Иван Ожогин, актер: «Мы не изменим этот мир, но перемена внутри каждого начинается с зерна сомнения, вдохновения, раздражения»

Актер и певец Иван Ожогин не нуждается в специальном представлении – он знаменит, целостен и чертовски талантлив. Многие из нас видели его в мюзиклах, но далеко не все знают,  что Иван еще и драматический актер. Спектакль «Прозрачные краски», где Ожогин выступает на сцене в составе блестящего трио Султаниязов-Ожогин-Мартынова, повествует о трех «ходячих грехах», один из которых мастерски играет герой нашего интервью.

 

‒ По отзывам тех, кто уже смотрел «Прозрачные краски», постановка вышла пронзительная, сильная, заставляющая задуматься не только во время спектакля, но и продолжать размышления после него. Как вам такая работа: не шоу, не мюзикл, а драматическая постановка?

‒ Равнодушными, действительно, со спектакля никто не уходит. На гастролях в Петрозаводске один из зрителей сказал: «Тьфу, какая гадость и пошлость»; кто-то из зрителей после спектакля бежит мыть руки; бывает, что мы отзеркаливаем зрителю его поступки, и эти люди часто раздражаются, потому что не понимают, что происходит, а признаться самому себе в низости или подлости очень трудно; кто-то молчит потом весь вечер и не может понять, что он чувствует: боль, раздражение, отвращение, нежелание поступать так же, как герои постановки...

Если зритель выходит из зала наполненный эмоциями, размышлениями, то уже можно считать, что мы не зря проделали свою работу. Мы не изменим этот мир, но перемена внутри каждого начинается с зерна сомнения, вдохновения, боли, раздражения

Но вопрос был в другом: драматическая постановка, да не совсем. Точнее будет музыкально-драматическая, мой герой не только говорит, но и поет. В нашем случае музыкальный материал подается в стиле так называемой зонг-оперы, выходит несколько психоделически.

‒ Пересказывать спектакль – не самая хорошая идея, его надо смотреть. Но если б вы хотели кратко передать самую его суть, как бы определили, о чем он?

‒ Наш спектакль о грехах человеческих и о каре, которая рано или поздно настигнет каждого, кто не сумел остановиться. Ну и, конечно, о любовном треугольнике, хоть и не совсем классическом.

‒ Ваш герой, художник-карикатурист Генрих Ахт, взаимодействует еще с двумя персонажами в исполнении Мурада Султаниязова и Натальи Мартыновой. Дайте, пожалуйста, вашу авторскую характеристику всем героям спектакля, и что всех вас связывает?

‒ В спектакле три основных персонажа, поставленных в определенные жизненные обстоятельства, и если обратиться к предыдущему вопросу и охарактеризовать каждого из них через призму греховных поступков, то главной страстью у Глостера будет Прелюбодеяние, у Магды ‒ Алчность, а у Генриха ‒ Тщеславие.

‒ Как вам сотрудничество с роскошным Мурадом Султаниязовым? Вы впервые ведь вместе на сцене?

‒ Работа с Мурадом ‒ это огромная честь, актерская радость и осуществившаяся мечта. Он потрясающий актер и человек! Это наше первое сотворчество и, повторюсь, это большая удача!

‒ От ваших сцен с Натальей Мартыновой, по отзывам зрителей, «аж искрит» от накала страстей и эротизма. И тот же вопрос – впервые ли вы играете вместе?

‒ С Натальей мы играем не в первый раз, наша актерская химия сложилась еще в мюзикле «Мастер и Маргарита», где я по сюжету был Воландом, влюбившимся в Маргариту, но она выбрала Мастера…  И вот снова «ни да, ни нет» (смеется), такая судьба у наших героев!

‒ Как вообще собралась ваша команда? Кто был идеологом постановки?

‒ Идея постановки как раз и принадлежит Наталье, она объединила всех нас вместе, привлекла режиссера Валерия Владимирова, с которым они работали уже вместе над проектом «Время жить», они переработали огромное количество материала, и потом всеобщими усилиями и обсуждениями был сделан выбор, и спектакль пришел к зрителю.

‒ Правда ли, что в конце спектакля ваш герой (тот еще подонок) меняется, демонстрируя не свойственные ранее душевные черты? 

‒ Финал спектакля можно повернуть по-разному, но я не уверен, что мой герой мог бы поменяться кардинально! Ну, а если что-то человеческое в нем проявится, то, скорее всего, ненадолго…

‒ Негодяи, циники, невежды – излюбленные персонажи у многих авторов, они их выписывают с  особой тщательностью. Как думаете, почему? И как ваш «коллектив аморальных типов», разыгрывающих, казалось бы, банальный любовный треугольник, воздействует на зрителя в итоге, какая ваша единая актерская цель?

‒ Если зритель выходит из зала после спектакля наполненный эмоциями, размышлениями, то уже можно считать, что мы не зря проделали эту работу! Мы не изменим этот мир, но перемена внутри каждого начинается с зерна сомнения, вдохновения, боли, раздражения.

Моральные ценности ‒ это один из китов, на которых держится наш мир, и сделать его лучше, светлее, добрее может каждый, ежедневно меняясь и становясь лучшей версией самого себя

Как правило, некоторые, кому с первого раза «не зашло», приходят во второй раз, чтобы разобраться, и открывают для себя новые грани постановки.

‒ Если по-честному: есть ли смысл сегодня придерживаться классических моральных ценностей, или серая мораль вполне сгодится в наше время?

‒ Моральные ценности ‒ это один из китов, на которых держится наш мир, и сделать его лучше, светлее, добрее может каждый, ежедневно меняясь и становясь лучшей версией самого себя. Поэтому, я считаю, что ценности вечны и неизменны во все времена.

‒ Увидим ли мы вас в ближайшее время именно с драматическими работами?

‒ Вы нас обязательно увидите, и мы будем рады видеть всех всенепременно:

3 марта в КЗ «Колизей» на спектакле «Прозрачные краски».

6 марта в Москве на спектакле «Хищники» по повести Чехова «Драма на охоте» в КЗ «Космос». 6,7,8 апреля ‒ премьера музыкально-драматического спектакля «Дон Жуан» в Санкт-Петербурге и Москве. А 31 марта ждем всех в БКЗ на концерте «Саундтрек», там мы вместе вспомним лучшие кинохиты.

 

Беседовала Екатерина Соловей

 

 

 

Иван Ожогин интервью, Иван Ожогин, спектакль «Прозрачные краски», КЦ «Колизей»