10 ролей, доказывающих гениальность Николаса Кейджа
Кино

10 ролей, доказывающих гениальность Николаса Кейджа

Иван Афанасьев 19 февраля 2020
9 мин
10 ролей, доказывающих гениальность Николаса Кейджа

На прошлой неделе в прокат вышел «Цвет из иных миров», сюрреалистический хоррор, основанный на произведении Говарда Филлипса Лавкрафта. Главную роль в нем исполнил Николас Кейдж. Time Out решил вспомнить, как получилось, что уже давно фильмы с ним заведомо получают ярлык либо провальных, либо откровенно безумных и, как правило, игнорируются мировой общественностью.

Причиной тому — сама фигура актера, который в 2000-х входил в пятерку самых высокооплачиваемых актеров Голливуда, но умудрился быстро превратиться в одного из главных фриков киноиндустрии. На руку сыграло многое. Эксцентричный образ жизни — например, безумные истории вроде той, как его в детстве в Италии три девушки, похожие на монашек, «напоили самбукой и убаюкивали», или новости о ночевке в замке Дракулы. И, конечно, абсурдное финансовое расточительство — в свое время он за баснословную сумму приобрел печально известный «дом с привидениями», в котором жила известная серийная убийца мадам Лалори, расчленявшая негров-рабов в XIX веке. Кроме того, за семь лет Кейдж умудрился спустить в трубу более 150 миллионов долларов на диких животных (например, крокодила), черепа пигмеев и комиксы (его коллекция – одна из самых больших среди знаменитостей Голливуда).

Из-за этого актер погряз в долгах и вынужден играть везде, где предложат: за последние десять лет фильмы с Кейджем стабильно входят в списки худших картин года. Он даже умудрился получить номинацию на «Золотую малину» за роль в триллере «Оставленные» — эту картину критики окрестили «фильмом, которому позавидовал бы сам Эд Вуд» (режиссер, которого негласно считают худшим постановщиком в истории кинематографа). Как же так вышло, что лауреат «Оскара» и племянник Фрэнсиса Форда Копполы превратился в источник мемов?

Не исключено, что форсирование темы «безумия Кейджа» как его отрицательного качества – лишний повод поговорить о его гениальности: возможно, Кейдж – последний на данный момент голливудский бунтарь, который всегда отличался невероятной искренностью во всем, что делает, включая свои роли. Конкуренцию в этом ему может составить разве что Киану Ривз. Актер Итан Хоук и вовсе в свое время сказал, что «со времен Марлона Брандо Кейдж – единственный актер, который привнес что-то новое в искусство актерского мастерства; он успешно увел нас в сторону от назойливого натурализма в своего рода стилистику перфоманса, которая была популярна среди трубадуров». Мы вспомнили десять ролей Николаса Кейджа, за которые ему точно не должно быть стыдно.

Бойцовая рыбка

Rumble Fish

Хотя Кейдж и старался всегда откреститься от родственных связей с режиссером «Крестного отца» — потому и взял псевдоним — чтобы не стать «протеже дядюшки Копполы», первую знаковую роль он сыграл именно в его фильме.

В «Бойцовой рыбке» он воплотил роль Смоки, трусоватого друга главного героя, и уже тогда заинтересовал продюсеров своим типажом: высокий, статный голубоглазый красавец с ярко выраженной романтической нотой. На какое-то время за Кейджем закрепится именно такая слава – подобные роли ждут его и в «Пегги Сью вышла замуж» Копполы, и «Во власти луны» Нормана Джуисона.


Птаха

Birdy

На самом деле Кейдж всегда тяготел к кино не такому формальному, как типичные американские мелодрамы, а бунтарскому и с нервом — соответственно его пылкой натуре. Одним из таких стала драма классика британского кино Алана Паркера, в которой актер сыграл роль Эла Колумбато — ветерана Вьетнамской войны с увечьями, скрытыми за бинтами на лице, который пытается вернуть к нормальной жизни свихнувшегося на войне друга Птаху, возомнившего себя птицей.

Этот фильм показал гибкость актерского таланта Кейджа: его герой — невротичный, пассивно-агрессивный человек, который борется с внутренним надломом, одновременно с этим пытаясь спасти своего друга, который явно надломлен еще больше.

Режиссер:

Алан Паркер

В ролях: 

Мэттью Модайн

Николас Кейдж

США, 1984 г.


Воспитание Аризоны

Raising Arizona

Во второй режиссерской работе братьев Коэн Кейдж продемонстрировал все оттенки комического таланта. Черная комедия рассказывает о двух молодых супругах, решивших похитить и воспитать ребенка. Актер играет отца — мелкого преступника-рецидивиста Хая, вознамерившегося встать на путь истинный и завести семью.

Роль и по сценарию весьма смешная, а Кейдж в амплуа папаши-реднека и вовсе на пробах несколько раз довел режиссеров до истерического хохота, из-за чего те взяли его, особо не раздумывая. В этом фильме он уже проявил фирменные черты: намеренное идиотничанье и откровенное переигрывание там, где нужно добавить абсурда и эпатажа.


Поцелуй вампира

Vampire's Kiss

Интересно, добился бы этот фильм хотя бы доли своей популярности, если бы на месте Кейджа был другой актер? Так или иначе абсурдная черная комедия о менеджере высшего звена, который после укуса прекрасной незнакомки начинает вести себя, как вурдалак, уж точно стала одним из самых громких проектов в карьере артиста: наконец-то Кейдж нашел для себя роль, в которой можно было по-настоящему «поиграть». Выпученные глаза, поедание тараканов, отчаянный перебор с эмоциями, едва не превращающий фильм в клоунаду – «Поцелуй вампира» предвосхитил появившегося через двенадцать лет «Американского психопата», а Кейдж показал все оттенки безумия касты «белых воротничков».


Дикие сердцем

Wild at Heart

Актер-эксцентрик привлек внимание знаменитого режиссера, и Линч позвал его в свое роуд-муви с налетом мистики и сюрреализма. Кейджу досталась роль Сэйлора Рипли — слегка сумасшедшего парня-бунтаря, который садится со своей возлюбленной Лулой в кабриолет и уезжает подальше от ее озлобленной матери, нарушив тем самым условия досрочного освобождения из тюрьмы.

Можно смело сказать, что такую роль не отказался бы сыграть сам Дин Мартин, другой актер-бунтарь, которого Кейдж наверняка брал за референс при проработке роли: слово «безбашенный» идеально отражает характер Рипли, которого Кейдж отыгрывает с невероятной искренностью — что называется, на разрыв аорты.


Покидая Лас-Вегас

Leaving Las Vegas

Одна из вершин актерского мастерства Кейджа, недаром отмеченная «Оскаром» за лучшую роль. Кейдж разыгрывает образ отчаявшегося писателя, который решает прибегнуть к суициду максимально гедонистическим образом — напившись до смерти. Чтобы вжиться в роль, Кейдж сам пристрастился к алкоголю, записывал свои действия во время очередной попойки на камеру и пересматривал и даже позвал своего друга, поэта Тони Дингмана, составить ему в этом компанию и оказать «профессиональную» помощь (Дингман сам любил приложиться к бутылке).

Можно называть это сумасшествием и перебором, но чем Кейдж в этом случае хуже любимчика публики Кристиана Бейла, который обожает экстремально менять свой вес во время подготовки к роли?

Режиссер:

Майк Фиггис

В ролях: 

Николас Кейдж

Элизабет Шу

Ричард Льюис

Франция, 1995 г.


Без лица

Face/Off

Снявшись до этого в «Скале» Майкла Бэя, Кейдж открыл в себе еще и недюжинный талант героя боевиков — забавно, кстати, что его часто представляют именно в таком амплуа.

В картине «Без лица» он сыграл сразу две (ну, или полторы) роли: сперва он играет террориста Кастора Троя, за которым охотится агент ФБР Шон Арчер, — а потом из-за пластической операции герои «меняются» местами, точнее, лицами. Примерить на себя два комплекта мимики для Кейджа не стало большой проблемой – он одинаково убедителен и в образе положительного героя, и в качестве злодея. Этот фильм дал новый виток карьере актера — пополам с авторским кино его стали звать в жанровые картины.

Режиссер:

Джон Ву

В ролях:

Джон Траволта

Николас Кейдж

США, 1997 г.


Адаптация

Adaptation

Но настоящем бенефисом «двуединства» Кейджа стала картина по сценарию неординарного драматурга и писателя Чарльза Кауфмана («Вечное сияние чистого разума»), в которой он сыграл… самого Кауфмана, а также его придуманного брата-близнеца Дональда, своеобразное альтер-эго героя. Это две совершенно разных роли: Чарли — меланхоличный, склонный к рефлексии неврастеник вроде Бена из «Покидая Лас-Вегас», вечно завидующий своему двойнику, который, в противовес ему, добрый и оптимистичный парень.

Чтобы погрузиться в роль по полной, Кейдж много общался со сценаристом и наблюдал за ним в реальной жизни — а на съемках, разговаривая с «братом», вымещал эмоции на теннисном мячике.


Джо

Joe

Благодаря «Сокровищу нации» Кейдж стал богатейшим актером в Голливуде – и примерно с этого момента начались его финансовые неприятности. Ряд неудачных фильмов и спорный образ в обществе привел к быстрому падению популярности, и актер обратился к родной нише — авторскому независимому кино.

Роль субурбана, ставшего наставником для подростка из неблагополучной семьи в американском захолустье, критики называли одной из лучших в карьере актера. Хмурый бородатый реднек, мрачная версия Хая из «Воспитания Аризоны», в некотором роде стал олицетворением Кейджа на тот момент: странноватый, неопрятный и не слишком приятный с виду человек, который, оказавшись на дне общества, вынужден скрывать свое большое и чуткое сердце.

Режиссер: 

Дэвид Гордон Грин

В ролях:

Николас Кейдж

Тай Шеридан

США, 2013 г.


Мэнди

Mandy

Возможно, лучшая роль в карьере «заслуженного артиста Казахстана». Просто невозможно представить кого-то, кроме Кейджа, в роли (опять!) лесного отшельника, который, озверев после гибели жены от рук сатанистов, отправился мстить убийцам при помощи топора и бензопилы.

Вкупе с режиссурой Косматоса, превращающей фильм в неоновый нарко-трип с декалитрами крови и безумными недругами, будто вышедшими из фильма «Восставший из ада», брутальная агрессия Николаса (который мог сыграть маньяка-антагониста, но выбрал роль мрачного мстителя) дарит зрителю мощнейший, чистый кинематографический опыт. Такой симфонии безумия, жестокости и мести, сконцентрированных в образе главного героя, вы больше нигде не увидите. Фильм получил высочайшие оценки критиков, что неудивительно: очевидно, Кейдж наконец-то неистово оторвался на полную катушку.


  • Спецпроект