На экраны выходит новый фильм Клинта Иствуда: «Наркокурьер» может стать настоящим событием, а может оказаться просто хорошим фильмом. Других голливудская легенда не снимает... или все-таки снимает? Time Out проанализировал все режиссерские работы Иствуда и выстроил от худшего к лучшему.
Previous

35. «Потустороннее» (Hereafter), 2010

1/7

Неожиданно безжизненная по меркам витального Иствуда сверхъестественная драма повествует об экстрасенсе поневоле (Мэтт Дэймон), выжившем в цунами французе и двух жутковатых британских близнецах. В обратном хронологическом порядке фильм движется к пошлому финалу, где все сюжетные линии сходятся в видении загробной жизни, напоминающем об открытках Hallmark. Фильм о рае, который вышел будто бы прямиком из ада.

 

34. «Дж. Эдгар» (J. Edgar), 2011

Одна из самых интересных судеб в американской истории покрывается бронзой в этом путающем факты портрете первого директора ФБР (и его творения). Режиссер никак не определится, что снимает – развернутый байопик или «Гражданина Кейна» о голодных до власти бюрократов. Старомодный иствудовский подход топит материал, а плохой экранный грим топит бодрый выход Леонардо ДиКаприо в главной роли.

 

33. «Перевал разбитых сердец» (Heartbreak Ridge), 1986

Вероятно, опасаясь, что его длиной в жизнь приверженность артистичности и гуманизму может сделать его в чьих-то глазах мягкотелым, время от времени Клинт считает нужным снять подлинно мужицкий, прямолинейный опус – и тем самым напомнить миру о своей репутации республиканца и консерватора. «Перевал разбитых сердец» – самый напряжный из таких его фильмов; не обходящая ни одного клише история сосунков-призывников под командованием брутального Сержанта (сам Иствуд). Представьте «Цельнометаллическую оболочку» без стиля, смысла и интеллекта.

 

32. «Гран Торино» (Gran Torino), 2008

Эта глупая драма – образцовое кино старческого брюзжания, и не только потому, что герой Иствуда, расист и ветеран Корейской войны, берет дробовик и орет забравшимся на его собственность тинейджерам-смутьянам: «Вон с моей лужайки!» Слишком уж цветастая в своем мелодраматизме ода самосуду и праву на ношение оружия большую часть времени при этом тратит на абсурдную дружбу, образовывающуюся у пенсионера с корейским пацаненком-соседом.

 

31. «Белый охотник, черное сердце» (White Hunter Black Heart), 1990

Поразительным образом записанный в шедевры несколькими заметными критиками, этот фильм выглядит абсурдной, самокритичной попыткой выйти за пределы классического образа мачо-режиссера. Вдохновленный переживаниями Джона Хьюстона в Африке во время съемок «Африканской королевы», «Охотник» неровно написан и утомительно разыгран, переполнен клише о «черном континенте» и тем самым тупым мачизмом, который стремится критиковать.

Next

Спецпроект

Загружается, подождите ...