«Жить реальной жизнью»: 5 спектаклей, которые стоит увидеть на Чеховском фестивале | Театр | Time Out
Театр

«Жить реальной жизнью»: 5 спектаклей, которые стоит увидеть на Чеховском фестивале

Антонина Шевченко 18 января 2021
4 мин
«Жить реальной жизнью»: 5 спектаклей, которые стоит увидеть на Чеховском фестивале
С 14 мая по 17 июля в Москве пройдет XV Международный театральный фестиваль имени Чехова, одно из самых крупных и богатых на афишу событий не только столицы, но и всей страны. Программа сокращена, а залы будут заполнены лишь на 25% — но, как сказал генеральный директор проекта Валерий Шадрин, театру надо научиться жить реальной жизнью даже в условиях пандемии. Time Out выбрал 5 самых интересных спектаклей фестиваля, которые стоит увидеть своими глазами.

«Сотворение мира»

Фестиваль откроет спектакль-оратория испанской театральной группы «Фура дель Бауш».

Возникшая еще в 70-е компания занимается уличным и цифровым театром, различными перформативными практиками, стирающими границы между артистами и зрителями — в общем, чем только не. Между прочим, именно эта команда поставила в 1992 году церемонию открытия Олимпийских игр в Барселоне.

«Сотворение мира» — это современная мультимедийная оратория на музыку Гайдна. Нетрудно догадаться, что в основе сюжета лежат семь дней сотворения мира. Но в параллель этому режиссер Карлуш Падрисса написал собственную линию на волнующий чуть ли не каждого европейского режиссера вопрос. Это история о бедных людях, живущих в Африке, не имеющих буквально ничего и мечтающих переехать в Европу.


«Сутра»

Этим балетом хореограф Сиди Ларби Шеркауи завоевал публику Авиньонского фестиваля еще в 2008 году. Полубельгиец, полумарокканец, он, как никто другой, умеет ловко и со вкусом сочетать европейскую и восточную культуры.

Сутры — это индийские сборники высказываний, в которых в форме диалога изложены основы буддийского учения. Вместо артистов в спектакле задействованы самые настоящие монахи из Шаолиня. Они соединяют язык современной хореографии с техникой боевых искусств. Межкультурные диалоги с монахами ведут польский композитор Шимон Бжоски и британский скульптор Энтони Гормли, поместившие движения молодых монахов-воинов в полупустое пространство и европейский гармонический музыкальный ряд.


«Гамлет»

Два года назад Чеховский фестиваль привозил в Москву спектакль молодого немецкого режиссера Йетте Штекель «Буря».

В ее руках последняя шекспировская пьеса стала поводом поговорить о современных проблемах европейского мира. Трагедия была завернута в яркую музыкальную обложку, такое же решение выбрано и в «Гамлете». Штекель, с одной стороны, придает пьесе блеск — как маски Инстаграма тусклым фотографиям.

Спектакль начинается в фойе театра, где артисты смешиваются с публикой. Слуги, шампанское, непринужденная болтовня и ожидание начала званого вечера: король Клавдий вступает на престол. А с другой — Штекель еще больше утяжеляет трагедию Гамлета образом надвигающейся звезды Меланхолии Ларса фон Триера и цитатами из «Гамлет-машины» Хайнера Мюллера. Темнота надвигается медленно и неизбежно. А дальше — тишина.


«Чайное заклинание»

Основатель компании Zhao Liang Art Studio Чжао Лян хоть и учился современной хореографии в Европе, но остался хранителем своей культуры. Так фундаментом спектакля стала чайная церемония — древний китайский обычай, занимающий неотъемлемую часть жизни и современных жителей страны.

Однако этот ритуал — не просто составляющая быта. «Время для чая — это время бесед, уединения и постижения глубинной сути мира», — говорит Чжао Лян.

Поводом для создания постановки стал чайный сервиз, найденный в старинном храме. Говорят, именно он используется на сцене. Пока проходит чайная церемония, прекрасная дама встречается с тремя мужчинами: крестьянином, стражем и монахом, у каждого из которых свой метод искушения. Кстати, все роли, как и положено в восточном театре, играют мужчины.


«Высокие плато»

Фото: Брайс Роберт

Акробат и режиссер Мартюрен Болз основал компанию с причудливым, но вполне оправдывающим себя названием «Руки, ноги и голова тоже» в 2001 году. Работая на стыке театра и цирка, артисты выполняют сложные акробатические номера, задействуя все части тела, включая голову.

Но все же, летая «под куполом цирка» — а на самом деле над сценой театра — они рассказывают о вполне земных проблемах.

В свой юбилейный год театр привозит в Москву одну из своих последних работ, спектакль «Высокие плато». Место действия — развалины. Руины капитализма, как пишут европейские критики. Но сам автор называет декорации строительной площадкой, на которой бунтари — не просто разрушители, но и но и создатели, конструирующие целостное будущее из обломков прошлого.


Реклама