Москва
Москва
Петербург

Цеховое искусство

Что скрывается за стенами Винзавода.

1929 г. Пивной завод «Московская Бавария»

Говорят, где-то здесь Веничка Ерофеев искал Красную площадь. Не самая неправдоподобная легенда, учитывая, что до конца 90-х «Винзавод» был собственно винзаводом — то есть местом, где наливают. Сначала — с 1822-го по 1895-й — здесь наливали пиво, и место называлось «Московская Бавария». Потом — с 1928-го по 2000-й — стали разливать вино, а «Баварию» переименовали в «Мосвинкомбинат», производивший портвейн «777», «Далляр», вино «Искорка» и другие уже забытые советские бренды. Цены были что надо. По крайней мере, заводским рабочим — а заводов тут всегда было предостаточно — жилось в Сыромятниках неплохо. Так что место, как говорится, намоленное.

Лавочка прикрылась в 2000-м, когда обанкротившийся МВК пошел с молотка. Полуразрушенные здания приглянулись группе бизнесменов, в которую входила Софья Троценко. Вариантов у новых хозяев было два: все здесь снести и открыть центр по ремонту автомобилей или сделать чтото вроде маленького московского Челси. Софья — человек неравнодушный к современной культуре. Помимо того что она профессионально занимается управлением недвижимостью, она еще и коллекционер. У нее, к примеру, есть работы Оксаны Мась, Владимира Кожухаря и Натальи Стручковой. Поэтому остановились на втором варианте. «Гаражи, в которых находятся галереи Челси, — объясняет Софья, — очень похожи на наши уникальные подвалы и лабиринты. К тому же в автоцентре нельзя смотреть кино и слушать музыку».

Смотреть кино и слушать музыку, а также участвовать в балаганных перформансах «Синих носов», есть вместе с Владимиром Дубосарским шашлыки, покупать винтажное платье Ива Сен-Лорана за сто с чем-то тысяч рублей в concept store «Cara & Co», фотографировать для «Фотокросса», слушать лекцию главного архитектора планеты Нормана Фостера и всю ночь упиваться текилой под DJ Sonique — теперь все это делается здесь, за мостом налево.

Во всем мире с устаревшими промышленными зонами уже научились справляться. Бывшие мясные склады в нью-йоркском Челси превратились в Центр искусств. Парижский вокзал Орсе теперь — Музей импрессионистов. Хлебозавод в Берлине — культурный остров «Казино — Берлин». Знаменитая лондонская Tate Modern — бывшая электростанция, помещения которой, к примеру, позволяют показывать инсталляции размером 50 метров.
Подвал «Винзавода» до реконструкции


Уже несколько лет в бывших корпусах московской текстильной фабрики существует модная галерея Artplay. Государственный центр современного искусства архитектор Михаил Хазанов переоборудовал на манер Центра Помпиду. Неплохо чувствует себя «Проект Fабrика» — небывалый случай, когда искусство мирно уживается с действующей фабрикой по производству бумаги. Сосед «Винзавода» по Курскому вокзалу — старый мрачный «Газгольдер». Там живет дизайнер Денис Симачев и размещается «Якут-галерея». Культурный центр «АРТСтрелка» расположился в старых гаражах кондитерской фабрики «Красный Октябрь».

И все же «Винзавод» от других подобных проектов сильно отличается. Во-первых, он планирует существовать не меньше 10 лет. Во-вторых, 100% его территории — это территория искусства. В отличие от того же «Газгольдера», где культурных учреждений 3%. Остальное — офисы.

Кстати, именно «АРТСтрелка» навела на мысль, что затея с «Винзаводом» удастся. Проект, делавшийся на два года, сейчас благополучно существует уже пять лет.

Корпуса «Винзавода»

«Винзавод» — очень странное место. Например, в галерейную ночь с 18 на 19 мая на улицу вытащили столики, чтобы есть шашлыки, пить пиво и смотреть огненное шоу. На каждый столик положили спичечный коробок с надписью «Привет из коммуналки». Публика, предполагая обнаружить там спички, открывала коробок. Из него на публику выпрыгивали красивые породистые тараканы, которых, как потом выяснилось, растил участник проекта «Коммуналка» на «Арт Москве».

Кажется, само пространство начинает заигрывать с посетителем, подмигивать ему, дурачиться. Оно и неудивительно. Проектировал «Винзавод» один из лучших архитекторов Москвы — Александр Бродский. А это значит, скоро мы действительно получим что-то вроде Челси. Или лучше. Сейчас «Винзавод»- это семь корпусов с подвалами и большая площадка слева от входа, где пока парковка. Скоро здесь откроются фонтан, несколько кафе и долгожданный ресторан. Потолок одного из залов сделается полностью прозрачным, появится крытая уличная сцена для концертов.

Последствия крупнейшего в России фестиваля граффити

Главные московские галереи — «Айдан», Гельмана, «XL», «Риджина» и т. д.- бросили насиженные места и полностью перебрались сюда. Осторожничает пока только Гельман. Он оставил себе старое помещение на Полянке, чтобы показывать там молодых авторов- например, сына Авдея Тер-Оганьяна,Давида. Папу же и прочих патриархов современного искусства бесстрашно демонстрируют здесь: хоругвеносцы и бандиты, бьющие галеристам лица, на «Винзавод» вряд ли проникнут. Здесь собаки. Зато Елена Селина, хозяйка «XL», пока чувствует себя дискомфортно: «Меня заколебало передвигать стены. Я человек привередливый, люблю, когда все по полочкам„. В начале осени Селина обещает устроить на „Винзаводе“ что-то грандиозное на тему sex drive. “Помните картину Виноградова и Дубосарского „Праздник урожая“ (оргия с колхозниками и голыми девицами на фоне тракторов. — Прим. Time Out)? Вот это будет примерно то же самое».

Помимо модных выставок, которыми «Винзавод» завалил московскую публику минувшей весной, здесь планируются модные показы, архитектурные экспозиции, закрытые вечеринки, выставки fashion-дизайна и многое другое. «Единственное, чего здесь точно никогда не будет, — говорит Спайдер, — это выставки шуб. Если, конечно, это не суперавангардные шубы».


Time Out встретился с четырьмя авторитетными галеристами и узнал, с чем связан переезд выставочных залов на «Винзавод» и какая судьба его ждет.


Елена Селина
Директор и куратор галереи «XL»
1. Почему ваша галерея переехала на «Винзавод»?
Потому что пространство больше. Мне все равно, где находиться, если честно, в большой компании или маленькой. Для меня важно профессиональное пространство.

2. Что означает нынешняя централизация современного искусства?
Я бы не стала делать каких-то выводов. Для меня лично удобно, что я могу смотреть выставки моих товарищей. На многие экспозиции мы друг к другу не успевали. Сейчас об основных тенденциях у нас будет более отчетливое представление, не по картинкам. Я всегда могу зайти в соседнюю галерею и понять, что они показывают. И вообще, когда рядом партнеры, я чувствую себя увереннее.

3. Чего вам не хватает на «Винзаводе»?
Я индивидуалистка. На нынешнем этапе жду, когда наконец нам подключат вентиляцию. На остальное, в общем-то, наплевать. Я не поклонница ни кафе, ни ресторанов.

4. Чем станет «Винзавод» для Москвы? Можно ли назвать «Винзавод» нью-йоркским Сохо?
Не знаю. Думаю, сыграет роль удобство посещения. Лучше посмотреть сразу 5-10 галерей, чем бегать по всей Москве.
Видеоинсталляция в галерее «XL»


Марат Гельман
Галерист и политтехнолог
1. Почему ваша галерея переехала на «Винзавод»?
Раньше мы обитали в подвале, а для художников этот факт малоприятен. Подвальное помещение оставляет свой отпечаток на восприятии. Хотя, конечно, главная причина — то, что теперь все галереи современного искусства оказались вместе. Для нас это большая радость.

2. Что означает нынешняя централизация современного искусства?
У людей искусства так же, как, например, у политиков, должен быть свой центр. Политикой много кто занимается, но таким эпицентром является Госдума. У нас сейчас появился «Винзавод» — наше место для дискуссии.

3. Чего вам не хватает на «Винзаводе»?
Конечно, здесь должны появиться клуб, кинотеатр. Сейчас все в процессе стройки, и те стихийные палатки питания, которые уже существуют, не очень красят пространство «Винзавода». Но все это рано или поздно изменится, и для меня это место идеально. Гораздо больше смущает возможность подъезда к «Винзаводу». Несмотря на то что он находится всего в четырехстах метрах от Садового кольца, сюда неудобно добираться. С этим надо что-то придумать. В то же время мне нравится, что топографически мы оказались здесь.

4. Чем станет «Винзавод» для Москвы? Можно ли назвать «Винзавод» нью-йоркским Сохо?
Сейчас этот район все еще имеет маргинальный статус, но аналогия с Сохо в Нью-Йорке очень точна. «Винзавод» — это завод-пионер, после которого будут осваиваться все новые и новые пространства. Для меня «Винзавод» — это как бы вторая молодость. Героическое время. Искусство опять превращается в комьюнити, как было в начале 90-х.
Галерея Марата Гельмана. Выставка Д. Врубеля и В. Тимофеевой «2007»


Марина Лошак
Директор-коллекционер самой молодой на территории «Винзавода» галереи «Проун» (открылась 22 мая)
1. Почему ваша галерея переехала на «Винзавод»?
Мне близки те галереи современного искусства, которые здесь открыты. Нравятся атмосфера, программа развития «Винзавода» и публика, которая сюда ходит. Это моя любимая публика:молодые люди, интересующиеся искусством. Коллекционерам, с которыми мы общаемся, уже более взрослым людям полезно оказаться в другом контексте- более демократичной, не буржуазной московской среде.

2. Что означает нынешняя централизация современного искусства?
Это естественный процесс, которым движет целесообразность. Коллекционеры, не связанные с рынком современного искусства, — это клиенты всех галерей, которые находятся на «Винзаводе». Теперь у них есть прекрасная возможность посетить сразу несколько мест и сразу со всеми пообщаться. Для галерей это очень удобно.

3. Чего вам не хватает на «Винзаводе»?
Пока не хватает мест, где можно посидеть в спокойной обстановке: ресторанов, кофеен… Должны быть демократичные для молодежи и более дорогие. Мне очень не хватает книжных магазинов. Они должны быть разные и специализированные.Обязательно присутствие музейного магазина. Я приветствую идею кинотеатра с репертуаром арт-хаусного кино. У людей должна быть возможность, придя сюда, что-то получить в совокупности. У нас ведь жуткий город, все разбросано, и времени на все не хватает.

4. Чем станет «Винзавод» для Москвы? Можно ли назвать «Винзавод» нью-йоркским Сохо?
Мне хочется, чтобы «Винзавод» получил статус Челси. Для этого есть все предпосылки, учитывая огромный интерес публики и желание многих включиться в процесс становления центра. «Винзавод» должен осуществлять довольно жесткий фейсконтроль: отбор для институций, которые будут находиться на его территории. Хорошие галереи не должны соседствовать с галереями сомнительного вкусового содержания. Тогда через полгода «Винзавод» станет вполне законченным с точки зрения концепции местом.
Галерея «Проун». Выставка «Крестьяне. Постсупрематический эпос»


Илья Вольф
Исполнительный директор «Айдан-галереи»
1. Почему ваша галерея переехала на «Винзавод»?
Мы давно лоббировали идею создания московского Сохо, где было бы много хороших галерей, куда могли бы приходить люди искусства и коллекционеры, чтобы развивалась галерейная инфраструктура. В нашей старой галерее было 120 метров, а в новом пространстве- 400.

2. Что означает нынешняя централизация современного искусства?
Галереи, переехавшие на «Винзавод», тем и хороши, что у них есть четкая выставочная политика. Естественно, факт переезда не добавит им десяток новых художников. Другое дело, что выставки теперь обязаны представлять большее количество работ. Творческой молодежи будет легче знакомиться с современным искусством.

3. Чего вам не хватает на «Винзаводе»?
Не хватает понимания выставочной и арт-политики самого «Винзавода».

4. Чем станет «Винзавод» для Москвы? Можно ли назвать «Винзавод» нью-йоркским Сохо?
С Сохо «Винзавод» роднит только формальный признак: много галерей в одном месте. У нас больше истеблишмента с самого начала. На «Винзавод» приехали 5-6 самых известных галерей, в Сохо все началось с самовольных захватов помещений художниками, потом появились галереи, потом — истеблишмент.
Выставка Оксаны Мась в галерее «Айдан»

11 июня 2007
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация