Интервью с Сергеем Кузнецовым, главным архитектором Москвы
Город

Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы: «Здоровый город не зафиксирован на личном транспорте и на транспорте вообще»

Екатерина Соловей 8 ноября 2021
7 мин
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы: «Здоровый город не зафиксирован на личном транспорте и на транспорте вообще»
Здоровье в широком смысле слова – новый культурный код человечества. Физическая активность, ментальное здоровье, разнообразие сфер интересов – все это составляющие здоровой доступной среды, которую современный город должен предлагать своим жителям. Об этом в рамках спецпроекта, посвященного Urban Health, мы поговорили с руководителем секции «Креативная среда и урбанистика» Санкт-Петербургского международного культурного форума, главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым, под чьим руководством проектировался парк «Зарядье» и реконструировались «Лужники».

– Urban Health – новомодный подход к проектированию городского пространства и жизни, создающий здоровые сценарии жизни в мегаполисе. Какими могут быть эти сценарии?

‒ Надо понимать, что концепция города, который поддерживает здоровый, разумный и активный образ жизни, сформулирована уже не один раз. Это город, который дает выбор сценария в жизни и возможность комфортно бегать, заниматься различными, в том числе уличными, видами спорта. Ты можешь быть кем угодно: ребенком, пожилым человеком, маломобильным членом общества, родителем с ребенком – это не так важно, для тебя среда тоже комфортна. И сегодня города стараются следовать этим принципам.

Сценариев жизни очень много, но можно сформулировать несколько основных характеристик здорового города. Он не зафиксирован на личном транспорте и на транспорте вообще, он мотивирует передвигаться пешком или на велосипеде. Соответственно, концепция 15-минутного тоже укладывается в этот подход.

‒ Маломобильные группы и пожилые люди: что мы им можем предложить из здоровой доступной среды кроме лавочки у дома?

– Им мы уже предлагаем низкопольные автобусы, а в 305-м постановлении правительства закрепили стандарты, которые избавили подъезды от рамп. Создается максимально безбарьерная среда. Также мы стали чаще делать пешеходные переходы наземными, не опускаясь и не поднимаясь над уровнем дороги. Повторюсь, теория уже известна, однако воплотить эти идеи на практике ‒ гораздо сложнее.

Но остается вопрос в плане удобства людей с детскими колясками. Часто существующие нормативы, пожарные в том числе, мешают им. Если вы когда-нибудь пытались в одиночку зайти в современный подъезд с коляской, то понимаете, о чем я. Двойные двери, которые закрываются автоматически, вряд ли можно назвать удобными. Тут есть, где поработать.

– Как Urban Health-проекты по всему миру организуют досуг на свежем воздухе для населения?

‒ Делается среда, комфортная для занятий спортом, в которой удобно бегать, кататься на велосипеде. Практика, в которой предложение рождает спрос, очень хорошо показала себя на примере «Лужников».

Территория, которая была довольно пустынна вне массовых мероприятий, теперь круглосуточно полна людей, занимающихся спортом – отличный пример Urban Health в Москве. Но возник такой спрос только после того, как появилось предложение.

– Как могут выглядеть детские зоны в градостроительных проектах Urban Health?

‒ Есть прекрасная книга «Язык шаблонов», и в ней ‒ большой раздел о детских зонах.

По сути, свалка мусора будет идеальным местом для игр – не нужно делать специально оборудованных площадок. Проблема в другом. Лицензии на использование и прочее выдаются на очень маленький список продукции. А при этом мы знаем, что хорошая детская площадка ‒ это довольно хаотичная зона с разбросанными покрышками, кузовами машин, чтобы были всякие палки, чтобы можно было что-то сделать, сконструировать. В такой обстановке детям действительно интересно проводить время.

Но все это запрещено, поскольку если такие игры пустить на самотек, могут возникнуть опасные для здоровья ситуации. И как решить эту проблему, пока никто не знает. На частной территории можно сделать сколь угодно классную детскую площадку, но как ее тиражировать на весь город, неизвестно. Поэтому площадки выглядят так, как выглядят. Потому что есть куча стандартов, лицензий, и в результате мы получаем довольно примитивный продукт.

‒ У современных российских детей много проблем, одна из них – лень родителей, которые не дают им примера физической активности, постоянно передвигаясь на авто и т.п. Физкультура в школах в этом плане тоже не очень работает. В результате многие дети не желают ходить пешком: даже пройти одну остановку для них – проблема. Как считаете, здоровая среда и здоровое детское любопытство смогут исправить эту ситуацию? 

– Что касается детей, то тут главное – личный пример родителей. Хотя и не всегда ‒ мои собственные дети не очень воодушевлены, хотя я всю жизнь спортом занимаюсь. Принуждать к спорту не всегда нужно, хотя часто такие мысли возникают. Но они не могут мне возразить, утверждая, что я сам только на диване лежу. Дети видят, что я «на спорте», много хожу пешком, бегаю марафоны и так далее. Можно сделать среду тысячу раз здоровой, но без примера родителей дети тоже не будут ничем заниматься.

– Рассматривает ли российский вариант Urban Health человека с домашним питомцем как объект своего интереса? Выгул и игры с домашним питомцем на улице – это Urban Health?

‒ Питомцы тоже мотивируют к активности и не дают сидеть на месте – я могу судить по своим животным. При этом ясно, что многим питомцам довольно сложно в городе. Хотя для меня очевидно, что там, где все нормально с пешеходными пространствами, животным в целом комфортно, им нужны зелень и место, где погулять. Понятно, что им некомфортно рядом с большими магистралями.

‒ В каждом городе есть так называемые депрессивные районы, да что там – есть города, которые негласно называют депрессивными. Как работать с этими пространствами, чтобы вернуть людям право на радость, чтобы окружающая среда не усугубляла и без того непростую жизнь, но давала им повод для приятных эмоций, безмятежного созерцания?

– Я считаю, что развитие в районах среды доступной и при этом комфортной для занятий спортом ‒ это очень хорошее качество. Я знаю это по своему родному району. Несмотря на то, что он довольно сильно удален от центра, там было много мест для бега. И это огромное положительное качество, которым не может похвастаться центр. Безусловно, я за то, чтобы развивать доступный спорт во всех районах и улучшать в них качества здоровой городской среды.

– Как Urban Health воспринимает высотные микрорайоны, где люди не могут видеть небо вблизи, не видят линию горизонта? Многие говорят о том, что испытывают дискомфорт, проживая в таких кварталах. В каждом большом городе есть такие гетто-новостройки. И не только отсутствие неба – проблема такого жилья. Но ведь городам как-то надо расширяться. Какие сценарии трансформации среды предлагает Urban Health для кварталов-муравейников?

‒ Я не устаю объяснять, что высотность во многом складывается из наших строительных нормативов. Да, город должен быть плотным, чтобы динамично развиваться. Да, это не всем нравится. Но у нас есть свобода выбора, и никакие высотные микрорайоны не являются обязательными для проживания. При этом факт, что люди получают доступное жилье, очень часто в комфортной среде, с классным благоустройством, развитыми первыми этажами, с кучей разного интересного функционала. И оттуда не слышно жалоб.

Я по-прежнему не согласен с некоторой трагической оценки высотной застройки в городе и считаю, что это нормально. Нужно смотреть не только на форму, но и то, что вокруг нее. Манхэттен застроен очень плотно, но это не делает его некомфортным – там расположена самая дорогая недвижимость Земли. Не вижу сценариев радикальной трансформации, уже делается многое для создания комфортной среды.

– Какие российские проекты можно назвать Urban Health?

‒ По идее, весь город должен быть таким проектом. Москва идет по этому пути.

Фото: Рустам Шагиморданов

Из отдельных проектов можно назвать благоустройство набережных Москвы-реки, развитие Лужников, Зарядье тоже относится к таким проектам – это безусловно, особенно в сфере ментального здоровья. На ЗИЛе также создается комфортная среда: и у реки, и внутри кварталов.

‒ Какой город вы могли бы назвать идеальным для жителей? Что в нем должно быть, а чего – нет?

– Сегодня Москва ‒ прекрасный для жителей город. Это не только мое мнение. Достаточно посмотреть на города с наибольшим приростом населения, чтобы выяснить это. При этом надо помнить, что найти идеальный для всех вообще город ‒ практически невозможно. Для меня в идеальном городе хорошо развита общественная функция, есть много красивой архитектуры, есть условия для здорового образа жизни, это среда с низким уровнем криминала, на улицах много людей, которым безопасно и комфортно.

 

Благодарим Санкт-Петербургский международный культурный форум за всестороннюю помощь в подготовке спецпроекта о здоровой городской среде.