Интервью с Павлом Крупиным, владельцем стрит-фуд-сети VЛAVAШЕ
Рестораны

Павел Крупин, VЛAVAШЕ: в моей команде работают люди, которые помогают раздувать наш костер, а не заливают его

4 марта 2021
7 мин
Павел Крупин, VЛAVAШЕ: в моей команде работают люди, которые помогают раздувать наш костер, а не заливают его
VЛAVAШЕ ‒ стремительно развивающаяся петербургская франчайзинговая стрит-фуд-сеть с качественно новым подходом к уличной еде и оформлению пространства заведений. Мы поговорили с основателем и владельцем сети Павлом Крупиным, чтобы выяснить, как он сумел вывести стрит-фуд на такой уровень и почему мысли о 1000 влавашерий по миру, озвученные им, не кажутся чем-то нереальным.

 

В предпринимательстве боссы обычно делятся на два типа загадочный и великий, но редко кто из них ‒ публичный человек, фронтмен, который транслирует идеи и ценности своего проекта. А вы себя к какой категории относите?

‒ Да, я хоть еще и не великий (смеется), но становлюсь  публичным человеком, лицом своего бренда. Я открыто рассказываю о своем бизнесе и личном, о ценностях и моей мотивации ‒ это моя семья.

Делюсь победами и ошибками и не скрываю того, как развиваю свою федеральную сеть.

‒ А какая у вас глобальная цель или даже, возможно, миссия?
‒ Я хочу изменить и уже меняю отношение к слову «шаверма» как к продукту с сомнительной репутацией, доказывая на примере VЛAVAШЕ, что стрит-фуд может быть качественным, полезным и доступным.

Вы удивитесь, но у меня самого ‒ больной  и капризный желудок, потому что будучи студентом, я, как и многие, питался в основном шавермой «от Ашота». Поэтому, принимая решение развиваться в нише стрит-фуд, я ориентировался, прежде всего, на себя. И вот к чему это привело: в нашей сети строгий контроль качества используемых продуктов  и производства ‒ от и до; мы не используем майонез и сырые яйца, так как это зона риска; поскольку я на виду, любой может мне написать и высказать конструктивную критику.

‒ А, кстати, что вам пишут?

‒ Обычно это обращения с положительным контекстом, но с ростом медийности стало появляться и много «диванных критиков», и даже хейтеров. Но мне нечего стесняться или скрывать ‒ ведь я горжусь тем, что я делаю, и результатов, которых я добился в своей нише.
Радует, когда спрашивают совета молодые ребята, открывшие свой бизнес в общепите или задумывающиеся о нем. Так из наставника для купивших у меня франшизу, я постепенно перехожу к более широкой аудитории, а, значит, чем-то помогаю менять отрасль в целом.
Я мотивирую людей действовать и не бояться своих ограничений и страхов, доказывая своим примером простого парня без богатых родителей и связей, что потолка не существует ‒ всего можно добиться, если просто брать и делать.

Три года назад у меня еще ничего не было, а сегодня 32 точки (из них 17 своих, остальные франчайзинговые) и очень большие, далеко идущие планы. Главное в любом деле ‒ не бояться и думать о глобальной цели!
У меня нет кумиров, я никого не копирую. Мне нравятся Игорь Рыбаков, Евгений Черняк, но я на них равняюсь в личном развитии, в профессиональном плане уважаю Дмитрия Левицкого, но у меня другой стиль, более хайповый что ли, молодежный, да и разные у нас ниши и аудитории.

Сам факт, что ваша команда выдвинула вас в номинации «Босс года» ресторанной премии TIME OUT, говорит о многом. А как вы это оцениваете?

‒ Конечно, для меня это был волнительный  момент. Не скрою, мне это польстило. Наверно, заслужил (улыбается). И хоть в этой номинации я и не победил, но мы стали победителями в другой номинации премии ‒ «Лучший стрит-фуд Северной столицы». И это не индивидуальная, а коллективная награда: только  благодаря команде сотрудников и франчайзи, мы смогли добиться этой победы. Я горжусь своей командой, и тем, что я смог сохранить коллектив в условиях пандемии, а они ‒ нашим общим делом, тем, что мы вместе строим по кирпичикам историю нашей сети.

Кризисные обстоятельства, которые нам «подарил» 2020 год, стали индикатором успехов и ошибок руководителей. Можете назвать свои самые правильные решения в этом непростом году, а также решения ошибочные?

‒ Я принял решение расти в коронавирус и рисковать, вкладываться в рекламу и развиваться. Когда все впадали в «летаргический сон» первой волны в попытках переждать нестабильность,  я решил  не сидеть, сложа руки, а найти точки для роста, и это дало мне возможность вырасти в два раза. Ну и конечно, надо признать, что стрит-фуд оказался самый перспективным форматом новой коронавирусной эпохи. Также я сделал упор на команду, чтобы ее максимально сохранить,  и это тоже было точкой роста: эта команда сейчас с благодарностью «топит» за наше общее дело.

Ошибки, которые помогли: кассовые «разрывы» более 1 млн руб., которые подтолкнули меня к тому, чтобы выстроить свою работу иначе, не повторять ошибок и найти еще точки для роста и возможности оптимизации, чтобы не потерять сеть и бренд, а автоматизировать и совершенствовать работу, внутренние процессы. Сейчас мы снова вошли в активную фазу роста, и значит у нас очередной виток структурирования и совершенствования всех бизнес-процессов. Если не меняться, развитие останавливается. Также была ошибка в расфокусировке: я кидался за всем, но вовремя понял, что важна фокусировка на одной ключевой цели, а не на 5 более мелких.

‒ Нам кажется, что сегодня потребителю стали важны не только качество/цена/экологичность и прочее, но и некая персонализация бренда. Людям важно, кому они отдают предпочтение, какие ценности разделяет команда вы чувствуете это?

‒ 100%! Сегодня, если у бренда нет лица, ему не доверяют. И я, как лицо бренда, готов отдать себя «на растерзание» нашим гостям, чтобы они понимали что за брендом стоит живой человек, который «топит» за качество и за продукт. Я лично заинтересован в том, чтобы у наших гостей было все  в порядке, и они были лояльны к бренду, а, значит, и ко мне.

Как попасть к вам в команду?

‒ Любой сотрудник может стать частью команды, это, скорее, вопрос его отношения к делу и понимания, хочет ли он стать частью истории федеральной сети. Миссия и ценности человека должны перекликаться с миссией и ценностью компании, он должен быть на энергетической и волне с нами. Если он хочет работать не только за деньги, но и за принципы, то такой человек вливается в коллектив, развивается и растет вместе с нами.

В моей команде работают люди, которые помогают мне раздувать наш костер, а не заливают его.

Какие планы у бренда?

‒ Если говорить глобально, сейчас строим новые точки, в планах на год + 100 точек. Планируем заходить в Москву и Подмосковье, охватить 16 городов-миллионников, страны Балтии и ближайшие страны СНГ (Латвия, Литва, Беларусь). Моя главная цель на ближайшие 5 лет ‒ это 1000 «Влавашиков». На этом я сейчас фокусируюсь, мы  работаем над совершенствованием технологии, чтобы  экспансия в другие регионы была без потери качества и стандартов.

В планах на следующий год  2‒3 фабрики-кухни по разным городам и построить еще одну, в центре Питера.

Максимально работать с трендовыми  ИТ-решениями: сейчас, например, мы разрабатываем приложение для сети, что еще больше упростит процедуру оформления и ожидания заказа, будет способствовать увеличению лояльности наших клиентов.

Ну и напоследок: ваш инстаграм ‒ просто шедевр. Сами ведете, только честно? Наше любимое это VLAVAШMAN…

‒ Конечно, я не могу разорваться на все: соцсети, инстаграм, ютуб, тик ток требуют времени. С появлением второго сына так вообще выпадаю из публичной жизни. Ведем профиль с командой: мои PR-феи, которые мне помогают транслировать мои мысли, закрывают креативные и технические вопросы,  помогают «упаковать» меня, такого как есть, с моими смыслами и ценностями. У меня нет цели что-то продавать в инстаграм, я присутствую там для повышения узнаваемости моего проекта и имени, коммуникации с аудиторией, это площадка для реализации творческого потенциала, поиска единомышленников и формирования нашей команды франчайзи и сотрудников, которым близки мои идеи, философия и стиль жизни.

Те, кто хочет подзарядиться от моего костра или готов вместе его раздувать, welcome!