Защитная маска для лица как символ нового времени

Если вас попросят назвать самый главный предмет этого года, вы наверняка сразу же скажете, что это — медицинская маска. Time Out решил описать хронологию событий и зафиксировать в этом тексте историю того, как маска стала краеугольным камнем и символом нового времени.

Коронавирус за считанные месяцы изменил мир до неузнаваемости. Население земли давно не оказывалось все разом в таком странном положении и коллективно не проходило все эти стадии от отрицания до принятия. Медицинская маска в этой истории стала и символом надежды, и символом протеста, и маркером социальной ответственности — а также предметом спекуляции и главным модным аксессуаром.

Символ предусмотрительности

Когда Москва осознала ситуацию и бросилась закупать все, от гречки до масок, мы еще не понимали, действительно ли маски нам так уж пригодятся. Ведь в мирное, что называется, время это было такой ерундой, какую никто и не замечал. Но опыт других стран уже намекал, что инвестиция выгодная. В результате маски исчезли из всех аптек и магазинов за пару дней, а там, где их можно было добыть, цены были уже заоблачными. Руководство города говорило, что дефицит временный и скоро все восстановится.
 

Символ социальной ответственности

Не восстановилось  до тех пор, пока ношение маски было добровольным делом, а корень «само» в слове «самоизоляция» еще имел какой-то смысл. В это время маска на лице стала признаком ответственного человека: ВОЗ рекомендовала носить их только больным, однако констатировала, что источником передачи инфекции могут быть люди без симптомов. Все, кто проявлял заботу о ближнем, надели маски. Многие таким образом демонстрировали скорее уважение к окружающим, нежели реальный страх заразиться. В этот же момент маркетологи надели символические «маски» на все подряд — от иконок в приложениях до автобусов на улицах города, что тоже приблизило маску к получению статуса «Символ года».

Символ помощи

Очень скоро оказалось, что масок остро не хватает медицинским работникам, которым они гораздо нужнее. Появились призывы не использовать то, что может уйти медикам, а шить многоразовые маски из марли  как в старые добрые времена. Одновременно на выпуск масок переквалифицировались многие предприятия, а благотворительные фонды стали собирать деньги на организованную закупку средств защиты для больниц. Человек в самодельной многоразовой маске на улицах Москвы считывался теперь не только как ответственный, но и как сознательный. Ну, или не доставший ничего другого: дефицит масок в городе, несмотря на обещания властей, длился долго, и на пике спроса они стоили больше 100 рублей за штуку. А поскольку спрос рождает предложение, стали появляться тканевые маски с забавными надписями и оригинальными принтами.

Символ карантина

Отчасти проблему с нехваткой масок помог решить карантин: москвичи сидели по домам, и в таком количестве средства защиты были уже не нужны. Масками зарядили аппараты на станциях метро, маски появились всюду, от ларьков с прессой до гипермаркетов. Но теперь их ношение уже не было добровольным делом. Сперва нам сказали надевать маски в транспорте, на работе и в магазине. Потом велели в них бегать в парках. Потом сказали носить постоянно, не снимая. И если в отношении общественных пространств, где не избежать тесных контактов с другими людьми, этот приказ звучит обоснованно, то с улицей и парками все кажется не таким однозначным. Поэтому неудивительно, что носить маски многие стали очень своеобразными методами.

Символ абсурда

Менять одноразовые маски нужно не реже одного раза в три часа, многоразовые тоже. Но мы не привыкли к такой расточительности. Сказали носить маски — отлично, но никто ведь не проверяет, правильно ли граждане это делают. Поэтому большинство людей стало носить маски в основном на подбородке, или висящей на одном ухе, или закрывая ими только рот. На новые их тоже редко меняют. Понятно, что при таком отношении маски полностью утратили статус защитного средства. Теперь это замена цифрового пропуска, разрешение на выход из дома, посещение парикмахерской, вход в магазин или парк. Не отсюда ли взялась маска, висящая на зеркале заднего вида почти всех городских машин?

Символ личного выбора

Сейчас, когда почти все ограничения в Москве сняты, ношение маски остается напоминанием о том, что эпидемия все еще продолжается. ВОЗ, которая меняла свои рекомендации достаточно часто, теперь сообщает, что маски значительно снижают риск заразиться, и настаивает на повсеместном и постоянном их ношении. Но, чтобы это действительно работало, люди должны правильно и ответственно подходить к вопросу. Причем абсолютно все: и те, кто чувствует себя плохо (хотя последние месяцы должны были научить нас в такой ситуации вовсе не выходить из дома), и те, с кем все отлично. Тем не менее, сегодня мы видим множество людей, которые сделали выбор не носить маску не только на улице  что, собственно, вполне понятно  но и в других местах. Видим мы и тех, кто готов соблюдать и правила мэрии, и рекомендации ВОЗ  для них маска не атрибут уличной моды, а способ остаться здоровыми. А если заглянуть в интернет, то можно обнаружить серьезное противостояние между первыми и вторыми. В этом противостоянии маска  своего рода маркер, знак деления «свой-чужой». И в этом смысле маленький клочок материи на двух петлях значит уже намного больше, чем средство защиты от вируса или пропуск в автобус.