5 книг и подходящих к ним напитков для зимних каникул
Город

5 книг и подходящих к ним напитков для зимних каникул

Ольга Воробьева 5 января 2020
6 мин
5 книг и подходящих к ним напитков для зимних каникул

«Человеку, одаренному воображением, момент приближения праздника всегда сулит чудеса», — писал Теодор Драйзер. Увы, зачастую сам праздник оказывается не так хорош, как его ожидание. Time Out рекомендует пять книги и подходящие к ним напитки, благодаря которым зимние каникулы могут стать насыщенными, и после праздников у вас не будет ощущения напрасно проведенного времени. 

«Сантехник с пылу и с жаром», Слава Сэ 

«Сантехников» (а это целый цикл книг) Славы Сэ можно назначать в качестве антидепрессанта— принимать до, во время и после застолья. Даже высоколобые преподаватели вузов признаются, что среди их Кантов и Гегелей нет-нет да и мелькнет озорная обложка неунывающего «Сантехника». Потрясающее чувство юмора, плотный, острогротескный стиль повествования обеспечили латвийскому блогеру, работающему под псевдонимом Слава Сэ, поклонников по всему миру.

«С галерки балет выглядит частным случаем снегопада. Маленькие беленькие феечки чего-то скачут. Вблизи все иначе. Балерины похожи на простых женщин. У них потертые коленки, синяки замазаны, и целлюлит мой любимый. По нашим кухням ходят такие же ложбинки и трещинки. Наши женщины не крошат салат в шпагате, но это единственное отличие…»

Особенно смешно под легкие шипучие напитки вроде просекко или сидра. Удобно, что читать можно пятнадцатиминутными очередями, с любой страницы и в любом месте, и нет нужды натужно вспоминать, на чем закончил в прошлый раз. 

«Наполеонов обоз», Дина Рубина (18+) 

Передавать содержание произведений Дины Рубиной — дело неблагодарное. Смысл ее произведений настолько многослоен и противоречив, а средства передачи столь выразительны, что складывается ощущение, будто писательнице доступен некий старинный заговор, открывающий перед ней саму суть вещей.

«Наполеонов обоз» — это сага о великой любви и великой разлуке. Состоит из трех книг, покупать которые стоит комплектом, ибо разорвать чтение не представляется возможным. Кстати, это тот самый случай, когда, возможно, стоит послушать аудиокнигу — и дело даже не только в экономии (каждая книга саги в «Республике» продается по 720 руб., а месяц прослушивания аудиокниг, например, в Storytel, обходится в 449 руб. плюс двухнедельный тест-драйв в качестве бонуса). Армию фанатов Рубиной ожидает удивительный сюрприз: произведение читает сама автор!

Она как раз размышляла – какое имя дать своей новенькой сероглазой дочурке. «Вы прослушали "Серенаду" Шуберта», – услышала мать, и мгновенно ее пронзила красота и ценность данной минуты. Подаренное радиоточкой раскатистое имя так шло младенцу, ее льняным кудряшкам, аккуратному личику и всей этой разнесчастной романтической мути… Серенада, Серенада… Серенадочка… повторяла мать, улыбаясь, упиваясь слезной своей сердечной мукой. Она всем мужикам покажет, моя Серенада! И Серенада показала. 

Сорок семь часов аудиального удовольствия можно распределить на все рождественские каникулы и слушать на пробежке, в метро, на прогулке с любимым французским бульдогом и, наконец, в уютном кресле под рюмочку-другую наполеоновского «Курвуазье» с печеночным паштетом. Либо, усилив волшебный голос Дины Ильиничны колонками, под запотевшую бутылочку водки и нехитрую закуску вроде соленого огурца и сваренной в кожуре картошки: стилистически многогранное произведение Рубиной выдерживает и исконно-русские жидкости, но только в разумных дозах.

«Город женщин», Элизабет Гилберт (16+) 

Читатели, высоко оценившие «Есть, молиться, любить», шесть лет ждали новую книгу писательницы. Интерес подогрел громкий каминг-аут Элизабет и история ее ухода от мужа к серьезно больной подруге, телеведущей.

«Город женщин» — бестселлер года по версии The New York Times — без сомнений, основан на эмоциях и тревогах последних лет. Книга получилась яркой и эмоциональной, хотя несколько напоминает киносценарий (писательница определенно рассчитывала на экранизацию нового романа: в изображении персонажей и их поступков есть некоторая схематичность, и подробный разбор характеров, видимо, отдан на откуп режиссеру будущего фильма). Рассказ ведется от лица женщины девяносто двух лет, раскрывающей в письме к семидесятилетней приятельнице историю своих взаимоотношений с отцом последней. Героиня подробно и откровенно останавливается на нелицеприятных, но ярких и отлично вписанных в исторический контекст фактах биографии. 

Никогда не покупайте дешевых, плохо пошитых перчаток, – наставляла нас Эдна. – Здесь не место для экономии. Когда соберетесь приобрести перчатки, спросите себя: будете ли вы скорбеть, забыв одну из них на заднем сиденье такси? Если нет, они вас недостойны. Покупайте только такие, которые невыносимо будет потерять.

Театральные подмостки Нью-Йорка 1940-х годов, сексуальная свобода, революция в мире моды на фоне психологического взросления и переоценки приоритетов главной героини — читать непременно под хорошую «Маргариту», тягучий «Лонг-Айленд» либо яркие шоты, согревая себя взрывным глоточком в ознаменование окончания каждой главы.

«Потерянные девушки Рима», Донато Карризи (16+) 

Итальянец Донато Карризи вполне может послужить мотивационной моделью для современного молодого поколения. Он изучал поведенческие отклонения на факультете криминалистики, пробовал писать юмористические рассказы, затем окунулся в детективные сюжеты и неожиданно осмелился самостоятельно режиссировать фильмы по собственным сценариям. Автора отличает жесткий стиль повествования, вдумчивое отношение к мелким деталям и склонность к многословным размышлениям на тему психологии.

Главные герои — Маркус, человек со стертой памятью (чует зло и замечает повсюду некие аномалии), и Сандра, фотограф-криминалист (недавно потеряла мужа-журналиста), — разыскивают девушку, похищенную серийным убийцей. Еще одним героем романа, вплетаясь в лихо закрученный сюжет, становится Рим.

Некоторая сухость повествования и технически несовершенная прорисовка персонажей выдают в авторе криминалиста, а не профессионального писателя. Да и удивительные совпадения, вещи, падающие правильным образом, чтобы дать подсказку и прочие подобные детали дают отличный повод для диванной критики. Однако в целом книга читается на одном дыхании, и размер ее вполне подходит для недельных каникул.

Ритуальные преступления входили в число аномалий, которыми они обычно занимались. Смесь гедонизма и секса. Дожидаясь, пока Клементе достанет для него из архива папку с делом Альтьери, Маркус решил немедля уяснить значение треугольного символа, для чего и отправился в единственное место, где мог найти ответ. 

Читать под согревающее и расслабляющее кьянти. Не стоит на ночь — все очень страшно и местами безнадежно. 

«Тобол», Алексей Иванов (16+) 

Алексей Иванов — один из самых мощных русских современных авторов, обладающий удивительным стилистическим почерком и способностью, словно хамелеон, врастать в разные исторические контексты. 

«Тобол» — роман-пеплум, состоящий из двух увесистых томов, повествует о «России молодой» времен Петра I. Царские реформы, поставившие на дыбы даже отдаленные уголки зарождающейся империи; новый воевода, старый архитектон, бухарский купец, раскольники, пленные шведы, жестокая расправа с недовольными «инородцами», степняки со своей правдой, не вписывающейся в общепринятые каноны, — роман невероятно многослойный, непредсказуемый, вызывающий тревожный зуд в мозжечке и желание съесть что-то запретное ближе к полуночи.

Они были воровками, блудницами, поджигательницами и убийцами. Их должны были сгноить в острогах, запороть, закопать живьем или повесить, но у России имелась Сибирь, и баб отправляли туда, за Каменный Пояс: пущай по бабской природе множат род человеческий, авось детьми искупят свои грехи. На них даже оковы не надевали — баба в оковах не дойдет. 

Начинать читать только в случае жуткой погоды и полного отсутствия каникулярных планов, поскольку оторваться невозможно. Осваивать дилогию под обжигающий облепиховый чай с капелькой сибирского бальзама, настоенного на хвойных маслах и кедровой живице.

  • Спецпроект