Рецензия на спектакль «Женщина-змея» в театре на Малой Бронной
Театр

Рецензия на спектакль «Женщина-змея» в театре на Малой Бронной

Илья Голубев 16 марта 2020
4 мин
Рецензия на спектакль «Женщина-змея» в театре на Малой Бронной

Прием итальянской комедии дель арте обретает все большую популярность на театральной сцене. В премьере театра на Малой Бронной «Женщина-змея» банда масок помогает принцу спасти возлюбленную из заколдованной пустыни с картонными монстрами.

Актеры: Сергей Кизас, Евгения Ивашова, Лина Веселкина, Василиса Перелыгина, Светлана Первушина, Леонид Тележинский.


Рецензия

Царевна-змея в мире hand-made эффектов. «Женщина-змея» в театре на Малой Бронной

Автор: Илья Голубев

Итак, большая сцена дворца на Яузе сокращена до небольшого пространства прямо перед первыми рядами зрительного зала. Деревянный помост с такой же деревянной стенкой, за которой будут заряжаться актеры. По бокам офисные (почему-то) стулья. На них тоже будут сидеть артисты театра на Малой Бронной, ожидая своего выхода, который озвучивается ударами о громыхающие куски металла справа. А слева маленький оркестр. Он уравновешивает нарочитый гротеск авансцены своим спокойствием и классическими костюмами. Вот такой расклад на момент третьего звонка в спектакле «Женщина-змея».

Дальше, как заявляли — работает комедия дель арте. Подобной театральности не хватает сегодня. Надоела эстетика бесстрастной речи. Хочется крупных мазков, жирных красок, яркости, не заходящей за рамку нестыдного фарса, чтобы посмеяться в голос со всем партером и балконами.

Давать волю эмоциям для многих сложно, в «Сказке о попе и работнике его Балде» люди долго привыкали к правилам открытой игры. Хотя я и так делаю это без трудностей, приятно существовать в унисон с залом, а не казаться всем местным сумасшедшим.

А маски — и в целом площадная эстетика — как раз работают на инстинктивные чувства людей. Духовная пища тоже должна быть разнообразной. Раннее дель арте во многом походило на современный футбольные матчи. Люди приходили покричать, посмеяться с карикатур на узнаваемых политиков, подраться друг с другом под впечатлением. А если не понравится, можно закидать артистов помидорами, что кстати сойдет за интерактив с залом. Зато домой итальянцы шли довольными и остывшими. Современный прием комедии масок, конечно, далеко не так открыт к подобным интермедиям, да и за окном не Средиземное море, однако при первом выходе Бригеллы (Леонид Тележинский) из зала на помост полетела пара конфет.

У масок местами удачно получается подключать зал к игре. Найденная актерами пластика, голоса и характеры за полтора часа не успевают надоесть, их появление на сцене дозировано и разбавлено находками театра hand made, вроде сделанной из крафта головы демона с фонариками на глазах или потоков крови в метании красного платка. Правила из сочетания условной актерской игры с подобной нарочитой неправдоподобнностью принять несложно, подобную наивность и хочешь увидеть в приеме комедии дель арте. Но все-таки решение перенести итальянскую площадь на сцену осталось непонятным. Например, в «Зобеиде», где Долин использует такой же прием, оно смотрится конкретнее — деревянная площадке во дворе на свежем воздухе. И играется спектакль только в теплое время, site specific, как говорится.

Нельзя однако сказать, что «Женщина-змея» своей «дель артностью» разочаровывает. Маски — простор для импровизаций. Банда из ипохондрика Панталоне (Олег Кузнецов), рубахи-Труффальдино (Лина Веселкина), привлекательного в своей туповатости Бригеллы (Леонид Тележинский), ленивца-Тартальи (Юрий Тхагалегов), а также Торгула (Дмитрий Гурьянов), который напоминает здесь стереотипного качка, и любвеобильной Смеральдины (Светлана Первушина) отрывается и получает от этого удовольствие.

Появления волшебника Джеонки в исполнении Максима Шуткина не часты, но привносят энергии в действие. Троица фей (Светлана Первушина, Лина Веселкина, Василиса Перелыгина) также находятся в общем ансамбле. Хотя их обаятельный фальцет ближе к концу все-таки меня победил.

Масочное существование переносится и на главных героев (Сергей Кизас и Евгения Ивашова). При всей сказочности сюжета, решенной открытым ходом, когда ты принимаешь превращение в змею, через надевание на актрису картонной головы рептилии, утрированность их игры показывает, что все происходящее на сцене — ложь. Любовь наигранная, дружба наигранная. Все неправда. Так как у приема нет обратной стороны, в «Женщине-змее» происходит культивирование формы. При таком тотальном Дель Арте, прием перестает быть украшением, а переходит в суть. Но найденное самим же Олегом Долиным решение в замкнутом пространстве на 810 мест смотрится инородным.

Вроде весело покачать головой под внезапный Deep Purple или посмеяться над актуальной шуткой, но от такого сценического языка хочется большего, чего обычный драматический сказать не может. В остальном же — весело, задорно, цельно, с интересными режиссерскими находками.

  • Спецпроект