Рецензия на фильм Мулан, отзывы критиков о кинофильме Mulan, все актеры | Time Out

Мулан

Mulan   6+

TimeOut

«Мулан»: Сборник компромиссов

Дмитрий Евстратов

Хуа Мулан (Лю Ифэй) — старшая дочь заслуженного китайского воина, положившего свое здоровье на алтарь отечества. С детства она проявляет недюжинную любовь к боевым искусствам и силе Ци, постоянно тренируясь и притягивая этим косые взгляды жителей родной деревушки. Спустя несколько лет, когда Мулан становится старше, в Китай снова приходит война. Северные захватчики угрожают стране, и император (Джет Ли) издает указ — все семьи должны отправить по одному мужчине на защиту родины. Юная девушка осознает, что отец с этой войны уже не вернется и принимает тяжелое для себя решение: втайне от семьи она, притворившись мужчиной, отправляется в армию, где ей предстоит сражаться не только за страну, но и за право женщины на свободу воли.

После нескольких игровых ремейков своих мультфильмов, успешно прошедших в мировом прокате, Disney взялся и за другой потенциальный хит — «Мулан». Удивительно, что этого не произошло раньше, ведь история об отважной девушке-воительнице отражает главный лейтмотив современного кино — пробуждение женского голоса. Да и кассовый потенциал ленты действительно виделся огромным: в основе лежит не просто культовый мультфильм золотого десятилетия студии, а древняя китайская поэма «Песнь о Мулань», написанная еще в VI веке и уже экранизированная несколько раз, как в Китае, так и за его пределами. Эта легенда заложена в культурном коде аудитории азиатского рынка, значащего для Голливуда чуть ли не больше, чем внутренний американский.

Режиссерское кресло заняла Ники Каро — постановщица, уже имеющая за плечами опыт съемок фильмов о сильных женщинах («Северная страна», «Жена смотрителя Зоопарка»). Бюджет ей достался солидный — 200 миллионов долларов, что автоматически сделало ее автором самого дорогого в истории проекта, снятого женщиной. Однако и задача у Каро была не из легких. За основу Disney берет все-таки не легенду, а собственный мультфильм, который подвергся сильной критике в Китае, поэтому режиссерке было необходимо сгладить все острые углы и разработать адаптивную концепцию, позволившую ленте успешно ворваться в азиатский прокат.

Кассовые вопросы — это головная боль боссов студии, которая по цепочке передалась сценаристам и самой Каро, изначально поставленным в художественные рамки. Позиционирование ремейка полностью отличается от позиционирования оригинального мультфильма — теперь во главу угла, по словам режиссерки, становятся реалистичность и масштабность.
Такая позиция сразу же закрыла дорогу на экраны причудливому дракону Мушу и Сверчку, так сильно понравившимся многим поклонникам мультфильма. Впрочем, от этого история Мулан реалистичнее не стала. Магия появляется уже во второй сцене фильма, напрочь разбивая все комментарии режиссерки о новых особенностях истории. Вместо оскорбляющего национальные традиции Мушу (одна из причин нелюбви к мультфильму со стороны китайских зрителей) за магию отвечает новое лицо — ведьма, превращающаяся в «ручную» птицу лидера кочевников. Фактически этот персонаж едва ли нужен ленте, разве что с точки зрения дополнительной репрезентации женских образов.

Первыми же кадрами фильма Ники Каро заявляет о новой стартовой точке своей героини. Мулан, по сравнению с мультфильмом, все еще ребенок, но она уже сильна — девушка постигла энергию Ци, познакомилась с боевыми искусствами и готова постоять за себя. Армия и уроки военной подготовки станут для нее лекарством от инфантильности и заставят пробудить в себе когда-то обретенную силу. Отношения с однополчанами, на которые постановщица старалась делать упор и не раз заявляла об этом в интервью, в итоге оказались лишь фикцией. Благоразумно придерживаясь заранее заданных рамок, режиссерка отказывается и от отношений «командир — солдат», чтобы не стать объектом критики со стороны движения #MeToo. Эти функции, как кажется поначалу, передаются одному из воинов, друзей Мулан, но в итоге так и оказываются повествовательным рудиментом.

Фильм целиком и полностью состоит из подобных условий и видимых художественных рамок, откровенно ограничивающих и цензурирующих свободу высказывания. Возможности расширить эти границы у Ники Каро были, прежде всего, в поле технических и визуальных изысков. Режиссерка старается часто использовать симметрию при построении кадра, изредка позволяя пиршеству красок прорываться на экраны (жаль, что это выглядит искусственно), а также пользуется резкими изменениями угла съемки и безумным количеством затасканного слоу-мо в экшен-сценах. На этом, в сущности, визуальные идеи и обрываются.

В конечном итоге переосмысление мультфильма случилось лишь частично. История была дополнена и изменена с помощью художественно спорных деталей, цель применения которых ограничивалась необходимостью достижения компромисса между ярким феминистическим высказыванием и новыми, более «подходящими» для китайского рынка традициями. Фильм воспринимается как искусственный лабиринт, где стены — это преграды для достижения любви «и наших, и ваших». «Мулан» с ними справляется, но, добираясь до центра лабиринта, сталкивается с уже непреодолимой стеной, которая вряд ли позволит картине стать важным и громким словом даже в условиях посткоронавирусной зрительской жажды.

Билетов не найдено!

Закрыть