Интервью с Сашей Даль, группа «Фрукты»
Музыка и клубы

Саша Даль, группа «Фрукты»: «Мы жили в иллюзорном мире, который нам очень нравился»

Екатерина Соловей 20 сентября 2022
7 мин
Саша Даль, группа «Фрукты»: «Мы жили в иллюзорном мире, который нам очень нравился»
Накануне концерта группы «Фрукты», который переносился на протяжении последних двух лет, но наконец-то состоится в родном городе музыкантов, мы поговорили с солисткой и идейным вдохновителем коллектива Сашей Даль. Вопросов за это время накопилось много.

– Сегодняшний тренд в интервью – вопросов больше, чем ответов, потому что многие из ответов невозможно озвучить либо невозможно сформулировать в силу непредсказуемости происходящего. Поэтому мы будем лаконичны: чем вы сейчас преимущественно занимаетесь, когда: 1. эфира нет (напомним, что группа «Фрукты» на протяжении многих лет отвечала за музыкальное оформление шоу «Вечерний Ургант» – прим. ред.); 2. коронавирусные ограничения могут ввести в любой момент, поэтому долгосрочное планирование обречено на провал?

– Мы занимаемся тем же, чем и всегда. Мы репетируем, ищем новое, переделываем старое, но любимое. Появилось время, чтобы заниматься сторонними проектами. Кто-то, наконец-то, может позволить себе приготовить что-то по рецепту Юлии Высоцкой. Ну, а кто-то из нас попросту пытается наконец-то выспаться, но все еще не получается. Что касается ограничений – это самое трендовое слово последних трех лет. Конечно, они нас пугают, поскольку артист без публики – все равно что дятел в лесу. Тем не менее, родившись в городе на Неве, мы имеем встроенную прошивку: готовься к худшему, надеясь на лучшее.

– Как вы оцениваете российский музыкальный «ландшафт» в 2022-м? Есть ощущение какого-то глубинного расслоения внутри артистического мира, или вы как самодостаточный организм, сплоченный и закаленный «боями» коллектив, не особенно это замечаете?

– Мы совсем недавно с ребятами вспоминали «Старые песни о главном», которые смотрели в ранней юности. Мы все очень разные в плане музыкальных предпочтения, и тем не менее, все пересматривали «Старые песни» в те годы. А причина была, очевидно, в том, что этот проект объединял совершенно разных по духу артистов, артистов, работающих в разных жанрах. Тогда телевидение объединяло всех нас, собирая у экранов широкую и очень разную аудиторию. Ровно то же, к слову, мы чувствовали все эти годы на нашем шоу «Вечерний Ургант». Именно это ощущение – объединение всех и вся было главной отличительной чертой, потому мы не ощущали раскола вплоть до последнего времени. Мы жили в достаточно иллюзорном мире, который нам очень нравился. Сейчас розовые очки у нас отняли.

– В одном из интервью вы говорили, что «домашние» концерты отдают пресловутым питерским снобизмом «вот я заплатил за билет, давайте покажите мне что-нибудь эдакое». Это по-прежнему так или зритель стал добрее на фоне происходящего в мире?

– Мы очень давно не были в родном городе. С самого начала пандемии. Возможно, какой-то процент наших зрителей и вовсе затаил на нас обиду, ведь мы отменяли дважды концерты в Петербурге из-за ковидных ограничений. А, быть может, наши слушатели соскучились не меньше нашего, быть может, они все прекрасно поняли, и мы зря переживаем. Но мы всегда волнуемся намного больше перед концертом в Питере – как перед строгим родителем… Это неискоренимо (улыбается).

– Совсем скоро мы увидимся с вами в клубе «Космонавт»: расскажите, что будет на концерте?

– Во-первых, будем мы. Во-вторых, будет обновленная программа. В-третьих, мы наденем свои самые любимые концертные костюмы. Будет хороший звук, завораживающий свет, шутки от басиста Костика, сочный вокал от Мими, жаркий ритм от Фиделя Алехандро Ветиа, отрепетированные поклоны в начале и в самом конце программы. Ну, а если без шуток – мы играем каждый наш концерт как последний. Для нас огромный праздник приехать в родной город, на любимую сцену «Космонавта», и подарить концерт родным петербуржцам.

– Знаем, что для вас важно поддерживать благотворительные проекты. Почему?

– Потому что важно помнить о том, что идеальный мир начинается с тебя самого. Потому что между «помочь» и «пройти мимо» нужно всегда выбирать «помочь». Потому что это делает нас лучше и как следствие – счастливее.

– Какие благие дела, на ваш взгляд, сегодня особенно важно поддерживать?

– Любые благие дела, на которые у тебя есть средства или же время. Мы всегда знаем, на что нас хватит, а где мы не справимся. Большая благотворительность начинается со 100 рублей в месяц, но регулярно. Об этом знает уже почти каждый, кто действительно чувствует в себе потребность помогать.

Лично я подписана на порядка 15 фондов, а трачу на это всего 1500 рублей в месяц и знаю, что приношу этим огромную пользу. Остальное – адресная помощь, по воле случая. Помогаю всегда, когда ёкает, но делаю это только через фонды и советую всем остальным делать так же.

– Вы работаете вживую, у вас плотный (а был и вовсе сумасшедший) график, вы живете на 2 города, выкладываетесь по полной, несете радость – в общем, деньги зарабатываете честно: своей харизмой, трудом и талантом. Коллективу 12-й год. Есть ощущение усталости, какие-то блоки, которые мешают реализации желаемого?

– Сейчас главное ощущение – настало время перемен. Глобальных перемен на всех уровнях нашей жизни. Мир меняется со скоростью света. Пока что это сложно осознать, поскольку все человечество находится в некой точке хаоса, многие даже этого не понимают. В такие моменты ты держишься за личные и проверенные опоры. Наши опоры – это музыка, наш коллектив, наши близкие и любовь. Все гениальное, как известно, просто. Мы живем сейчас по принципу «делай, что делается, и будь, что будет», но ключевое, конечно, «делай!»

– В своих интервью вы неоднократно упоминали про проблемы с приобретением авторских прав и связанные с этим сложности с записью альбомов с каверами. Как сейчас обстоит ситуация?

– Да, раньше это было очень сложно, а теперь и вовсе невозможно в связи со всем происходящим.

– Некоторые из вас знакомы со школьной скамьи, кто-то выступал в амплуа уличных музыкантов. Позже появились «Фрукты», востребованность, узнаваемость, слава. Были ли моменты разочарования на этом пути, желание все бросить и делать что-то принципиально иное?

– Однажды я напишу книгу о нашей группе. Мемуары. Сейчас – пока рановато, я думаю. Но для экранизации (смеется) уже готова фактура: и ситуации, и истории – все как у настоящих рок-групп. Да и далеко ходить не нужно, если говорить о «желании все бросить и делать что-то принципиально иное»: наш гитарист, наш романтический рыцарь Леша Елесин, который был с нами с самого основания группы, в начале июля сообщил, что хочет круто изменить свою жизнь, хочет пойти совсем другой дорогой, хочет узнать себя другого… И это неудивительно! Волна перемен сейчас многих сбивает с ног, и этому невозможно дать оценку. Я тоже продала бы все и уехала жить на Бали, самое любимое место на планете, но цепь событий в моей жизни и обязательства не позволяют этого сделать.

– Кстати, какой представляется слава и популярность подросткам, играющим в переходах метро? От того ощущения что-то осталось сегодня?

– Когда тебе 16–17, больше всего хочется славы и известности. Соврет тот, кто скажет иначе. Когда же музыка становится твоей профессией, делом жизни, и ты уже преуспел на этом поприще, хочется одного – сохранить в себе ребенка, чтобы не разучиться удивляться, восхищаться, вдохновляться. Но над этим в определенном возрасте нужно работать. Это духовная и очень непростая работа. В юности же кроме этих умений, по сути, у тебя ничего и нет. Нет ни профессионализма, ни опыта, не выработана траектория движения, нет понимания, как найти своих (что для группы ужасно важно). Тем не менее, если все происходит правильно, от того ощущения остается одно и самое важное – трепет. Без него играть нет никакого смысла.

– Каким видите себя и коллектив через 5–10 лет?

– Мы никогда не смотрели так далеко раньше, а теперь и подавно. Не будем смешить Бога своими планами. Мы видим себя 23 сентября на сцене «Космонавта», видим полный зал красивых людей, видим их счастливые лица… Лично я всегда визуализирую эту картинку, с того самого момента, как стояла в том самом переходе у метро «Гостиный двор». И вы знаете, это всегда помогает.