Нескучная классика: 6 неожиданных спектаклей по классическим произведениям | Театр | Time Out
Театр

Нескучная классика: 6 неожиданных спектаклей по классическим произведениям

Антонина Шевченко 26 ноября 2020
4 мин
Нескучная классика: 6 неожиданных спектаклей по классическим произведениям
«Чайка»
Если вы хотите показать ребенку спектакль, который перескажет ему содержание произведения из школьной программы, то эти постановки вам вряд ли подойдут. Но если вам интересно посмотреть до боли знакомые сюжеты с новой стороны – вам точно сюда. Time Out выбрал шесть самых неожиданных театральных трактовок классики, которые заставят поменять о ней мнение.

«Чайка»

Для постановки «Чайки» не зря был выбран литовский режиссер Оскарас Коршуновас. Только человек со стороны мог без оглядки на историю театра, кома в горле и дрожи в коленках смело ринуться в бой. Стоит сказать, что никаких радикальных изменений текста не было. Вместо переписывания диалогов, режиссер нарастил на спектакль второй слой. Актеры театра МХТ играют самих себя, играющих спектакль. Дарья Мороз шутит про вечно опаздывающего Верника, Верник показывает антиковидный поклон. «Чайка» сделана так, будто ее прямо сейчас ставит Треплев-Котрелев. Он и участник событий и сторонний наблюдатель, фиксирующий все на камеру. И три цвета спектакля, меняющиеся друг за другом (белый, красный и черный) – это его цвета: надежды, страсти и абсолютной тьмы.


«Бульба. Пир»

Александр Молочников прочитал и поставил «Тараса Бульбу» Гоголя как историю влюбленных (Юлия Хлынина и Леонид Таежный), которым не посчастливилось родиться во враждующих не семьях, но странах. Режиссер лихо, грубыми мазками противопоставляет до одури толерантный «загнивающий запад» и неких kazaks, готовых свирепой силой звонких шашек отстаивать свои скрепы. Главы обоих кланов (Игорь Миркурбанов и Алексей Вертков), несущие разные ценности, оказываются не в состоянии сохранить главную всекультурную ценность – семью. Самое неожиданное в спектакле – это драматический дебют Екатерины Варнавы, блестяще сыгравшей мать-собаку, безвольную и безмерно любящую.


«Ревизор»

Антон Федоров очистил текст Гоголя не только от исторической привязки, но и от живых людей. Все герои спектакля – то ли обитатели психиатрической лечебницы, представляющие себя крысами, то ли самые настоящие крысы, живущие в фанерных коробках среди облезлых матрасов. «Сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы!» — говорит Городничий. А может, вовсе и не снились? Говорящие будто на тарабарщине, но если прислушаться, то очень даже по тексту, персонажи вызывают палитру эмоций: смех, брезгливость, а в конце и ужас. За полтора часа комедия превращается в хоррор, а безумный фарс – в точную метафору сегодняшнего дня.


«Бесы Достоевского»

Уже кажется само собой разумеющимся, что Константин Богомолов снова взялся за Федора Достоевского. Но интерес от этого не уменьшается. Кто-кто, а Константин Юрьевич знает, как удивить и зацепить зрителя. Петр Верховенский (Никита Ефремов) получает инструкции по набору «бесов» ни от кого-нибудь, а от реального госсоветника Владислава Суркова. Приметы современной России всплывают и тут, и там. А две главные режиссерские темы – Бог и смерть – пронизывают весь спектакль. Николай Ставрогин появляется перед зрителями в женском обличие (его попеременно играют Елена Морозова и Александра Ребенок), его режиссер считал как Христа, обосновав тем, что «ставрос» на греческом означает «крест», а его путь – как путь искушений.


«Отелло»

Молодой режиссер Андрей Гончаров поставил на большой сцене Театра на Таганке спектакль-вызов, спектакль-отказ от шекспировских страстей. Здесь главенствуют пустота, сдержанность, расчет и постирония, которая звучит со сцены как оплеуха современности. В холодном милитаристском мире, где военными являются и женщины тоже (Яго играет Надежда Толубеева), искренняя любовь обречена на смерть. То, что Яго играет женщина, переворачивает весь сюжет. Что ей движет на самом деле? И кто ее соперник: Отелло или Дездемона? Ответ остается за сценой, но музыкальным лейтмотивом взяты «Подмосковные вечера», которые звучат здесь не как ностальгия, а как напоминание об одноименном фильме Валерия Тодоровского – парафразе «Леди Макбет Мценского уезда».


«Мизантроп»

Знатоки Мольера удивятся, услышав, как говорят герои пьесы со сцены. Специально для постановки Дмитрий Быков создал новый перевод. Теперь Альцест (Александр Горчилин), Филинт (Филипп Авдеев) и другие персонажи говорят современным, привычным нам с вами языком. Из чего состоит современность молодых по мнению режиссера Элмара Сенькова: из телевизионных ток-шоу, из красивых фотографий в Instagram, из похожих друг на друга роликов в Youtube – из ослепительно ярких картинок. И вдруг среди этой глянцевой жизни с обложки появляется правдоруб Альцест, полугамлет, получацкий. Человек неудобный для модной тусовки, как, впрочем, и для любой другой.