Кто получит «Золотую маску»

В конце этой недели состоится раздача «Золотых масок». Time Out дает свой прогноз относительно главных результатов драматической части конкурса.

Лучший спектакль большой формы

Кто получит: «Сон в летнюю ночь», режиссер Иван Поповски, Мастерская Петра Фоменко

Из 14 спектаклей-номинантов выделяются три наиболее вероятных претендента, и все они из Москвы. Кроме уже названного «Сна в летнюю ночь», это «Нюрнберг» Алексея Бородина (РАМТ) и весьма экспрессивный «Бег» Юрия Бутусова (Театр имени Вахтангова). Однако Бутусов в прошлом году получил «Маску» как лучший режиссер, а из года в год премию из ныне живущих обычно получает только Лев Абрамович Додин. «Нюрнберг» — добротная, прогрессивная по мысли, но слишком уж академичная работа. А веселый драйв «Сна в летнюю ночь» многие всерьез приняли за «возрождение традиций Петра Фоменко».

 

Лучший спектакль малой формы

Кто получит: «Месяц в деревне», режиссер Евгений Марчелли, Театр драмы им. Ф. Волкова (Ярославль)

В малой форме 10 претендентов на награду. Наиболее вероятный соперник спектакля Марчелли — «Самоубийца» Сергея Женовача (Студия театрального искусства): состав жюри «Маски» каждый год меняется, но любовь этого жюри к Женовачу неизменна. К тому же «Самоубийца» — одна из удач режиссера (см. следующий пункт). Есть еще «О-й. Поздняя любовь» Дмитрия Крымова (Лаборатория Дмитрия Крымова) — обаятельная и хулиганская интерпретация пьесы Островского. Но оба спектакля представляют Москву, а ведь Минкульт за последний год неоднократно и недвусмысленно просил, чтобы как можно больше «Масок» уезжало из столицы.

Существует вероятность неожиданного выбора жюри — вроде вручения «Маски» умным и печальным «Элементарным частицам», поставленным Семеном Александровским в новосибирском театре «Старый дом». Или спектаклю Дмитрия Волкострелова «Беккет. Пьесы», где форма доведена практически до совершенства. Еще пару лет назад такое вполне могло случиться (и даже случилось с Волкостреловым, получившим в 2013 году спецприз жюри). Но в нынешней ситуации вероятность стремится к нулю.


 

Лучшая работа режиссера

Кто получит: Сергей Женовач, «Самоубийца», СТИ

Вообще-то угадать в этой номинации труднее всего: в списке претендентов 22 имени. Дважды фигурирует Юрий Бутусов — с московским спектаклем «Бег» и питерским «Кабаре Брехт». На сегодня это практически все лучшие российские режиссеры, в том числе лидеры нового поколения: Константин Богомолов и Кирилл Серебренников (он, кстати, есть и в музыкальной части конкурса — на «Маску» претендует поставленный им балет «Герой нашего времени»). И лидеры поколения новейшего: Дмитрий Волкострелов, Семен Александровский и Марат Гацалов.

Обстоятельства подсказывают, что, кроме Сергея Женовача, наибольшие шансы на «Маску» в этой номинации у худрука Александринки Валерия Фокина, поставившего «Маскарад. Воспоминания будущего». Но есть они и у Андрея Могучего, последние три сезона успешно реанимирующего питерский БДТ и показавшего на «Маске» спектакль «Пьяные», в котором потерянное поколение товстоноговского театра блеснуло мастерством. Существует вероятность, что оба режиссера получат спецпризы как строители театра, сохраняющие и развивающие традиции. Недаром в афише нынешнего фестиваля сразу по три спектакля и Александринки, и БДТ.

 

Лучшая женская роль

Кто получит: Наталья Тенякова, «Юбилей ювелира», режиссер Константин Богомолов, МХТ им. Чехова

В финале спектакля Тенякова на глазах зрителей превращается из старой склочной жены в настоящую английскую королеву. Как ей это удается, совершенно непонятно. Серьезную конкуренцию в борьбе за премию ей может составить юная Мария Смольникова, бесстрашно и точно сыгравшая усохшую женственность и нелепую жертвенность Людмилы в спектакле Крымова «О-й. Поздняя любовь».


 

Лучшая мужская роль

Кто получит: Олег Табаков, «Юбилей ювелира», режиссер Константин Богомолов, МХТ им. Чехова

Роль старика-ювелира Табаков сам выбрал к своему 80-летию — и это лучшая его роль последних лет. Вообще артисты из спектаклей Константина Богомолова часто претендуют на «Маску» и периодически становятся ее обладателями. Поскольку самого Богомолова награда аккуратно обходит, можно предположить, что режиссер с репутацией разрушителя устоев тайно поклоняется Станиславскому и, по его завету, периодически умирает в артистах.

Среди главных конкурентов Табакова — не актер, а продюсер Алексей Агранович, с завидным вкусом и органикой сыгравший Адуева-старшего в «Обыкновенной истории» Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре». И 23-летний Сергей Волков, не только внешне похожий на Бертольда Брехта, но довольно смело и умно общающийся с публикой в спектакле Юрия Бутусова «Кабаре Брехт».

 

Лучшая роль второго плана

Кто получит: Николай Мартон, «Маскарад. Воспоминания будущего», режиссер Валерий Фокин, Александринский театр

Старейшина Александринки Николай Мартон играет Неизвестного в спектакле, посвященном «Маскараду» Мейерхольда. Мартон-Неизвестный настолько же велик и аутентичен, как и декорации Александра Головина, на фоне которых разворачивается действие.
Достойных работ в этой номинации много, но равных Мартону нет. К тому же, не наградив «Маскарад» главной «Маской» (как лучший спектакль большой формы), жюри будет стараться компенсировать это в других номинациях.

 

Лучшая работа художника

Кто получит: Семен Пастух, «Маскарад. Воспоминания будущего», режиссер Валерий Фокин, Александринский театр

Пастух совершил невозможное, оживив великие декорации столетней давности и вписав их в современный спектакль. Вариант развития событий: «Маску» получает Алексей Лобанов, виртуозно овеществивший на сцене метафору начала и конца советского утопизма 60-х в спектакле «Элементарные частицы». Или Даниил Ахмедов, режиссер и художник, решивший сделать всем красиво в спектакле Красноярского ТЮЗа «Алиsa». Красота вышла специфическая, так что, вероятно, Ахмедову дадут спецприз — ну, скажем, за лучший детский спектакль сезона. И таким образом выполнят наказ Минкульта отдать побольше «Масок» провинции.

Особую пикантность этой номинации придает то, что в ней фигурирует великий Ромео Кастеллуччи — автор спектакля «Человеческое использование человеческих существ» (Электротеатр «Станиславский»). Это не лучшая постановка мастера, но уровень работы художника в ней такой, какой нам обычно только снится. Есть, конечно, доля абсурда в том, что жюри скорее всего просто его не заметит. Но ведь и не такое бывало.


 

Конкурс «Эксперимент»

Кто получит: «Звуковые ландшафты», режиссер Петр Айду, «Школа драматического искусства»

Перформанс, в котором музыкальные инструменты заменяют старинные шумовые аппараты, имеет реальный шанс затмить «Remote Moscow» — проект знаменитой немецкой группы Rimini Protokoll, воссозданный в Москве Федором Елютиным. Секрет прост: Айду работает виртуозно, но делает нетрадиционное зрелище в традиционной сцене-коробке. А Rimini Protokoll выходят на улицу, упорно ломая все представления о том, что такое театр.

 

Кто точно не получит «Маску»

К сожалению, ее не получит композитор Владимир Раннев, написавший музыку (вернее, один грандиозный аккорд) к спектаклю Марата Гацалова «Теллурия» — в драматической части «Маски» нет номинации «Лучший композитор». По той же причине ее не получат Юрий Дидевич и Антон Яхонтов, авторы фантастической круговой видеорамы к «Теллурии». О «Маске» также не стоит мечтать и Вячеславу Дурненкову, написавшему тончайший, основанный на документах текст «Элементарных частиц». Номинации «Лучший драматург» тоже пока нет.

Предоставляем читателю возможность самому погадать, кто получит призы в остальных номинациях. Помните главное: любая премия субъективна. Этот текст отражает не пожелания автора, а его предположения о том, каким может оказаться выбор жюри-2016.

Спецпроект

Загружается, подождите ...