на реставрации здания. Особенный скепсис вызывала подземная репетиционная сцена — из-за подъема грунтовых вод, который произошел в 2009 году. «Архнадзор» заявил, что проведенные работы полностью уничтожили историческое здание театра.

И, разумеется, было уголовное дело: к 2009 году работы почти не велись, зато смета увеличилась в 16 раз.

Правда, это дело так ничем и не кончилось. В 2012 году Счетная палата заявила, что реконструкция Большого обошлась бюджету в 35,4 млрд рублей вместо запланированных 37 — то есть вообще сэкономили.

 

Вопреки предсказаниям, Большой театр не ушел под воду и не повалился сквозь землю. Это по-прежнему главная сцена города, с отличным техническим оснащением и акустикой, которую все-таки восстановили, как и обещали.

Открытие планетария после 17 лет реконструкции

Уже когда его закрыли в 1994 году, было понятно — пропал Калабуховский дом. В те волшебные времена если что и появлялось, так это новые руины либо казино. У планетария было на тот момент три учредителя — трудовой коллектив, общество «Знание» и компания Twins, на которую и была вся надежда, поскольку здание 1929 года постройки пришло в негодность. Но Twins, занимавшаяся шоу-бизом, надежд не оправдала: у них не оказалось денег на реконструкцию. Из сегодняшнего дня — возможно, и слава Богу, потому что неизвестно, во что бы планетарий в итоге превратили.

В 1998 году полуразрушившийся объект перешел к городу — что опять-таки не было спасением: лужковская мэрия предпочитала снос любой реставрации. С планетарием обошлось — проект его реконструкции, созданный Виктором Аниимовым и Ольгой Семеновой, убедительно доказывал, что строить новодел не надо. Четыре года этот проект проходил все круги ада по утверждению и в результате работы все же были начали в 2003 году.

Через 5 лет их остановили и после долгого разбирательства и скандалов передали планетарий новому подрядчику. Дату открытия перенесли в пятый раз.

В итоге вся эта эпопея стоимостью свыше 4 миллиардов рублей завершилась в июне 2011 года — что интересно, без единого скандала к открытию. В отличие от реконструкции Большого, восстановленный планетарий москвичей только порадовал. Сегодня это одно из главных «мест силы» в Москве: в планетарий приходят не только ради лекций или звездного неба — сюда приглашают на свидания и проникаются атмосферой космоса и будущего среди удивительных экспонатов и футуристической архитектуры.

Милиция сменилась полицией

Слово «беспредел» пришло в обыденную речь дорогих россиян в 90-е — и в нулевые никуда не делось. Как еще называется, если сержант московской милиции убивает безбилетного таджика выстрелом в рот прямо посреди города? А примерно то же самое происходило по всей стране.

В 2009 году случилось нечто совсем уж из ряда вон — пьяный в дым начальник Царицынского ОВД Денис Евсюков сперва устроил стрельбу на Шипиловской улице, а потом в супермаркете. Погибли два человека, семерых он ранил — и еще отстреливался от коллег, которые приехали его усмирять. В суд принесли характеристику, в которой майора называли строго положительными словами. В прессу была вброшена версия, что Евсюков перед тем, как перестрелять сограждан, поссорился с женой — так что процесс шел на фоне активных разговоров, что все зло от баб (это и в наши дни не особо изменилось).

Евсюкову дали пожизненное в 2010 году. В 2011 году была полностью перестроена система МВД: штаты сократили на 22%, все сотрудники с огромным трудом прошли переаттестацию, милиция стала полицией.

Это была, наверно, самая демократичная реформа в стране. Законопроект выложили в сеть для публичного обсуждения и сбора предложений от граждан — Медведев, до того как стал «не Димоном», любил такие вещи. 5 миллионов человек высказали свое мнение. Законопроект в итоге серьезно изменился — оттуда, в частности, убрали положение, что полицейский может войти на любую частную территорию беспрепятственно и будет в своем праве. Тем не менее, для большинства реформа оставалась «сменой вывесок», причем крайне неудачной. Тогдашние тридцатилетние успели захватить время СССР, и слово «полиция» у них ассоциировалось либо со зверствами царской охранки, либо с фашистскими прихвостнями. Мемов на эту тему тогда ходило не меньше, чем сейчас про коронавирус.

Через два года все привыкли и к новому названию, и к новой форме, над которой только ленивый не издевался. Беспредел не исчез, конечно — просто перестал проявляться совсем уж нагло и беззастенчиво. Уровень внешней цивилизованности повысился точно: сейчас, по крайней мере, в Москве не страшно попросить помощи у полицейского даже на вокзалах, где раньше был совсем уж адский контингент. Мало того — можно получить внятный и вежливый ответ на любой вопрос или просьбу. Хотя это уже не только результат реформы, но и наследие Чемпиона мира по футболу.

  • Спецпроект