Игре все возрасты покорны: редакция Time Out вспоминает любимые видеоигры и платформы | Игры | Time Out
Игры

Игре все возрасты покорны: редакция Time Out вспоминает любимые видеоигры и платформы

Стас Погорский 24 мая 2021
32 мин

Компьютерные и видеоигры традиционно считаются увлечением для молодежи — якобы со временем из них «вырастают» и находят себе более взрослые хобби. На самом деле игры связывают самых разных людей, даже если с возрастом они подзабыли об этом увлечении. На примере собственных историй редакция Time Out Москва развенчивает миф о том, что игры интересуют только юных и беззаботных, а мощные ноутбуки вроде OMEN 15 (2020) нужны только геймерам.


Стас Погорский

автор Time Out Москва,
игровой журналист

В моей жизни любовь к играм, наверное, возникла из увлечения разными «железками»: больше всего на свете я любил находить старые, выброшенные гаджеты, забирать их домой, разбирать на мелкие детали, анализировать, даже что-то паять наугад. Игры же показывали, на что все эти микросхемы и транзисторы в теории способны — современные проекты, как минимум в техническом плане, до сих пор поражают меня не меньше, чем пиксельные платформеры в детстве.

Личное знакомство с компьютерами у меня получилось довольно хардкорным: всей семьей были в гостях у соседей, меня посадили за ПК. Характеристик, конечно, не помню, но в памяти остался гигантский ЭЛТ-монитор и роликовая мышь, у которой вместо колесика была третья плоская кнопка.

Мне запустили какую-то раннюю версию Microsoft Flight Simulator — безумно сложного и правдоподобного авиасимулятора, с которым я и сейчас вряд ли смогу совладать без дополнительной подготовки. Я, конечно, тут же успешно разбил низкополигональный «Боинг». Полученный опыт меня несколько напугал, но и заворожил тоже.

Когда у меня все-таки появился собственный компьютер — это было лет в 6, мне повезло — первые игры выбирала мама: «Алик: Летние каникулы», «Кузя в джунглях». Проекты не выдающиеся графически и в целом немногим круче обучающих программ, но я залипал в них все дозволенное время. Позже, в средней школе, начал играть в Grand Theft Auto: San Andreas — так и не прошел там ни одной миссии, просто устраивал физические эксперименты с помощью чит-кодов. С одной из двоюродных сестер очень любили играть в «Будни бомбиста» — тогда я еще не знал, что это просто посредственный клон Bomberman, да и нам было очень весело.

Подаренный на День рождения Xbox 360 казался чудом. Мой компьютер на тот момент был далеко не «топовым», а на консоли я мог просто играть и не думать о настройках графики, хотя ничего даже близкого к уровню легендарного «графического монстра» Crysis на ПК на «Иксбоксе» не нашлось.

«Mass Effect помог мне выучить английский язык! До этого я знал только отдельные слова, а тут начал понимать речь на слух. Учитывая, что в школе иностранный язык у меня появился только в 6 или 7 классе, игры дали огромное преимущество в учебе».

Важной вехой в моей геймерской жизни и жизни в целом стала Mass Effect — серия научно-фантастических RPG, по уровню постановки сравнимая с блокбастерами. Первая часть у меня была в «Золотом издании» на ПК, но она меня зацепила не сразу. Только спустя несколько лет, уже после выхода триквела, друг все-таки убедил меня дать серии шанс — меня затянуло. Прошел всю трилогию на 100%, кажется, раз шесть подряд — до сих пор приятно вспоминать о том марафоне. В какой-то момент я понял, что знаю наизусть почти все реплики персонажей как на русском — по субтитрам, — так и на английском — по озвучке. После этого осознания пришло еще одно: Mass Effect помог мне выучить английский язык! До этого я знал только отдельные слова, а тут начал понимать речь на слух. Учитывая, что в школе иностранный язык у меня появился только в 6 или 7 классе, игры дали огромное преимущество в учебе.

С тех пор моя жизнь окончательно переплелась с видеоиграми — не перерос их, а оставил в качестве основного хобби и сделал заработком. Оказалось, писать тексты об играх и индустрии у меня тоже получается, это приносит удовольствие. Сам процесс прохождения теперь воспринимается несколько иначе из-за профдеформации, но в целом до сих пор не надоедает.

«С тех пор моя жизнь окончательно переплелась с видеоиграми — не перерос их, а оставил в качестве основного хобби и сделал заработком. Оказалось, писать тексты об играх и индустрии у меня тоже получается, это приносит удовольствие».


Из-за того, что в детстве у меня не было хорошего компьютера, я приобщился к консолям. Но к мыслям о покупке мощного компьютера все равно регулярно возвращаюсь: некоторые игры по работе присылают именно в версии для ПК, а еще только на нем можно заниматься монтажом и выполнять другие ресурсоемкие задачи. Хочу закрыть гештальт: наконец иметь в своем распоряжении все актуальные игровые платформы, включая ту, с которой началась моя геймерская история.

На фотографиях: ноутбук OMEN 15 (2020)

Фотографии: Михаил Харин

Редакция благодарит салон премиум-мебели 2Shades за помощь в организации съемок.


Ана Бартенева

автор, редактор афиши Time Out Москва

У меня не такая большая история в мире игр, потому что первый компьютер появился только лет в 13-14. Он был слабеньким, так что я открыла для себя не радость игр, а радость интернет-общения. Мимо прошли MMORPG, Dota, все остальное — это не про меня.

После школы и университета играл уже мой молодой человек, а я сидела рядом. Были какие-то игрушки, которые проходила сама, но это классические «девчачьи вещи»: The Sims, The Sims 2, другие уютные проекты. Вообще я люблю хорошие истории, люблю их рассказывать, люблю слушать. Поэтому когда начала играть сама, то открыла для себя интерактивные сериалы от Telltale: пролила много слез над «Ходячими мертвецами», прошла «Бэтмена», естественно, Wolf Among Us

Одна из самых полюбившихся игр не от Telltale, но очень на них похожих — Life is Strange. Сейчас я собираюсь поиграть в «Мор: Утопию» — планировала сделать это еще год назад, но из-за начавшейся пандемии погружаться в виртуальный чумной мир было как-то некомфортно, решила переждать.

Моя самая любимая игра — Red Dead Redemption 2. Сложно сказать, чем именно она настолько меня потрясла, что я даже начала смотреть прохождения и видео с разными секретами — такими вещами я никогда не занималась. Меня очень сильно зацепила история и персонажи, они мне стали как родные. Очень сильно погрузилась в игру, долго в ней существовала, мне даже снились сны о ней. Совершенно не могла оторваться и в итоге прошла дважды, но оба раза с хорошей репутацией. Меня настолько тронул главный герой Артур Морган, что я не смогла отыгрывать им злодея.

Знакомство с этой игрой у меня тоже произошло, когда я увидела, как в нее играет мой молодой человек. Он как-то позвал меня к себе и сказал: «У меня есть пицца, два литра газировки и игра про ковбоев, приходи». Последний пункт звучал довольно сомнительно, но оказалось, что эта история — совершенно не про ковбоев, а про лишних людей на стыке эпох, чье время выходит, а они пытаются адаптироваться в новом мире и совершенно в нем не приживаются. Настоящая, серьезная драма с очень живыми героями. Весь этот ковбойский антураж и перестрелки — совсем не основное, что в ней есть.

«Знакомство с Red Dead Redemption 2 — моей любимой игрой — у меня тоже произошло, когда я увидела, как в нее играет мой молодой человек. Он как-то позвал меня к себе и сказал: “У меня есть пицца, два литра газировки и игра про ковбоев, приходи”».

Когда мы запускали Red Dead Redemption 2 в первый раз, игра была еще совсем не оптимизированной. Чтобы компьютер не перегревался, приходилось снимать с системного блока крышку, открывать окна и надевать пальто — иначе игра вылетала. Это было осенью, мы сидели у балконной двери и в комнате было очень холодно, но только так можно было поиграть.

Графику я люблю выставлять на «максималки». Тот же RDR 2 — кроме интересных истории и персонажей — это игра, где очень-очень проработаны детали. Там можно выполнять основную миссию, а можно просто ходить, любоваться восходом, тем, как ветер колышет траву, фотографировать. Раньше подобное я испытала, только когда мы в первый раз проходили The Elder Scrolls V: Skyrim. Меня потрясли все эти заснеженные вершины, ягодки… Было очень здорово.

Может, кому-то это покажется смешным, но я еще люблю медитативные игры вроде Minecraft. Запускаю ее, включаю на фоне какое-нибудь видео и иду копать в шахте алмазы. Давно уже ее не запускала, но слышала, там еще недавно вышло обновление с очень крутой графикой — надеюсь, сейчас разберу работу, возьму мини-отпуск и пойду копать шахту с красивой картинкой. Мой маленький ноутбук, правда, сам по себе ничего не тянет — поэтому я и бегала ночами играть к молодому человеку, у которого был дорогущий компьютер. У меня Minecraft пойдет, а вот RDR 2 — конечно, нет.

«В прошлом мае мы с соседкой уехали проводить карантин у нее на даче и взяли с собой стационарный комп, чтобы там подключить его к большому экрану и играть в DOOM».


В прошлом мае мы с соседкой уехали проводить карантин у нее на даче и взяли с собой стационарный комп, чтобы там подключить его к большому экрану и играть в DOOM. Если бы у нас был мощный игровой ноутбук, нам не пришлось бы возить с собой системный блок.

Будь у меня портативный геймерский гаджет, я бы играла больше и при этом лучше управляла бы своим временем. Сейчас мне приходится подстраиваться под график работы основного игрока. Мой молодой человек сова, а я жаворонок — рано встаю на работу, ложусь не позже часа ночи. У него график ночной, он ложится под утро — постоянно возникают споры на тему того, кто и когда будет играть, чтобы не мешать спать другому. Так я бы могла спокойно приходить после работы и играть в свое удовольствие столько, сколько мне нужно.


Игровой журналист и автор Time Out Москва Стас Погорский тестирует мощный и стильный ноутбук OMEN 15 (2020), разбирая 3 сценария использования компьютера — игры, работа, потребление медиа-контента, — и его мобильные возможности.

Игровой журналист и автор Time Out Москва Стас Погорский тестирует мощный и стильный ноутбук OMEN 15 (2020), разбирая 3 сценария использования компьютера — игры, работа, потребление медиа-контента, — и его мобильные возможности.


Дмитрий Эскин

шеф-редактор Time Out Москва

Играть я начал в довольно юном возрасте — еще на «пленочном» компьютере. Потрясающая машинка, программы запускались с самых обычных кассет, а первой игрой, которую я помню, была бродилка про роллербордиста. Совершенно черный экран, на фоне которого какие-то квадратики — конечно, любимой игрой она не стала. Потом случилась одна из многочисленных вариаций Dendy — которая и сама была клоном Nintendo Entertainment System. Моя Hitex была с неотключаемыми одноразовыми геймпадами — если они сломаются, считай, сломалась вся приставка. К чести китайских производителей, геймпады все перенесли. Даже жаркие баталии в легендарные «танчики-на-денди».

Моим любимчиком был «Марио», а самое забавное воспоминание связано с Duck Hunt. У моей восьмибитной консоли, видимо, изначально не работал лазерный пистолет — мы со старшим братом были уверены, что проблема в нас, что это мы не можем попасть в этих чертовых уток. Вспоминаю ту самую смеющуюся собаку — было действительно обидно, когда подходишь вплотную к экрану, стреляешь в утку, и она все равно летит себе как ни в чем не бывало. Сейчас, конечно, думаю: ну и хорошо, что все они улетели. Ни одной утки в моем детстве не пострадало.

В свое время исходил все радиорынки Москвы в поисках ролевой игры Phantasy Star для «Сеги», о которой вычитал в самом любимом журнале своего детства — «Великом Dраконе». Мне даже удалось найти картридж, но сама игра так и не запустилась, видимо, из-за региональной защиты. На компьютере таких проблем никогда не было.

Вообще, именно после открытия для себя жанра ролевых игр я и сформировался как геймер, а, может быть, даже и как личность, в какой-то степени. Я понял, что в старых проектах мне не хватало именно мощного сюжета и колоритных персонажей. Все началось, наверное, с игр от студии Black Isle: Baldur’s Gate II, Planescape: Torment. Последняя — кажется, одна из первых больших игр, которые я действительно прошел, хоть и получил там самую плохую концовку из возможных. Все персонажи в отряде сначала меня возненавидели, а потом и вовсе поумирали — я тогда еще не понимал, как правильно качаться, что нужно выбирать. Потом был долгий период огромной любви к Fallout 1 и 2.

«Вспоминаю ту самую смеющуюся собаку из Duck Hunt — было действительно обидно, когда подходишь вплотную к экрану, стреляешь в утку, и она все равно летит себе как ни в чем не бывало. Сейчас, конечно, думаю: ну и хорошо, что все они улетели. Ни одной утки в моем детстве не пострадало».

Когда мы с мамой смогли накопить на первую PlayStation, это был восторг. Тогда как раз произошел взрыв популярности японских ролевых игр: помню, бесконечно перепроходил Final Fantasy VIII. Внезапно именно ее, а не VII часть, которая была популярнее у большинства. «Восьмерка» для меня стала игрой, которая изменила всю мою жизнь и понимание того, какими классными и интересными могут быть видеоигры. Хотя в зрелом возрасте сравниваешь ее сюжет с «семеркой» — это какой-то караул. Но я все равно сбился со счета, сколько раз проходил FF VIII — и это при том, что я точно помню свои 39 просмотров «Безумного Макса: Дорога ярости».

Играл и во многие другие части Final Fantasy, но моя любовь к серии умерла в момент знакомства с франшизой Shin Megami Tensei. Там очень взрослые сюжеты с безумными демонами, киберимплантами, действительно серьезными историями, многогранными персонажами и убедительной драмой — после этого путь к сказочным «финалкам» для меня закрыт.

Мне всегда очень нравился английский язык — я учил его с первого класса, — и в этом мне сильно помогли именно видеоигры. Потому что переводы, существовавшие в моей молодости, сейчас разбирают на мемы для пабликов: буквальный транслит англоязычных символов в русские, нулевые шансы пройти игру с нормальным пониманием происходящего.

С этим связан один из самых запомнившихся моментов в жизни: во время летних каникул я играл в Vandal Hearts II, тактическую ролевую игру с глубоким и сложным сюжетом, кучей своеобразных терминов, отсылок и средневековым политическим колоритом в фэнтези-мире. И тут вдруг я понял, что перевожу все самостоятельно — просто понимаю слова или догадываюсь из контекста — и мне даже не нужен словарь. Без преувеличения могу назвать это осознание одним из самых ярких событий в жизни — это был момент абсолютного счастья.

Сейчас я играю, конечно, уже намного меньше. В первую очередь — из-за нехватки свободного времени, да и часов в сутках в целом. Хотелось бы играть больше, хотя мне уже не так близки современные проекты в плане игрового процесса. Сместился вектор интересов: вечерами мне, уставшему после 12 часов работы с буквами, сложнее воспринимать сюжет — особенно если он подается не через ролики, а текстом. Поэтому многие — наверняка потрясающие — новинки вроде Disco Elysium и прочих серьезных ролевых игр проходят мимо меня.

Другой игрой, которую я проходил большое количество раз, была Dragon Age: Origins. С ней такая же история, как и с Final Fantasy VIII: заканчивал-начинал, заканчивал-начинал. Очень жду четвертую часть серии, да и вообще многие проекты студии BioWare — сейчас это одна из немногих компаний, делающих RPG под мои нужды. Ролевые игры с огромным миром, интересными персонажами и богатым сюжетом, который подается по большей части через озвученные диалоги и видеоролики — все попадает под мои запросы «уставшего от текста ролевика».

«В какой-то момент, видимо, стремление к саморазрушению привело меня к жанру souls-like игр, которые славятся своей сложностью и нетолерантностью к ошибкам. Первой для меня стала Demon’s Souls — ее я купил и продал через два дня, чуть не разломав диск от бешенства, потому что постоянно умирал».


В какой-то момент, видимо, стремление к саморазрушению привело меня к жанру souls-like игр, которые славятся своей сложностью и нетолерантностью к ошибкам. Первой для меня стала Demon’s Souls — ее я купил и продал через два дня, чуть не разломав диск от бешенства, потому что постоянно умирал. Только после выхода первой Dark Souls снова купил «Демонов», прошел раз 25 и до сих пор в восторге от нее, от всей серии — кроме второй части. Это мои любимые игры, среди которых особняком стоит великолепная Bloodborne. Недавно закончил первое прохождение Nioh 2 и наконец-то нашел время для Sekiro: Shadows Die Twice.

Я больше консольный геймер, мне не очень удобно играть на компьютере. Для работы куплена идеальная «печатная машинка», но у меня никогда не было достаточно мощного компьютера на Windows — все время попадались какие-то заторможенные, раздражающие агрегаты. Мне же хочется лечь на диван и поиграть спокойно: со стационарным компьютером так просто сделать не получится, а игровые ноутбуки отпугивают меня дизайном. Я достаточно спокойный человек, хоть и люблю яркие и пастельные цвета, но не терплю китчевый дизайн. Глядя на OMEN 15 (2020) я понимаю, что такой ноутбук мне бы подошел: он мощный, компактный, красивый и его без труда можно подключить к телевизору, а к нему самому — геймпад. Получится этакий супергерой: днем — основной рабочий инструмент, который никогда не подводит, а по ночам — ультимативная игровая консоль.


Клара Хоменко

автор, редактор раздела новостей
Time Out Москва

В моем детстве все играли в Dendy. Меня это мало интересовало — я не люблю геймпады до сих пор, но зато мне нравилось стрелять по уткам. Там вместо обычного контроллера было ружье. Ну и Mortal Kombat, конечно. Кто же не играл в «Мортал Комбат»?

Первый комп мы с мужем покупали, сильно экономя на всем. У него была одна плата памяти, на 124 Мб — все равно прекрасно работал, кстати. И жесткий диск на 32 Гб, что ли. Интернета в квартире не было — долгое время в моем городе домашний интернет оставался роскошью, — для просмотра фильмов использовали видеомагнитофон, а потом DVD-плеер. Так что не слишком удивительно, что в конце концов муж притащил три диска с играми и засел за ними наглухо.

Я сперва ругалась, потом стало интересно, что вообще происходит — ну и так пропал калабуховский дом. Как говорилось на сайте «Баш»: первый порыв упавшего с кровати тела — дотянуться до кнопки «Пуск».

У меня были две любимые игры: стратегия Port Royal 2 и ролевая Newerwinter Nights. Первую пришлось бросить, потому что мне уже принадлежал весь Карибский бассейн, а пираты разбегались в ужасе, но во вторую я играла до последнего. Муж пытался меня приобщить к стратегиям типа Europa Universalis — не пошло. Зато он там нашел какую-то уязвимость в системе и весело переженил между собой королей. Они у него даже детей рожали.

Я не играю уже десять лет. Во-первых, я из тех, кто может запросто довести себя до обезвоживания. Когда тебе 25 лет, такие штуки проходят достаточно легко, но в 42 уже могут стать реальной проблемой для здоровья. Ну и надо же когда-то работать, путешествовать, читать и ходить на футбол! Во-вторых, все мои любимые игры остались в прошлом. В них была вовлеченность фантазии: они были плоскими визуально, но интересными по сути. Мне нужно, чтобы произведение давало возможность прожить историю.

Моя последняя любимая игра вышла в 2007 году — это Neverwinter Nights 2. Недавно я пыталась поставить на свой ноутбук Planescape Torment, но моментально поняла, что это плохо кончится и удалила, как только загрузились морг, Безымянный и Череп. Я люблю RPG, для меня это лучший жанр, потому что в таком мире мне интересно — я там могу именно что не играть, а проживать историю.

«Моя последняя любимая игра вышла в 2007 году — это Neverwinter Nights 2. Недавно я пыталась поставить на свой ноутбук Planescape Torment, но моментально поняла, что это плохо кончится и удалила, как только загрузились морг, Безымянный и Череп. Я люблю RPG, для меня это лучший жанр, потому что в таком мире мне интересно — я там могу именно что не играть, а проживать историю».


Если я снова начну играть, то мне понадобятся две вещи: время и хорошая «машина». Первое возможно только на пенсии, а во втором пока не вижу смысла. Может быть, когда меня уже ничего не будет волновать и я буду готова по три недели не выходить из дома — заведу себе хороший ноут.

До недавнего времени у меня не было никаких игровых желаний — и тут мне сказали, что вышел Baldur’s Gate III. После 20 лет ожидания… Я пошла, посмотрела ролик, почитала отзывы — возможно, вот в это я бы поиграла. Все-таки любимый мир Forgotten Realms, столько воспоминаний. Итилиды, опять же. Так что я даже подумала: может, не ждать до пенсии, купить OMEN 15 (2020), отключить телефон, запастись едой и уйти в отпуск?


Марина Лихачева

главный редактор Time Out Москва

Первый ПК у меня появился где-то в 1996-м, он был древним, безумно медленным. Мы на нем качали фильмы, это было очень долго — помню, как ставишь сериал и он неделю качается. Иногда это занимало дней 11-12, приходилось ждать.

Играла я только в ранней юности, — это не моя тема, у меня другие способы эскапизма. Любила разве что какие-то RPG, но в целом не зацепило.

Меня всегда интересовала возможность побыть другим человеком. Поэтому если бы я играла, то выбирала бы те проекты, в которых можно создать собственный аватар. Мне нравится в рамках придуманных разработчиками обстоятельств самостоятельно принимать решения, действуя не от своего лица, а через созданного персонажа. Получается актерская игра, шанс побыть кем-то другим.

Еще есть игры-фильмы, в которых нельзя создать персонажа, но можно выбрать, что произойдет дальше — я их никогда не видела, не имела с ними дела, но знаю, что они существуют. Из-за занятости не было возможности погрузиться в это достаточно серьезно и плотно, но всегда интересовало, как это работает. То есть когда ты ведешь сюжет и в зависимости от твоего видения, человеческой психологии, психологии данного персонажа меняется сценарий — это очень круто.

Сейчас у меня традиционный стационарный компьютер — мне нужна мощность. На нем всегда открыты миллион вкладок браузера, графический редактор, сотня мессенджеров, еще для созвонов стоят отдельные камера и микрофон… У меня был небольшой опыт, когда я озвучивала фильмы и для этого организовала мини-студию. Сейчас этим уже не занимаюсь, но все равно мне нужны мощные видеокарта и звуковая карта, чтобы все тянуло. Компьютер уже не новый и периодически подвисает, когда открыто одновременно много программ. Если запущен графический редактор, на фоне еще что-то качается — совсем все виснет.

При этом у меня есть потребность в ноутбуке. Я не всегда привязана к дому — очень часто приходится куда-то ездить. То есть мне обязательно нужен ноутбук, нужно иметь нечто под мышкой, чтобы быть мобильной. Очень хочется поработать в коворкингах, на выезде, чтобы вырваться из квартиры. Домашний офис — это здорово, но даже умные весы уже говорят мне, что количество мышц в организме стремится к нулю. Стыдно даже перед гаджетом — дело не в весе, с ним все хорошо, а в мускулатуре. И умные часы периодически говорят: «Пожалуйста, встаньте. Нам кажется, вы умерли». Поэтому, конечно, когда между спальней и офисом 2 метра — это очень плохо.

«Меня всегда интересовала возможность побыть другим человеком. Поэтому если бы я играла, то выбирала бы те проекты, в которых можно создать собственный аватар. Мне нравится, когда в рамках придуманных разработчиками обстоятельств я сама принимаю решения, действуя не от своего лица, а через созданного персонажа. Получается актерская игра, шанс побыть кем-то другим».


Возможно, с мощным ноутбуком я смогла бы и снова попробовать поиграть. Со стационарным компьютером это кажется чем-то очень сложным, а вот с ноутбуком есть ощущение, что это все было бы гораздо мобильнее, проще. Можно было бы поиграть, пока перемещаешься из точки А в точку Б, отвлечься. Или вечером, когда уже устаешь и пересаживаешься от компьютера, отключаешься от работы и берешь ноутбук — для меня это тоже момент «перехода». То есть ты переместился на диван, за ноутбук, и уже ушел из «офиса», даже если он находится в том же пространстве. Ты взял другой гаджет и уже вроде бы находишься в немного другом состоянии, которое позволяет поиграть.

Понятно, что геймерам нужен мощный компьютер, но он требуется и для моих задач. Чтобы хороший «визуал» поддерживался, звук был адекватным и чтобы тянул все мои десять тысяч вкладок — для меня это важно, я так работаю. Хочется, чтобы компьютер отвечал моим потребностям, а не мне приходилось подстраиваться под его возможности.


Влада Кузнецова

внештатная переводчица Time Out Москва

По профессии я переводчица, но иногда играю: для себя, в свободное время. В основном предпочитаю шутеры и коллекционную карточную игру Hearthstone. Мой компьютер шутеры тянет не очень хорошо: иногда бывают какие-то лаги, заметно, как картинка подгружается.

Даже не имея большого геймерского опыта, такие вещи я замечаю — особенно когда сначала поиграю у кого-нибудь на более мощном компьютере, а потом у себя.

У меня сейчас стационарный компьютер, но я хочу ноутбук — раньше он был, но сломался, собираюсь его заменить в самое ближайшее время.

Рассматриваю игровые модели: мне и по работе нужно обрабатывать много видео, аудио. Бывает, одновременно открыто несколько программ: где я делаю субтитры, перевод и, например, озвучиваю — даже для этого производительность геймерского ноутбука пригодится. Ну и для игр, конечно.

С ними я знакома с детства — первыми были, кажется, «Червячки» (Worms), как и у многих людей моего возраста. Часто играла в «Скуби Ду»: помню, на День рождения попросила компьютерные игры, мне подарили несколько сюжетных, и со Скуби запомнилась больше всего.

Сейчас тоже, помимо шутеров, люблю игры с хорошими историями — например, Life is Strange. Графика для меня важна, конечно, но поскольку на моем компьютере Life is Strange 2 даже не заработала — совсем, — ничего лучше, с более высокими требованиями, попробовать не могу.

«Многие по играм учат иностранные языки, а у меня так было в основном с сериалами, где лексика в целом посложнее — их тоже смотрю на компьютере. Игры в этом плане интересны специфичным лексиконом — терминами, которые употребляют в чате: loot, frag и так далее».


Хотя я хорошо знаю английский язык, специально не переключаюсь с русской озвучки на оригинальную — тут все зависит от качества дубляжа. Многие по играм учат иностранные языки, а у меня так было в основном с сериалами, где лексика в целом посложнее — их тоже смотрю на компьютере. Игры в этом плане интересны специфичным лексиконом — терминами, которые употребляют в чате: loot, frag и так далее. Такие слова вряд ли встретятся мне в профессиональном тексте, но это тоже полезно.

В целом мощный игровой ноутбук позволил бы мне и работать, и отдыхать больше — это приоритетная покупка в этом году.



Денис Хаимов

главный редактор Sportliga.com

Я люблю спорт в целом и футбол в частности, а потому с детства увлекаюсь серией игр FIFA Manager. В основном все подростки и более взрослые люди играют не в «менеджерский» футбол, а в FIFA, где надо управлять джойстиком, забивать, выигрывать, — я же всегда больше любил стратегическую часть процесса: покупать составы, расставлять игроков перед каждым матчем… Еще, бывало, проводил время за компьютером, запуская виртуальный хоккей NHL.

Игрушки для меня — это в основном что-то спортивное. Такие игры я полюбил еще на Dendy, а потом и на компьютере. В детстве интернета не было, поэтому все покупали, естественно, на дисках.

Довольно давно перестал играть — на это сейчас нет времени. Игры играми, но у нас есть рабочие программы-продукты, которые мы делаем для сайта — в них все нагружено, в постоянном движении. Важно, чтобы все работало. У меня в офисе стоят ноутбук и компьютер — они такие проекты не тянут.

Если бы я все-таки решил сейчас поиграть, то выбрал бы не «стрелялки», а скорее нечто спортивное или гонки. В общем, симуляторы, основанные на реальности: F1, футбол, хоккей, теннис. Думаю, такие игры самые требовательные: там постоянный экшен. Важно, чтобы не было задержек, комп мгновенно реагировал на нажатия, чтобы все выглядело правдоподобно. Желательно, чтобы можно было играть с геймпадом — его ведь тоже можно подключить.

Также с удовольствием я бы снова поиграл в серию квестов «Сибирь». Там свой мир, жизненная история — сказка, но приближенная к действительности. Я бы прошел ее продолжение, Syberia 3.

«Моя работа пересекается с киберспортом. Сперва я вынужденно считал его реальным видом спорта, а сейчас понимаю, что это и правда так. Киберспорт сложно отрицать, он существует и за рубежом развивается еще активнее, чем в России — туда вкладываются бюджеты, сопоставимые даже с ведущими турнирами по футболу».


Моя работа пересекается с киберспортом. Сперва я вынужденно считал его реальным видом спорта, а сейчас понимаю, что это и правда так. Киберспорт сложно отрицать, он существует и за рубежом развивается еще активнее, чем в России — туда вкладываются бюджеты, сопоставимые даже с ведущими турнирами по футболу. В киберспорте очень важна техника: думаю, игрок — это где-то 70-80% успеха, а остальное — то, чем он пользуется. Много читал в зарубежной прессе, как случаются серьезные проигрыши из-за «железных» неполадок.

Бывало, смотрел виртуальные матчи по футболу FIFA. Геймеры тоже участвуют в официальных турнирах, матчи транслируют, их смотрят. Видел, как многие начинают за них по-настоящему болеть. Это интересно, потому что на таких ивентах сидят профессионалы, которые выдают невероятный уровень игры, они очень ценятся. Ведь когда ты сам впервые садишься за FIFA, то из всех тысяч возможностей используешь несколько десятков, как и в любой игре. Когда за нее садится профи, ты думаешь «А что, так можно было?», процесс раскрывается по-новому.


Алексей Костиков

ассистент редакции Film.ru

В детстве мы с одноклассниками много играли в Lineage II — тогда самыми популярными были она и World of Warcraft, но у нас как-то сложилось именно с первой. Мы проводили там очень много времени. Самое яркое воспоминание об игре — когда тебя вместе со знакомыми объединяет какое-то одно большое путешествие и вы вместе куда-то движетесь, сражаетесь с боссами.

Но первый компьютер у меня был «деревянным», на нем нормально работала только одна из первых частей «Героев», а MMORPG вроде той же Lineage II — нет. Сейчас ни во что не играю — банально нет времени. Был бы я чуть свободнее, конечно, хотелось бы собрать мощный компьютер и снова в это влиться. Хочется разные игры попробовать — вот недавно, например, вышел Cyberpunk 2077.

Вообще я замечаю, что люди стали постепенно отходить от стационарного формата компьютеров и больше стремиться к игровым ноутбукам. Думаю, это тоже связано с нехваткой свободного времени: хочется иметь под рукой устройство, на котором в перерыве можно сыграть партию-две. Сейчас многие игры как раз рассчитаны на короткие сессии.

В такие я тоже раньше играл — это Dota 2. С ней, как и с другими, меня связывали в первую очередь друзья: во что играли они, в то залетал и я. Тот же Counter-Strike у нас был популярен. Правда, со временем «костяк» стал разваливаться, люди из нашей компании начали увлекаться всякими Red Dead Redemption 2 — у них появилось желание проходить конкретные истории. Для меня важнее именно социальный аспект. Но новые игры уже выглядят как кино — тот же «Киберпанк», Red Dead Redemption 2. Там потрясающие виды — это очень кинематографичные игры.

«Мне кажется, сейчас графика такая, что покажи ее родителям — не поверят. Моя мама однажды не смогла понять, игру я ей показываю или фильм. В прямом сравнении, конечно, разница понятна, но многим людям это не настолько очевидно».


Мне кажется, сейчас графика такая, что покажи ее родителям — не поверят. Моя мама однажды не смогла понять, игру я ей показываю или фильм. В прямом сравнении, конечно, разница понятна, но многим людям это не настолько очевидно.

Как человек, которому интересен кинематограф, поражаюсь использованию игровых движков для съемок. Нас уже не удивить привычной компьютерной графикой и трюками на зеленом фоне, но вот, например, в «Мандалорце» есть революционное решение. Там актеры снимаются на фоне огромных экранов, где воспроизводятся пейзажи или другие фоны, созданные на игровом движке.

На фотографиях: ноутбук OMEN 15 (2020)

Фотографии: Михаил Харин

Редакция благодарит салон премиум-мебели 2Shades за помощь в организации съемок.