Убийства в глубинке, опиумная империя и пропавший муж. 5 книг для отдыха от классики
Город

Убийства в глубинке, опиумная империя и пропавший муж. 5 книг для отдыха от классики

Илья Голубев 3 июня 2020
7 мин
Убийства в глубинке, опиумная империя и пропавший муж. 5 книг для отдыха от классики

Самоизоляция породила волну рекомендательных списков литературы. Однако подавляющее большинство упомянутых там книг — это классическая литература, и «вечный слог» без закуски мог уже порядком утомить. Для отдыха, а также в качестве возможного аперитива перед следующим погружением в недра шедевров прошлых веков, Time Out предлагает 5 книг от современных авторов. Мы постарались выбрать широкий спектр жанров: от хорошего детектива до пестрящего непристойностями романа.


«Химия смерти», Саймон Беккет

В маленькой и тихой деревушке поселяется сбежавший от цивилизации Дэвид Хантер. Новый ритм жизни быстро захватывает бывшего городского жителя, скрывающего от всех свое прошлое, собственно, принудившее его к такой резкой смене жилплощади.

Дэвид – первоклассный судмедэксперт с горой самых жутких дел за плечами. В деревне он надеется забыть пережитые ужасы. Но знаете, как показывает практика – где детектив, там и убийство, не наоборот. В «Химии смерти» схема та же.

В лесу около поселения начинают находить изуродованные тела женщин. Когда факт наличия маньяка среди местных становится очевидным, шериф вынужден пригласить к расследованию Дэвида.

Судмедэксперт берется за свое последнее дело в незнакомом месте, где мало кто торопится ему помогать.

«Химия смерти» написана в духе «Мисс Марпл» и «Пуаро», а отличительной особенностью главного героя становятся знания в области химии. Именно с их помощью Дэвид будет постепенно разбираться в этом странном деле – кто в деревне, где все всех знают, решил убивать девушек. Кроме удовольствия от интересного сюжета, эта книга сможет познакомить читателя с нетривиальными научными фактами.


«Опиум», Максанс Фермин

Куда поедет человек середины 19-го века в поиске знаний о выращивании чая? Конечно же в Китай! Хотя в то время Европа уже давно баловалась чайными церемониями, в их чашках были разлиты лишь виды, разрешенные к экспорту. Именно желание раздобыть семена наиболее редких сортов чая привело Чарльза Стоуна в Китай. Хотя некоторые пункты его списка являлись настолько редкими, что их разрешалось пробовать исключительно высшим сословиям, движимый своей страстью предприимчивый англичанин смело шагнул в загадочную Азию. Но готов ли воинственный китайский народ безвозмездно делиться своими тайнами?

Фермин показывает загадочный и непонятный азиатский мир, где европейского человека всегда поджидает опасность. Вы постоянно переживаете за главного героя, ведь если на дегустацию красного и синего чая у гостя надежда есть, то белый закрыт для всех приезжих, а уж за вывоз этого сорта из Китая и вовсе предусмотрена мучительная смертная казнь.

Для достижения желаемого Стоуну придется использовать всю свою фантазию, а порой и хитрость, и обман. Добавьте странные правила азиатского общества и ненависть к англичанам-узурпаторам – получите роман «Опиум». К слову, сорта чая из книги действительно существуют. Синий так вообще сегодня в любом магазине продается. Но при чем здесь, собственно, опиум, раз речь о чае? Вам, как и Чарльзу Стоуну, предстоит долгий путь к ответу на этот вопрос.


«Дочь Каннибала», Роса Монтеро

Еще один детектив, но взгляд с другой стороны. У сорокалетней неудавшейся писательницы Лусии Ромеро в аэропорту пропадает муж. Не доверяя полиции, женщина начинает свое собственное расследование, ведь факты указывают на невозможность версии побега с любовницей. Помощниками Лусии становятся молодой красавец и старик, бывший боевик-анархист. Эту колоритную компанию различные случайности вскоре погрузят в мир организованной преступности, где криминал и закон перемешаны в оливье. Есть вещи, о которых обывателю лучше не знать.

Украшением всей книги становятся рассказы старика-анархиста Феликса о своей молодости. Например, здесь объясняется феномен тореадора – что толкает человека рисковать своей жизнью рядом с агрессивным быком. Ответ, кстати, не самый очевидный.

Вы получите взгляд на анархизм, как на мировоззрение, прочитаете детальное описание подготовки к терактам во имя идеи. В прошлом Феликс прошел почти через все темное, встречающиеся на пути человека, поэтому его линия привлекает объяснением механизмов страсти. Ведь герои – испанцы. Страсть у них в крови.



«Удушье», Чак Паланик

Автора многие знают по «Бойцовскому клубу», однако «Удушье» не менее интересная работа. С первых слов о главном герое становится виден почерк мастера – сексоголик, чье детство испортила проблемная мать. На жизнь Виктор Манчини зарабатывает, изображая мнимое удушье в ресторанах, ведь спасший его человек начинает испытывать к спасенному «инстинкт заботы», отправляя тому регулярные денежные переводы. А дальше начинается запутанное повествование, где читатель будет по крупицам получать информацию о сюжете и о главном герое. Порой события напоминают бред умалишенного: то герой навещает в психиатрической лечебнице свою мать, то он уже в постели одной из любовниц, как-то с этим связаны Иисус и второе пришествие. Потом вдруг Виктор рассказывает как с помощью объявлений в супермаркетах, в духе «Кассир Васильев, пройдите в зал», руководство скрыто предупреждает о проникших внутрь террористах. Однако для тех, кто гордиев узел сюжета распутать не смог, автор любезно в конце разрубает его рассказом о том, что же только что произошло.

Стандартная схема рассказа – герой из точки А попадает в точку Б – здесь отсутствует, так как половину романа занимают отвлеченные размышления персонажа о проблеме сексоголии, а также странные факты из современной жизни. Сам автор советует книгу не читать. Кокетка. Отдельные яркие эпизоды надолго врезаются в память, например, в «Удушье» есть целая глава, посвященная способам комфортного секса в туалете самолета. Паланик вообще не гнушается натуралистичных подробностей. Если вам было интересно, как сексоголики удовлетворяют свою тягу в присутствии других людей, да и в целом хотелось узнать больше о животной природе человека – почитайте «Удушье».


«99 франков», Фредерик Бегбедер

В свое время книга наделала шума, и вы вполне могли слышать о ней. Октав работает в рекламном бизнесе и всеми своими рассуждениями доказывает, что на деле служит «настоящему правительству». Такое у нас время. Его жизнь каждый день становится полем боевых действий, где совесть сражается с алчностью, а похоть с любовью. С одной стороны – Бегбедер показывает роскошную жизнь французского буржуа, где есть красивые девушки, огромные квартиры, дорогой алкоголь и кокаин, но с другой – холод и пустота после ухода с рабочего места. Запертый в мраморной клетке Октав постепенно становится рабом всего, что хоть как-то заполняет дыру внутри. Уже непонятно, можно ли назвать другом того, кто, поддерживая, тянет тебя вниз, или назвать любовью ту, с которой у тебя все сводится к хорошему времени в постели. Вопрос, как долго выдержит добродетель героя под прессом гнусности его мира. Ведь долго ли от лицемерия – к преступлению?

Бегбедер делит роман на несколько глав с заголовками: «Я», «Ты» и «Он». От лица зависит стиль повествования. Довольно занимательный прием. Также авторский стиль даже самые гадкие моменты подает в обертке ироничного юмора. Потрясающий эпизод, когда от парада мерзости на заседании рекламщиков у главного героя из носа начинает идти кровь, и уже в туалете он в безумстве пишет ей на стенах «свиньи», а потом и по всем коридорам. Если вам всегда было интересно, почему ономастическая экзегеза вступает в противоречие с ложной герменевтикой, то в книге вы ответа не найдете. Но какой другой автор мог составить шутку из таких словосочетаний.

  • Спецпроект