Москва
Москва
Петербург
«Золотая маска» открылась программой «Новая пьеса»

«Золотая маска» открылась программой «Новая пьеса»

В проекте участвуют 11 спектаклей по произведениям современных авторов.
В начале февраля в зале Центра драматургии и режиссуры народу набилось столько, что пришлось пустить часть зрителей на сцену. Событие ожидалось особенное: режиссер Михаил Угаров через двенадцать лет со дня премьеры знаменитого спектакля «Облом-off» вновь решил ставить пьесу драматурга Угарова «Маскарад Маскарад», написанную по мотивам драмы Лермонтова. Новый Арбенин — демобилизовавшийся военный летчик, привыкший на войне многое решать за других, в долгих внутренних монологах пытается найти слова для выражения формулы мирового равновесия, ответственным за которое он сам себя назначил. Он знает, каким должен быть мир и каждый человек в нем. Знает, что есть, например, бляди, а есть жены. Жену свою, заподозрив в измене, он убивает не из ревности, а потому, что она нарушила равновесие, перейдя из одного разряда в другой. Вот этот-то поиск слов для новых устоев нашего сегодняшнего бытия, а значит, и поиск самих этих устоев — главная интрига угаровского «Маскарада». И главная причина, по которой этим эскизом будущего спектакля решили открыть программу «Новая пьеса» фестиваля «Золотая маска» этого года.

Режиссер Константин Богомолов поставил в Латвии спектакль по мотивам пьесы Марины Крапивиной «Ставангер (Pulp people)» о женщине, которая ищет новое счастье. Не найдя его в мрачных пределах отечества, она отправляется в счастливую страну — Норвегию. На сцене она выглядит как большой прозрачный аквариум. Но чужое счастье своим ей сделать так и не удалось, и она бежит от стерильного благополучия обратно на родину.

Режиссер Семен Александровский героя пьесы Вячеслава Дурненкова «Ручейник» (Театр «Старый дом», Новосибирск) — журналиста, который в поисках прежних ценностей отправился в деревню писать о неком святом старце — со сцены убрал вовсе. Оставил на ней лишь его вещи и его тексты. Зрителей с помощью видеоарта будто погружают во внутренний мир героя, включая их в его поиски нового смысла жизни.

А герой пьесы Любови Стрижак «Кеды» (Лаборатории «ОN. Театр» и «Этюд-театра», Санкт-Петербург) никакого смысла ни в чем не ищет. Завсегдатай клубов, до 26 лет сидящий на родительской шее, ищет кеды — удобные и модные, в которых легко шагать по удобной и модной жизни.

В проекте «Новая пьеса» участвуют одиннадцать спектаклей. Есть и подростковый «вербатим» — «Подросток с правого берега» (Театр юного зрителя, Красноярск). И документальная драма-диспут о правомерности выдачи Швецией Советскому Союзу бежавших прибалтов, воевавших на стороне немцев, — «Легионеры» (Театр на улице Гертрудес, Рига, Латвия). И историческая драма Тадеуша Слободзянека «Наш класс» (Театр на Воли, Варшава, Польша) о том, как война превратила друзей-одноклассников — поляков и евреев — в непримиримых врагов. Разные жанры и разные взгляды. Разные попытки понять, что же вокруг нас и с нами делается сегодня.

Фото Зиедониса Сафронова
25 февраля 2013,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

«Что я, Чацкий, что ли?»

«Что я, Чацкий, что ли?»

Режиссер и драматург Михаил Угаров вновь выступает сразу в двух своих ипостасях в эскизе спектакля «Маскарад Маскарад».
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация