GEO - это про каждого из нас. Интервью с MGZAVREBI
Музыка и клубы

GEO — это про каждого из нас. Интервью с MGZAVREBI

20 ноября 2019
13 мин
GEO — это про каждого из нас. Интервью с MGZAVREBI

21 ноября в клубе 1930 Moscow Mgzavrebi выступят с единственным осенним концертом в Москве. Накануне концерта TimeOut пообщался с фротменом группы — Гиги Дедаламазишвили.

— Слоган нашего издания – про все лучшее в нашем городе. На днях состоится Ваш концерт, который будет действительно одним из лучших событий в нашем городе. Скажите, пожалуйста, какие песни прозвучат на концерте, чем будете удивлять и радовать поклонников Вашего творчества.
— Мы стараемся на концертах петь разные песни, но основная программа концерта будет из последнего альбома GEO. Это новый альбом и в нем много нового и для нас самих. Так что будут и сюрпризы, и старые известные песни.

— Вы составляете вперед свой песенный трек, перед концертом? Либо он формируется спонтанно, в ходе концерта?
— У нас есть Гуга, наш близкий друг, мы поем вместе с ним. Он как-то сказал: давайте я буду заниматься трек-листом. И это было ужасное решение (смеется). Три года у нас не было трек-листа. Потому что у нас было очень мало песен, мы пели все, что есть. А потом трек-листом у нас стал заниматься Гуга. А он всегда забывает, что нам нужно петь. Я всегда поворачиваюсь, он что-то говорит, и я пою практически наугад.
Позавчера играли в Калининграде. Я ему сказал: умоляю, запиши несколько вариантов, а потом мы выберем. Чтобы каждый раз заново это не делать. Конечно, он этого не сделал. И мы вышли без трек-листа. Сейчас уже должны сделать.

 Почему же не делаете так, чтобы уже все было четко?
— Если я привыкаю к чему-то, то я трепетно потом отношусь, даже к этому отелю, например. Мы останавливаемся здесь четыре года подряд. Я люблю этот отель. Предлагают лучшие – не имеет значения. Надо вот здесь. Гуга очень плохо делает свою работу в плане трек-листа, но это его дело. Даже в райдере ничего не меняю. Добавили печенье «Орео», когда увидели, что у других большой райдер. Мы задумались. У нас очень простой райдер. Добавили печенье (улыбается)

 Ваш альбом, в поддержку которого Вы сейчас выступаете с концертами по всей России, называется GEO. Почему Вы выбрали такое простое и такое емкое название?
— Я придумал, по-моему. Это с детства – география, геометрия. GEO – Земля. И как-то это все проходило мимо. Потому что я был молодым. А сейчас я чуть-чуть повзрослел и оглянулся вокруг, понял, что те вопросы, которые волновали моего деда, но не волновали меня в детстве, начали сейчас меня волновать.

Дед каждый день гулял с нами. У нас есть маленький лес – пара деревьев. В нашем районе в Тбилиси. И он говорил: Гиги, уйдем от этих машин. И я не понимал, каких машин. Очень хороший воздух. А сейчас, когда я вырос, я задумался и понял, что есть очень много проблем у нас в целом. И в целом у человечества проблема с детьми, с образованием. Проблема с экологией. Еще проблема общества и проблема, что общество хочет видеть тебя серым, наверное.
Вернее, как оно думает о тебе. Когда человек взрослеет? Когда не ты взрослеешь, а окружение делает так, чтобы ты взрослел. Уже на «вы» с тобой говорят. О, это уже неприлично. И ты задумаешься, что уже взрослый. В целом, я думаю, что самые серьезные поступки в жизни делают взрослые люди.
И это первый альбом, который и о нас в целом, как о тбилисских парнях, и о нашей планете в целом.

 У Вас запланирован очень большой тур по России, по городам. Скажите, есть ли какие-то особенное любимые города в Сибири, в Поволжье? Или где-то публика лучше? Были ли какие-то необычные случаи в путешествиях по России, по которым запомнился город?
— Нам всегда очень везло с публикой, даже если на концерт приходило не так много людей, мы чувствовали их искренность, поддержку, как будто это наши двоюродные братья.

 Слушатели отдают энергетику. Вы отдаете – и вам навстречу.
— Не всегда. Даже мы вышли – и первый шаг делают люди. Нам очень сильно повезло. Я думаю, что человек не должен выходить от себя, а не от публики. Если человек пришел и купил билет – он свой шаг уже сделал. Остальное – уже ты должен сделать так, чтобы этому человеку понравилось. Жаловаться на публику нельзя.

 А город? Какой город больше всего запомнился ?
— Нижний Новгород очень нравится, Волга, улица Рождественская. Еще Казань мне очень нравится. Очень красивый город.

— Вам удается посещать достопримечательности, когда вы бываете в городах?
— В каких-то городах – да. В каких-то – нет. Например, в Казани у нас было очень много концертов, которые проходят в центре города, вот центральную часть и знаем.

— Есть отдача не только от публики, но и от мест, где вы бываете? Любое новое место, как и любое путешествие, расширяет кругозор, дает больше эмоций, которые вы выливаете в творчество.

— Сто процентов. Наверное, поэтому и появилось GEO. Раньше, когда мы выступали только в Грузии, я видел только грузин и эту среду. О другом я не мог писать. Я никогда не был сторонником того, чтобы петь о том, чего ты не знаешь. Я никогда не смогу спеть блюз, потому что ты должен родиться на Миссисипи. Мы ездим по городам, встречаемся с новыми людьми, разговариваем, общаемся и понимаем, что вот так устроен мир. И понимаем, что в целом мы все очень похожи. Это про этот альбом.

Каждая ваша песня – это яркая эмоция. Эмоция любви, интереса к жизни, рассказа о переживании. Когда поется песня «Прорвемся», весь зал поет искренне сильно и ярко. Скажите, а кто придумывает слова и музыку к песне. Как рождается песня?

— Автор – я.

У вас четкое разделение обязанностей.
—Да. Так получается, что я в первую очередь делаю музыку. Для меня музыка важна. А поэзия для меня – это просто очень сложно. Отдельно написать стих… Я написал один стих, показал друзьям и больше никогда не буду писать. Ужасно. Этот стих был о любви, я был на первом или втором курсе. У меня не хватало рифмы.

В последние годы стихи делаем я и Миша. Миша у нас играет на перкуссии. Он целых девять лет молчал, ничего не говорил. А я мучился со всеми, кто держал перо. Были какие-то амбиции, я их приглашал домой, создавал все условия, чтобы вместе сочинить текст. Я просто знал, о чем должна быть песня. А уже конкретные слова… Я создавал все условия, лишь бы песня написалась… И так продолжалось долго. И Миша смотрел на это девять лет. Сидел с нами и слушал. И как-то мы писали очередную песню с моим другом и не получилось.
Утром приходит сообщение от Миши. И там стихи. Я даже не обратил внимание. Через два дня он приходит: я тебе отправил, ты не посмотрел. Я говорю: нет, а что? Я там тебе кое-что отправил. И я посмотрел — это было то, что нужно. Так что сейчас нам никто не нужен. Мы делаем все сами.

— «Прорвемся» — это подарок судьбы. Нико Гомелаури написал стих в 1997 году. Очень талантливый человек, актер, который играл в грузинском театре, играл в Русском театре им. Грибоедова в Тбилиси, писал стихи на грузинском, на русском. Мы очень любили его спектакли. Мы с Мишей были раз сто пятьдесят, наверное. Я был 22 раза, Миша — тридцать. Обожали его спектакли. Потом в конце его жизни, мы знали, что он болен, и он ушел в день своей премьеры. Даже за месяц до его смерти мы хотели записать дуэт. Мы не были знакомы.
Но для сборной Грузии по регби хотели записать. Он написал стих, сказал, чтобы спели вы. Мы должны были спеть. И вот так произошло. Этот человек оставил такое – бодрость. Ему было 39 лет. И потом мне было сложно. Я вспомнил этот стих. И за полчаса родилась музыка. Там главное — не музыка, главное — текст.

 Песня уникальная. Каждый примеряет ее на себя. И каждому есть что сказать в этой жизни. Какие ваши планы на будущее, есть ли желание выступить в коллаборации с каким-то артистом или группой? — Я стеснительный человек. Если я с человеком не знаком, если я знаком — тоже не скажу. Потом я могу, потом я орел. А до этого – нет. Я стесняюсь. Но я всегда готов. Я вообще люблю всякие коллаборации, разные жанры. И сейчас это очень актуально. Потому что я лично понял, что это новая интересная ниша.

— Ваша музыка, если в соединении, кому она была бы близка?
— Больше рэп, чем джаз, наверное. Я вдохновляюсь рэпом последние годы. Потому что я понял, что там очень серьезная работа. Особенно рифма. Смысловая нагрузка — отдельно. Я свою смысловую нагрузку в основном из книг стараюсь взять. Кстати, рэп за социальные вопросы, очень интересно. Когда мне включили песню, я не то, что начал танцевать, я просто думал, что это песня, чтобы расслабиться. Оказывается, что они сделали в два раза медленнее бит, чтобы поскакать еще в два раза быстрее. Это гениально. Когда я увидел, как скачет с этой песней молодежь…Так что я больше за рэп. И за рок тоже. Просто в последние годы, к сожалению, уже новые группы как-то не появляются. Может быть, уже немодны парни с гитарами.

— А как Вы относитесь к новомодным сетам популярных диджеев?
— Искусство ди-джея для меня темный лес. Я даже не знаю, как они это все делают. Думаю, что они талантливые ребята. Человек приходит на концерт и течение восьми часов просто смотрит на него. И ему достаточно. Раньше так не было. Важно было для зрителя, чтобы видеть, как артист играет. Выходит, играет, поет.

— Но живой голос всегда ценится.
— Сто процентов. Потому что живем намного удобнее. Единственный раз в Грузии на Новый год был концерт-сборник, одна песня была у нас. Это единственный раз, когда мы согласились. Живого звука нет. Сказали: или так, или так. Ну, попробуем. Встретили Новый год и выходим на сцену. Мы еще не вышли, а музыка уже включилась.

— На каком языке больше нравится петь?
— Мне нравится петь песню на том языке, на котором ее сочинили

— Это тоже часть вашего мироощущения от альбома GEO. Не важно, в какой ты стране, не важно, кто ты, какой у тебя язык.
— Вообще не важно в целом. Я так думаю. В детстве всех учат, что это твой язык, он самый лучший. Я думаю, что мы все лучшие. Я был в Италии, там люди счастливы и довольны тем, что они просто итальянцы. Может быть, это мне так кажется. И они думают, что они уже свое дело сделали, потому что они уже родились в Италии. Самая красивая страна, самая богатая история. Французы думают то же самое.

Как правило, на концертах поклонники всегда дарят какие-то памятные сувениры и подарки своей любимой группе. А у вас был какой-то приятный сюрприз, подарок, который вы получали от своих поклонников?
— Много было. Для моих детей, они так радуются. Был хороший случай. Мы играли в Питере год назад. Я не виделся с семьей около месяца. На концерте я что-то начал говорить про свою дочь. Сын тогда еще не родился. И из зала кричат: у меня есть подарок от Лизы. И оказывается, что за день до концерта этот человек встретился с моей женой, и она передала подарок от моей дочки. Я открыл, там ее фотографии. И я расплакался.
И первый подарок, который мне подарили в 2006 году. Мы выступали на концерте наших друзей, которые были тогда очень популярны. Нас никто не знал. У них была маленькая программа. Мы должны были спеть две песни. Весь Тбилиси был там. Вся молодежь. Мы вышли и спели первую песню. Все ждут группу. Потом вторую песню. После концерта я так стою, уже думаю: зачем, куда я влез? Что я тут делаю? И подошла девушка, ей было лет тринадцать. На ней были бусы. И она отдала их мне. Это было очень памятно.

— У вас очень плотный гастрольный график. Когда заканчиваются сложные туры, где вам нравится больше отдыхать и какие ваши самые любимые места отдыха, в которых хочется и отдыхать и черпать вдохновение?
— Мой район, где я родился и вырос, живу. Я обожаю этот район – Дигомский массив. Там просто все связано с моими дедушкой, бабушкой, с семьей. Никуда не хочу уезжать из этого района. Там еще самые вкусные рестораны в городе.

— Там вы восстанавливаете силы?
— Только там. Тбилиси для меня родной город, где я многих знаю, чувствую себя свободно и хорошо, когда гуляю с семьей.

 В Москве часто бываете?
— Нет. Смотря сколько концертов.

Два-три раза в год?
— Может быть, чуть больше. Вот сейчас четыре месяца не был. Иногда, если есть концерты или съемки, приезжаем.

— А сам город Вам нравится? Есть какие-то любимые места здесь?
— Этот отель, очень хорошие люди. Новый Арбат. Раньше мы всегда останавливались в квартирах по четыре человека на Новом Арбате. Мы были шумные. Мы знакомы со всеми соседями были. Изначально у нас были разногласия, но потом подружились. Помню первое ощущение, когда я вышел, вот такой Арбат. И куда? А потом освоился. «Дом книги» — мой любимый книжный магазин. Там очень хороший парень делает шаурму. В подземке пели в основном Цоя, очень хорошие ребята. Это атмосфера. Мы там жили года два, потом уже переехали сюда.

— Что бы вы пожелали читателям нашего издания?
— Хочу пожелать больше свободного времени. Это очень важно. Вы избалованы возможностями города в культурном плане. Ходите в театры, на выставки, общайтесь.
Общение через смартфон – это вообще не то, потому что не видишь глаза человека. Когда смотришь человеку в глаза, передается информация в тысячи раз быстрее. Ты его чувствуешь. Надо много общаться вживую. Когда мой отец приезжает, мы гуляем, общаемся, проводим время везде вместе. Это лучшие дни.

  • Спецпроект