Трудно было быть Германом: судьба режиссера в фильмах

В седьмую годовщину со дня смерти Алексея Германа Time Out вспоминает, как складывалась творческая судьба великого режиссера — и его фильмов. 

 

15 на лет на полке для «Проверки на дорогах»

Первый самостоятельный фильм Германа — экранизация партизанской повести «Операция "С Новым годом!"» его отца Юрия — пятнадцать лет пролежал на полке: советская цензура не пропустила фильм в прокат из-за чрезмерного реализма, и он вышел только в 1986-м.

Чиновники не оценили того, насколько будничным трудом выглядело в «Проверке на дорогах» народное сопротивление фашистам и насколько неидеальными предстали в прочтении Германа его участники. На деле это редкий образец правдивого, лишенного пропагандизма и сантиментов и потому вполне патриотического военного кино.

«Проверка на дорогах»


Режиссер: 

Алексей Герман

В ролях: 

Ролан Быков

Николай Бурляев

СССР, 1971 г.


Войны вокруг «Двадцать дней без войны»

Следующий фильм Германа, снятый по повести Константина Симонова, на экраны, в отличие от «Проверки на дорогах», вышел, но только благодаря усилиям заслуженного автора первоисточника. Скандалы сопровождали «Двадцать дней без войны» на протяжении всей работы над фильмом: с самого начала, когда Герману пришлось отстаивать комика Юрия Никулина в главной роли; в процессе, когда после ссоры на площадке на него начала жаловаться Людмила Гурченко; и уже по окончании съемок, когда Симонову удалось отстоять кино на печально известных худсоветах (по легенде, он расплакался прямо на не устраивавшей цензоров сцене).


Увольнение после «Моего друга Ивана Лапшина»

Чтобы не лег на полку еще один фильм Германа по произведению его отца, понадобилось заступничество человека куда более важного, чем писатель Симонов. «Мой друг Иван Лапшин» был списан «Ленфильмом» в убытки, а Герман уволен со студии, как только фильм посмотрел министр культуры. Впрочем, после того, как режиссер написал письмо Андропову, его вызвали в Госкино, восстановили в должности и разрешили прокат картины. Правда, на жалких семи копиях — которые, конечно, собирали полные залы.


Каннский провал «Хрусталев, машину!»

Над великой фантасмагорией о репрессиях 1930-х, которая одновременно служила признанием в любви собственным родителям и детству, Герман работал семь лет — и язвить над тем, как долго он снимает, начали уже тогда. Когда премьера фильма все-таки состоялась (причем на Каннском фестивале), «Хрусталева» нещадно освистали, а половина зрителей ушла из зала, не дожидаясь финала. Впоследствии многие зарубежные критики защищали картину, но рана, которую тогдашний провал фильма причинил Герману, так никогда и не зажила.


Долгострой «Трудно быть богом»

Первую попытку снять экранизацию фантастического антитоталитарного романа Стругацких Герман предпринял еще в конце 1960-х — но картину закрыли сразу после ввода советских войск в Чехословакию, увидев в сюжете аллюзии на реальные события. В конце 1990-х Герман вернулся к идее, но работа над фильмом превратилась в сущий ад и прерывалась то из-за отсутствия финансирования, то из-за банкротства «Ленфильма», то из-за болезни режиссера или его ссор с группой (с исполнителем главной роли Леонидом Ярмольником он даже дрался). В итоге сам Алексей Герман финала работы над фильмом не застал.


Ссоры и конфликты

Герман всегда выгодно отличался от многих других больших отечественных режиссеров тем, что стремился к максимальной честности не только в кадре, но и вне его — и никогда и ни при каком строе не стеснялся говорить, что думает. Таким образом за свою жизнь он успел перессориться чуть ли не со всеми коллегами и не только с ними — начиная с Бернардо Бертолуччи (с которым они не сошлись во взглядах на раздачу призов во время Каннского фестиваля, где оба заседали в жюри) и заканчивая Никитой Михалковым.

Спецпроект

Загружается, подождите ...