7 причин посмотреть «Солярис» Андрея Тарковского

С 26 декабря Синематека «Искусство кино» выпускает в повторный прокат «Солярис» Андрея Тарковского. Зрители более 20 городов России получат возможность увидеть картину классика на большом экране. И вот 7 причин, почему это нужно сделать. 

Актерский состав

Тарковский собрал на одной площадке звезд советского кино. Донатас Банионис сыграл роль психолога Криса Кельвина, прилетевшего на далекую планету Солярис, чтобы принять решение о ее дальнейшее судьбе. Наталья Бондарчук исполнила роль бывшей жены Криса Хари. А скептически настроенных ученых сыграли Анатолий Солоницын и Юри Ярвет.

Музыка

То, что зритель слышит в «Солярисе», это не простая музыкальная композиция, а звукошумовой ряд. С помощью электронных звуков и еле слышимых шумов композитору Эдуарду Артемьеву удается передать атмосферу космоса. Не обошлось и без Баха. Для земной темы Тарковский выбрал хоральную прелюдию своего любимого композитора. 

Операторская работа

Завораживающие пролеты камеры на космической станции, макросъемка природы — камера Вадима Юсова тонко передает атмосферу окружающей обстановки. От ее внимания не ускользает ни живописный натюрморт под дождем, ни пугающая красота бетонного города. Каждый кадр четко выверен.

Футуристический дизайн космической станции

С природной поэтичностью Земли контрастирует минимализм космоса. Каждое помещение станции решено в неповторимом стиле. Например, в библиотеке висит хрустальная люстра, а в комнате героя царит аскетизм, здесь только самое необходимое — стол, стул, кровать.

Поэтичность

«Солярис» наполнен отсылками к мировым произведениям искусства: иконам Андрея Рублева, картинам Брейгеля. Образы фильма рифмуются с ними и выводят зрителя на новый уровень размышлений.

Философские размышления

Весь фильм состоит из диалогов о человеческом счастье, смысле жизни и других вечных ценностях. Герои дискутируют, высказывая множество любопытных мыслей, в конце концов приходя к простому выводу: человеку нужен человек.

Ухо Баниониса

Пожалуй, одна из самых знаменитых сцен у Тарковского. Крупным планом режиссер дает ухо героя Баниониса, пока тот продолжает говорить. Тарковский считал, что «тот, кто не понимает этот кадр, ничего не понимает в [его] кинематографе».

Текст: Светлана Матюшина