Рецензия на фильм «Реликвия»
Кино

Рецензия на фильм «Реликвия»

Максим Ершов 14 июля 2020
4 мин
Рецензия на фильм «Реликвия»

Эдне (Робин Невин) уже за восемьдесят. Она живет в одиночестве в лесной местности, где-то в австралийской глубинке, и старый дом кажется слишком большим для своей единственной обитательницы.

За Эдной приглядывают соседи и местные полицейские. Несколько дней о ней никто ничего не слышал — кажется, пора звонить ее дочке по имени Кей (Эмили Мортимер). Та живет в Мельбурне и вся погружена в работу: мать она навещает несколько раз в год, да и звонит ей не каждую неделю. В качестве моральной поддержки также привлекается внучка Сэм (Белла Хиткот).

После нескольких дней безрезультатных поисков бабушка возвращается домой как ни в чем не бывало. На груди разрастается страшный синяк: откуда он взялся и где она вообще бродила все это время, Эдна не в состоянии рассказать. Дочка начинает всерьез задумываться о том, чтобы сдать маму в дом для престарелых, а внучка уверена, что бабуле просто нужно немножко отдохнуть и все само собой наладится.

Ночью же в доме постоянно слышны скрежет, стук, топот и другие пугающие звуки. То ли половицы старые и стены гниют, то ли здесь поселилось зло, которое угрожает трем поколениям женщин.

После нескольких страшных короткометражек молодая австралийка Натали Эрика Джеймс смогла привлечь солидный продюсерский состав для своего дебютного полного метра. Ее поддержали Джейк Джилленхолл и братья Руссо (режиссеры, среди прочего, всех частей «Мстителей»). Потому в независимом хорроре и появились три известные актрисы в центральных ролях.

«Реликвия» прекрасно вписывается в ряд хорроров нового поколения, пытающихся не только напугать, но и поговорить о социальных или общечеловеческих проблемах. В случае с австралийской картиной это деменция и отношение к пожилым людям в целом. Перед нам три женщины, три разных поколения, три разных этапа жизненного цикла. Кто-то уже, к сожалению, вступил в тот возраст, когда не в состоянии сам ухаживать за собой; кто-то понимает, что происходит, и пытается понять, как правильно поступить в столь щекотливой ситуации; кто-то пока наблюдает за происходящим вроде бы со стороны, но на самом деле прекрасно осознает, что и ее это коснется очень скоро. Вот оно, будущее, которое сегодня ты видишь в лице матери или бабушки. И подготовиться к нему трудно: жизнь вообще слишком быстротечна.

Первая работа Джеймс — хоррор по всем формальным признакам . Основное действие развивается в ночи: герои словно бы пропускают светлое время суток, понимая, что все самое главное произойдет, когда сядет солнце. Сам дом завален не поддающимся описанию хламом — багажом прожитых лет, счастливых и не очень. Жилище Эдны одновременно и живое доказательство ее старости (стены, потолок и пол дряхлеют и гниют вместе с ней), и классический способ нагнетания тревожной атмосферы. Дочка и внучка, особенно последняя, то и дело теряются в нем, натыкаясь на очередную коробку с воспоминаниями. Дом — главный союзник бабушки: вместе с ней он образует команду, противостоящую более молодым поколениям. Они здесь гости, чужие, их никто тут не ждал. Это клетка, предназначенная для медленного угасания одинокого человека.

Впрочем, сдавая пожилых родственников в специальные учреждения, не обращаются ли дочери и сыновья с ними, как с накопившимся хламом, которому пора отправиться на свалку времен? Или же старость притягивает к себе кровными узами и чувством вины? Молодым нужно примириться с этим и двигаться дальше: ушедшего времени уже не вернуть.

Мастерски сделанная «Реликвия» выдержана в едином стиле. Мрачные серые пейзажи, в которых невозможно угадать Австралию. Скрипучая и неуютная музыка достигает максимальной интенсивности в кульминационные моменты. Наконец, темные клаустрофобические закоулки неприветливого жилища. С другой стороны, множество деталей прошлого Джеймс оставляет на обочине истории, никак их не раскрывая и используя в качестве таинственных артефактов. В конце концов, это же хоррор, ему положено пугать! И с этой задачей картина справляется лишь отчасти. Да, неторопливый ритм — осознанное художественное решение, но по-настоящему пугающих эпизодов катастрофически мало, а градус напряжения так и не достигает положенных высот.

Дебют австралийской постановщицы задает неоднозначные вопросы и не боится сложного стыка драмы и хоррора. А финальная сцена вообще меняет привычное представление о концовках фильмов ужасов. Обнадеживающее начало творческого пути!

 

Реклама